ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Впрочем, далеко я не убежал.

Не успел я сделать и трех шагов, как кошка снова схватила меня. На этот раз ее острые зубы сомкнулись у меня на плече.

Меня резко подбросило вверх. Голова опять закружилась, но я все же заметил Мариссу. Она падала вниз. Я услышал, как она вскрикнула, ударившись о землю. С ней повторилась та же история: стоило ей встать на ноги, как вторая зверюга вцепилась в нее зубами и подняла в воздух.

Вверх… и снова вниз. Я опять со всего размаху ударился о землю. На этот раз шлепнулся на пузо. Казалось, из легких вышел весь воздух. Тяжело дыша, я поднялся на четвереньки. Кошка тут же сцапала меня и принялась качать из стороны в сторону над самым ручьем.

Я заметил, что и Марисса висит над водой, беспомощная в кошачьей пасти.

А потом нас опять уронили на землю. – Ой!

Пока я приходил в себя от удара, кошка вновь подхватила меня зубами и взметнула над землей.

– Что они делают? – верещала Марисса. – Что они делают?

– Я знаю, что они делают! – выкрикнул я в ответ, холодея от ужаса. – Они делают то, что любая нормальная кошка делает с мышью. Они с нами играют. Прежде чем съесть!

24

– А-а-а-а!

У меня все внутри оборвалось, когда меня слишком резко подбросило вверх. Кошка ударила меня лапой, и меня закрутило волчком. Я зажмурил глаза, стараясь унять головокружение.

– Они что… они нас съедят? – завопила Марисса.

– Наверное, мы для них как мыши! – отозвался я.

И тут меня осенило.

В эту минуту кошка подбросила меня в воздух. Я почувствовал, что лечу. И далеко я так улечу, интересно? Но не успел я об этом подумать, а кошка уже поймала меня своими громадными лапами. Она так сильно меня сдавила, что я испугался, что меня расплющит, как блин.

Мне было нечем дышать.

Но в голове уже копошилась дельная мысль, которая вселяла надежду.

«Хватило бы только времени! – думал я. – Только бы успеть до того, как зверюга проглотит меня!»

Кошка снова подбросила меня в воздух, словно мячик, и поймала зубами. Хорошо еще, что схватила за свитер. Иначе точно перекусила бы меня пополам. Хотя зубы все же немного царапнули меня по спине. Боль была жуткая.

Я отчаянно задергался, пытаясь забросить руку за спину, чтобы добраться до рюкзака.

Если мне удастся его открыть, может быть, я смогу дотянуться до механических мышек, которыми я набил рюкзак. И может быть, у меня получится включить несколько штук. И может быть, мыши отвлекут кошек. И тогда, может быть, нам с Мариссой удастся спастись.

Может быть… Может быть… Может быть…

Слишком уж много этих «может быть».

Но нужно хоть что-нибудь делать. Иначе через пару минут нас с Мариссой сожрут.

Кошка лизнула меня в шею. Я завопил от боли. Язык у нее был шершавый, как наждачная бумага. Горячее дыхание зверюги обожгло ободранную шею.

В конце концов мне все-таки повезло: я ухватился за рюкзак и начал дергать его, чтобы передвинуть со спины на грудь.

Но тут кошка раскрыла пасть. Шершавый язык подтолкнул меня в спину, я зажмурился…

И открыл глаза только тогда, когда плюхнулся в мокрую грязь у самого берега. Я приземлился на четвереньки. Было ужасно больно. Так больно, что я едва не лишился чувств.

Но я знал, что должен держаться.

Иначе нам с Мариссой придет конец.

Кошка склонилась надо мной и угрожающе зашипела. Ее желтые глазищи горели голодным огнем.

Не обращая внимания на боль, я сдернул рюкзак со спины и прижал его обеими руками к животу.

– Кис-кис-кис, – выдавил я дрожащим голосом. – Хорошая киса, хорошая. Сейчас мы тебе мышку дадим. Будешь с ней играть.

Похоже, со страху я нес уже полную чушь. У меня так дрожали руки, что я никак не мог расстегнуть молнию.

– А-а-а-а-а! – в отчаянии завопил я, когда здоровенная кошка вновь подцепила меня зубами.

Я хотел позвать Мариссу. Крикнуть ей, чтобы она держалась. Что у меня есть план.

Но меня так резко подбросило вверх, что я задохнулся и не смог выдавить из себя ни слова. Правой рукой я мертвой хваткой вцепился в рюкзак, а левой пробовал расстегнуть молнию.

«Ну пожалуйста, открывайся, – мысленно умолял я. – Пожалуйста. Мне надо достать мышей. Надо включить их. Хотя бы одну…»

– Наш единственный шанс, – бормотал я вслух, сражаясь с неподатливой молнией. – Наш единственный шанс…

Меня вновь обдало горячим дыханием. Сухой, шершавый язык прошелся по моей шее. Молния наконец поддалась.

– Ура! – радостно воскликнул я. – Получилось!

Я запустил руку в рюкзак и нащупал мышей.

Вот они!

Я уже собирался достать одну… она была уже у меня в руке…

Но тут кошка запрокинула голову и подбросила меня высоко в воздух.

– Не-е-е-ет! – взвыл я от горя.

Рюкзак выскользнул у меня из рук.

– Не-е-е-ет!

Я потянулся за ним. Я еще надеялся, что успею его подхватить. Но я промахнулся. Я дернул ногой: а вдруг он зацепился за ногу!

Не получилось.

Я в отчаянии наблюдал за тем, как рюкзак летит вниз.

Он ударился о землю и подскочил. Раз, другой…

Еще немного, и рюкзак свалился бы в ручей, но у самой воды остановился.

Кошка поймала меня зубами. Я почувствовал, как они впиваются мне в руку.

Как же больно!

А потом зубы разжались, и я начал скользить. Вниз по шершавому языку. Прямо в кошачью глотку.

– Прости, Марисса, – прошептал я обреченно. – Кажется, это конец.

25

Я скользил по шершавому языку, лежа на пузе и выставив обе руки вперед. Я уже мало что соображал, но все же каким-то чудом мне удалось схватиться за два верхних клыка.

Они были влажными, липкими и противно теплыми.

Я рывком подтянулся на руках и сумел задержаться. Перебирая ногами по кошачьему языку, я чуть-чуть поднялся наверх. Потом я сделал еще рывок и высунул голову наружу. Только бы кошке не вздумалось закрыть пасть!

Я огляделся, ища глазами Мариссу.

Но ее нигде не было видно.

Неужели ее уже съели?!

Язык у меня под ногами ходил ходуном. Кошка пыталась протолкнуть меня к себе в пасть.

Но я мертвой хваткой вцепился ей в зубы.

Далеко внизу я видел землю. Она раскачивалась. То есть, конечно, это не земля раскачивалась, а кошка сердито трясла головой. Но я все же сумел разглядеть, как из моего рюкзака выползают мыши. Немного. Три или четыре штуки.

Должно быть, они включились, когда рюкзак ударился о землю.

Заметят ли кошки мышей? А если даже и заметят, то будут ли им интересны такие малявки?

Зверюга злобно щелкнула зубами. Я вскрикнул от боли и разжал пальцы. Язык подо мной вновь задвигался.

Я опять скользил вниз – прямо в кошачью глотку.

Кошка захлопнула пасть, и я оказался в кромешной тьме. Меня обдало жаром. Дышать было нечем.

Откуда-то снизу доносилось глухое урчание.

Это урчало у кошки в желудке.

– Не-ет! – завопил я. – Нет, нет, нет!

Наверное, я кричал очень громко. Вот только в тесном и жарком пространстве кошачьей пасти мой голос звучал совсем глухо, как будто сквозь вату.

А потом кошка с какого-то перепугу открыла пасть. Я даже зажмурился на секунду, потому что меня ослепил солнечный свет.

Язык приподнялся и подтолкнул меня назад.

Мимо острых зубов. Наружу.

Я с облегчением вдохнул свежий, прохладный воздух.

А потом меня выбросило из кошачьей пасти.

Я приземлился на спину. Рядом с Мариссой. Она изумленно вскрикнула и уставилась на меня совершенно круглыми глазами. Ее рыжие волосы растрепались и слиплись от кошачьей слюны.

Мы с трудом поднялись на ноги.

И тут две громадные черные кошки плотоядно зашипели и набросились…

На заводную мышь.

Вдвоем – на одну маленькую мышку.

И тут же затеяли драку, отбирая друг у друга добычу.

– Марисса, бежим! – выдавил я.

Но Марисса застыла на месте, во все глаза таращась на огромных зверюг, которые, вцепившись друг в друга, катались по земле, отчаянно царапались и шипели.

13
{"b":"25646","o":1}