ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Шесть столпов самооценки
Успокой меня
Как избавиться от демона
Венец многобрачия
Цель. Процесс непрерывного совершенствования
Интимная гимнастика для женщин
Физика на ладони. Об устройстве Вселенной – просто и понятно
Тропинка к Млечному пути
Первые сполохи войны
A
A

Долго думать о Тине я не могла. Нужно было следить за тем, как развивалось действие. Эсмеральда была занята во многих сценах. Это на самом деле была большая роль.

Когда читка пьесы закончилась, мы захлопали в ладоши и одобрительно загудели.

– А теперь отправляйтесь по домам, – распорядилась мисс Уокер. – Начинайте учить свои роли. Завтра встретимся снова.

Но как только я вместе с остальными направилась к двери, я почувствовала, что кто-то тянет меня назад. Я оглянулась и увидела, что Зик манит меня за толстую бетонную колонку.

– Что ты делаешь, Зик? – строго сказала я.

– Ш-ш-ш-ш. – Он приложил палец к губам. Глаза у Зика блестели от возбуждения. – Пусть все уйдут, – прошептал он.

Я выглянула из-за колонны. Мисс Уокер погасила свет. Потом она собрала свои бумаги и вышла из зрительного зала.

– Зачем мы здесь прячемся? – нетерпеливо прошептала я.

Зик ухмыльнулся.

– Давай попробуем, как действует люк.

– Ты в своем уме?

– Мы только разок. Быстрее! Пока здесь никого нет.

Я обвела взглядом зрительный зал. Темно и пусто.

– Да не трусь ты, – подбадривал Зик, увлекая меня к сцене. – Давай попробуем, хорошо? Ничего не случится.

– Ладно, – согласилась я.

Зик прав. Что может случиться?

6

Мы с Зиком залезли на сцену. Было еще темнее, чем раньше. И холоднее.

Наши кроссовки глухо стучали по полу. Казалось, каждый звук разносится по всему зрительному залу.

– Этот люк такой классный! – воскликнул Зик. – Жаль, что тебе не придется пользоваться им в спектакле.

Я легонько толкнула его и раскрыла рот, чтобы ответить. Но неожиданно почувствовала, что в горле запершило. Должно быть, это от пыльного занавеса у меня разыгралась аллергия.

У меня самая паршивая аллергия в мире. У меня аллергия прямо-таки на все. Перечислять замучишься. На пыль, на цветочную пыльцу, на кошек, на собак, даже на некоторые свитера.

Когда у меня приступ аллергии, я могу чихать по тринадцать или четырнадцать раз подряд. Мой абсолютный рекорд – семнадцать раз.

Зику нравится считать, сколько раз я чихнула. Он думает, что это очень смешно. Он стучит ногой по полу и орет: «Семь! Восемь! Девять!»

Ха-ха. После того как чихнешь десять раз подряд, не до шуток. Обычно после этого я похожа на жалкую размазню в запотевших очках.

Мы на цыпочках подошли к люку.

– Осмотри пол вокруг, – сказал Зик. – Найди кнопку, которая приводит его в действие.

Зик встал на крышку люка, а я в темноте искала кнопку. Я отчаянно пыталась сдержать кашель, но это было непросто. Наконец я разглядела маленькую кнопку на полу сцены.

– Эй, я нашла его! – на радостях закричала я. Зик с опаской глянул в зрительный зал.

– Да тише ты! Кто-нибудь услышит.

– Прости, – прошептала я. Но тут я поняла, что не могу больше сдерживаться. Глаза слезились как сумасшедшие, и я просто должна была чихнуть.

Я вытащила из кармана бумажные салфетки и поднесла весь комок к носу. И принялась чихать. Я старалась чихать как можно тише.

– Четыре! Пять! – считал Зик.

Хорошо хоть, что я не побила своего рекорда. Я чихнула только семь раз. Я вытерла нос и запихнула грязные салфетки в карман. Это было некрасиво, но мне некуда было их выбросить.

– Ладно, Зик, поехали! – сказала я.

Я нажала ногой на кнопку и прыгнула на крышку люка. Мы стояли с Зиком плечо к плечу.

Раздался лязгающий звук. Затем скрежет. Потом скрип.

Квадратная площадка в полу поползла вниз. Зик схватил меня за руку.

– Эй, эта штука шатается!

– Не боишься? – спросила я с вызовом.

– Вот еще!

Скрежет и скрип становились все громче. Мы ехали вниз, и площадка под нами ходила ходуном. Ниже, еще ниже. Наконец сцена исчезла, и нас окружила кромешная темнота.

Я надеялась, что крышка люка остановится прямо под сценой. Там, где она остановилась с мисс Уокер.

Но не тут-то было – она продолжала опускаться.

И по мере того как крышка скользила все ниже и ниже, она набирала скорость.

– Что происходит? – закричал Зик, хватая меня за руку выше локтя.

– Как глубоко спустится эта штука? – спросила я.

Вдруг крышка с глухим стуком шмякнулась о землю! Мы с Зиком громко ойкнули. Нас обоих сбросило с крышки. Я быстро встала на ноги.

– Ты в порядке?

– Думаю, что да. – По его голосу я сразу определила, что Зик испугался.

Кажется, мы были в длинном черном туннеле.

Темнота. И полная тишина.

Не хочется признаваться, но я тоже чувствовала себя почти как Зик.

Внезапно тишину нарушил тихий хрип.

Я почувствовала, как от страха перехватило горло. Что это за звук? Что это было?

Звук повторился еще и еще. Через равные промежутки времени.

Как дыхание.

Сердце в груди заколотилось. Ну конечно! Дыхание!

Хриплое дыхание неизвестного существа. Так близко от меня.

Совсем рядом.

Зик!

– Зик, почему ты так дышишь? – У меня отлегло от сердца.

– Как дышу? – прошептал он.

– Все, проехали, – пробормотала я.

Зик дышал так от страха. Мы оба были напуганы. Но мы бы ни за что не признались в этом друг другу.

Мы с Зиком задрали головы кверху. Далеко-далеко виднелся маленький квадратик света. Казалось, что он был от нас на расстоянии многих миль.

– Где мы? Как ты думаешь? – спросил Зик.

– Примерно в миле от сцены. – Я чувствовала, что меня пробирает озноб.

– Кончай шутить, Шерлок.

– Скажи, если ты такой умный! – огрызнулась я.

– Мне кажется, мы не в подвале. – Зик подумал и добавил: – Думаю, мы намного глубже подвала.

– Похоже на туннель или что-то вроде этого, – сказала я, пытаясь сдержать дрожь в голосе. – Пойдем на разведку?

Он долго не отвечал. Потом буркнул:

– Слишком темно, чтобы разведывать.

Я не то чтобы хотела идти. Я просто притворялась, что храбрая. Обычно мне нравилось, когда мурашки бегут по коже. Но здесь, внизу, их было слишком много даже для меня.

– Давай придем сюда с фонарями, – тихо предложил Зик.

– Да, с фонарями, – машинально повторила я. Я вообще не собиралась возвращаться назад.

От волнения я теребила резинку для волос на своем запястье и с опаской вглядывалась в темноту. Что-то тревожило меня. Что-то необъяснимое.

– Зик, почему люк опустился так глубоко?

– Не знаю. Может быть, для того, чтобы призрак мог быстрее вернуться домой после прогулки по зрительному залу, – пошутил Зик.

Я шлепнула его по руке.

– Не говори о призраке, хорошо?

«Если призрак действительно существует, – сказала я себе, – то здесь ему самое место».

– Пошли отсюда! – сказал Зик, вглядываясь в квадратик света высоко над нашими головами. – А то я опоздаю на обед.

– Пошли! – Я сложила руки на груди. – Только один вопрос, мистер Всезнайка.

– Какой вопрос? – спросил Зик неуверенно.

– Как мы вылезем наверх?

Мы с Зиком надолго задумались. Ни слова не говоря, Зик встал на колени и принялся шарить по крышке люка.

– Здесь должна быть кнопка, которую нужно нажать, – сказал он.

– Нет, кнопка осталась там. – Я помахала вытянутой вверх рукой.

– Должен же здесь быть хоть какой-то выключатель или рычаг! – закричал Зик визгливо.

– Где? Где он может быть? – Мой голос также звучал жалобно и испуганно.

Мы с Зиком принялись искать в темноте. Искать хоть что-нибудь, что можно было нажать, или потянуть на себя, или повернуть. Что-нибудь такое, что заставило бы маленькую площадку снова подняться наверх и доставить нас назад в зрительный зал.

Но после нескольких минут безнадежных поисков я сдалась.

– Мы оказались в ловушке, Зик. Мы в ловушке.

4
{"b":"25644","o":1}