ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 14

Когда Хани ушла наконец домой, Бека никак не могла уснуть. С каким трудом она заставила себя съесть бутерброд с маслом и выпить чашечку чая! Потом она включила телевизор и незаметно задремала.

Дребезжащий звон телефона вывел девушку из неприятных сновидений. Голова раскалывалась, болело все тело. Снимая трубку, она посмотрела на часы у кровати: 10.33.

Кто же еще мог позвонить в такое время?

– Алло, Бека, это опять я, Хани.

– Хани, я уже сплю, – Бека со стоном приподнялась на подушке.

– О, прости. Я просто хотела позвонить еще раз.

Она уже звонила дважды за этот вечер.

– Думаю, мне немного лучше, – прошептала Бека. – Но я не знаю, пойду ли я завтра в школу или нет.

– Я не говорила об этом! – начала Хани дрожащим голосом. – Я не могу вынести мысли о том, что ты думаешь, что я говорила все эти ужасные вещи о тебе в школе.

– Хани, мы уже закончили эту тему, – сказала Бека, тяжело вздохнув. Пристроив телефонную трубку на плечо, она потянулась к тумбочке у кровати, чтобы достать стакан с соком.

– Я знаю. Прости меня, – ответила Хани. – Но я должна убедиться, веришь ли ты мне. Ты должна мне верить, Бека. Должна. Я никому не рассказывала в школе про твой нервный срыв! Это глупо. Скажи, зачем мне это делать?

– Ладно, Хани, хватит, – постаралась закончить неприятный разговор Бека, но Хани явно настаивала на его продолжении.

– Я никогда не говорила такого! – заводилась Хани. – Правда! Это Триш все придумала. Я никогда не говорила ни ей, ни кому-нибудь другому, что у тебя нервный срыв! Триш – лгунья, Бека… Ты должна верить мне!

Голова Беки была тяжелой, как чугунный котел. Она снова упала на подушку и закрыла глаза.

– Хани, я больна. И в самом деле хочу спать. Пожалуйста…

– Только скажи, ты веришь мне? – настаивала Хани.

Бека сделала глубокий вдох:

– Хорошо, я поверю тебе.

Надо же как-то избавиться от нее!

– О, спасибо! – с благодарностью закричала Хани. – Спасибо, Бека! Я знала, что ты не поверишь в такую глупую историю. Сегодня наша встреча прошла неудачно. Наверное, тебе не понравилась моя прическа и…

– Я так не сказала, – простонала Бека, – Это был шок. Вот и все. Я не ожидала…

– Ты хочешь сказать, она тебе понравилась? – спросила Хани.

– Да, ты выглядишь потрясающе, – сказала Бека.

– Но тебе она правда понравилась? – не унималась Хани.

– Да. Чудесно, – солгала Бека. – Послушай, Хани, я действительно паршиво себя чувствую. Я пойду спать, хорошо?

– Конечно. Теперь мне все ясно. Я больше не буду тебя беспокоить, но помни, Бека, я всегда рядом, позови, если понадоблюсь. Я позвоню тебе завтра утром. Надеюсь, ты будешь чувствовать себя достаточно хорошо, чтобы пойти в школу. Завтра последний день, ты ведь знаешь?

– Да, знаю, – сказала Бека. – Спокойной ночи. – Она повесила трубку, не дожидаясь ответа.

«Хани доводит меня до безумия», – подумала Бека.

Безумие.

Она крепко обняла подушку обеими руками.

– Что мне с ней делать?

Бека изо всех сил сжала подушку, словно в ней концентрировалась вся ее жизненная сила.

– Что мне делать?

Бека набрала номер кода, открыла дверь своего шкафчика и встала на цыпочки, чтобы достать с верхней полки общую тетрадь.

– Ой! – У Беки закружилась голова, когда она посмотрела вверх.

Она чувствовала себя слабой. По правде говоря, ей нужно было остаться в постели еще хотя бы на один день. Но Беке совершенно не хотелось пропускать последний учебный день перед рождественскими каникулами.

– О, Бека, ты здесь?

Услышав удивленный крик за спиной, Бека обернулась.

– Привет, Кари, – сказала она, положив рюкзак на колено и пытаясь запихнуть в него тетрадь.

Это была ее подруга Кари Тейлор, невысокая миловидная девушка с ярко-голубыми глазами и прямыми светлыми волосами, собранными в короткий конский хвост на одну сторону. Шкафчик Кари был рядом.

– Не думала, что ты придешь сегодня в школу, Бека, – неуверенно проговорила Кари, пристально разглядывая девушку. – Я имею в виду, я слышала…

– У меня была простуда или что-то в этом роде, – нахмурившись, сказала Бека. Учебник по математике выскользнул из рук и упал на пол.

– Сегодня мне уже лучше.

Кари вспыхнула.

– Я очень рада, – сказала она. – Я имею в виду не то, что ты болела. Просто… просто я слышала, что ты серьезно больна.

– Кто это сказал? – резко спросила Бека, наклоняясь, чтобы поднять с пола свой учебник. Голова закружилась снова.

Кари пожала плечами:

– Ребята болтают, что у тебя был нервный срыв, – она понизила голос до шепота.

Бека покачала головой.

– Нет, со мной все в порядке, правда.

– Глупая сплетня, наверное, – озадаченно сказала Кари. – Интересно, кто распускает такие слухи?

– Я знаю кто! – сказала Бека с горечью. Она застегнула молнию на рюкзаке. Прозвенел первый звонок.

Ряд одинаковых шкафчиков-сейфов тянулся во всю длину холла. Щелкали кодовые замки. Смеясь и оживленно болтая, ребята расходились по классам. Бека захлопнула свой шкафчик и пошла вниз по коридору вместе с Кари.

«Ну и лгунья же эта Хани! – думала Бека, чувствуя, как в ней закипает гнев. – Хани действительно всем рассказала, что у меня был срыв!»

Она увидела группу ребят, ожидающих открытия библиотеки. Все они, как по команде, удивленно уставились на нее. Наверное, тоже слышали эту сплетню.

– Чем собираешься заниматься на каникулах? – обратилась Бека к Кари, стараясь выкинуть Хани из головы.

– Рева Делби пригласила меня покататься на лыжах вместе с ней и ее отцом, – ответила, улыбаясь, Кари. – Они собираются уехать почти на все Рождество. Жду не дождусь, когда мы поедем. Я никогда не была в Аспене. Там должно быть жутко здорово в Рождество!

Девушки остановились перед дверью класса, где училась Кари.

– А ты что делаешь на каникулах?

– Ничего особенного, – сказала Бека. – Мы, как всегда, дома. Нужно посетить миллион родственников. А знаешь, Триш устраивает грандиозную вечеринку в субботу.

Прозвенел второй звонок.

– Да. Жаль, что придется пропустить ее. Желаю вам хорошо повеселиться! – Кари поспешила в класс.

24
{"b":"25647","o":1}