ЛитМир - Электронная Библиотека

– Миссис Норвуд! – взвизгнула Хани. Она вскочила со стула и бросилась обнимать маму Беки.

Миссис Норвуд удивленно посмотрела на свою дочь.

– Как хорошо увидеть вас снова! Вы чудесно выглядите! – закричала Хани.

– Спасибо, – озадаченно пробормотала мама Беки. – Ты тоже, дорогая…

– Мы теперь соседи, – вцепившись в запястье миссис Норвуд, продолжала Хани. – Удивительно, не правда ли?

– Да, думаю, это так… – неуверенно ответила мама Беки. – Это очень мило. – Мама извинилась и поспешно ретировалась из комнаты.

Хани снова повернулась к Беке.

– У тебя такая чудесная мама! Всегда опрятная, ухоженная.

– Да, она такая, – согласилась Бека.

Она видела, что мама тоже не узнала Хани. Беке стало легче, она больше не чувствовала себя такой виноватой.

Но все не так просто.

– Она постарела, – заявила Хани, перестав улыбаться. – Ей следует красить волосы.

– Мама всегда красит волосы, – возразила Бека. – Только в последнее время она была очень занята и…

– Мне тоже не мешало бы покраситься, – Лайла провела рукой по своим темно-русым волосам, собранным в конский хвост. – Такой неинтересный цвет. Но мама сказала, что убьет меня, если я сделаю что-нибудь со своими волосами.

– Твои волосы, по крайней мере, прямые, – посетовала Триш.

– Какая милая брошка! Что это такое? – игнорируя реплики Лайлы и Триш, Хани схватила брошь на туалетном столике Беки.

– Это попугай, – объяснила Бека, делая шаг в сторону Хани. – Ее подарил мне Билл… парень, с которым я раньше встречалась. Я очень люблю птиц.

– Ты всегда любила животных, – сказала Хани, поднимая брошь к глазам, чтобы лучше рассмотреть ее. – Помнишь, как мы однажды нашли раненую птицу? Ты принесла ее домой и постаралась вылечить. Помнишь, как горько мы плакали, когда птица умерла.

«Нет, – подумала Бека, – я не помню».

– Да, – сказала она вслух, – я это помню.

– Можно померить? – попросила Хани, прикладывая брошь к своему оранжевому свитеру. – Она из пластика?

– Нет, это эмаль, – сказала Бека.

– Ты всегда была стильной. – Хани вертелась перед зеркалом. – Знала все модные новинки. Всегда потрясающе выглядела. Мне очень нравится твоя стрижка. Как будто она придумана специально для тебя.

– Спасибо, – сказала Бека, украдкой взглянув на Триш, которая рассматривала пейзаж за окном.

Хани любовалась брошкой-попугаем, на ее лице играла довольная улыбка.

– Кажется, опять пойдет снег, – задумчиво сказала Триш. – Смотри, как потемнело.

– Не слишком радостный прогноз. – Лайла встала, потягиваясь. – Мы как раз сегодня собирались заехать к моему кузену. Дороги такие скользкие!

– Держу пари, что в этом году на Рождество будет снег, – сказала Триш.

– Мой свитер, я никогда его не закончу! – пожаловалась Бека.

– А если купить свитер в магазине и сказать, что его связала ты? – предложила Лайла.

– Он будет слишком хорошим, – сказала Бека.

– А ты купи плохой! – парировала Лайла.

Бека и Триш засмеялись.

Хани, казалось, не слышала их разговора. Она рассматривала плакаты над кроватью Беки.

– Мне очень нравится твоя комната, Бека. Она маленькая, но очень уютная. Здесь есть все необходимое. У тебя хороший вкус.

– Спасибо. – Бека почувствовала себя неловко.

– Мне бы очень хотелось иметь такую комнату… – задумчиво произнесла Хани. – Даже плакаты я бы оставила те же.

– Они мне уже надоели, – сказала Бека.

– В самом деле? А можно я тогда возьму их себе? – спросила она. – Конечно, если они тебе больше не нужны.

Бека не собиралась сейчас снимать плакаты, она сказала это для поддержания разговора. Но Хани пристально и требовательно смотрела на нее, ожидая ответа.

– Хорошо, я согласна, – Бека пожала плечами.

– Отлично! Тебе незачем снимать их прямо сейчас. Я еще не распаковала коробки в моей комнате, – сказала Хани. – Я возьму их в другой раз. Ведь мы собираемся видеться часто, не так ли?

Бека не ответила. Она сердито посмотрела на плакаты.

«На самом деле я совсем не собиралась снимать их. Просто я не смогла отказать Хани. Почему я согласилась отдать ей плакаты?»

Хани взглянула на часы на туалетном столике Беки.

– Ой, мне пора! – она была сильно взволнована. – Я так надеюсь, что мы опять станем лучшими подругами! – крикнула Хани на прощанье. – Как тогда, в детстве.

Она снова крепко обняла Беку и выбежала из комнаты.

Бека, Лайла и Триш молчали, прислушиваясь к тяжелым шагам Хани на лестнице. Когда хлопнула входная дверь, все трое заговорили одновременно.

– Что все это значит? – спросила Триш.

– Она, кажется, не заметила, что Триш и я тоже были в этой комнате! – воскликнула Лайла. – Ушла, не попрощавшись!

– Кто она? – Бека легла на ковер рядом с Лайлой. – Неужели я сошла с ума?

– Она твоя лучшая подруга, Бека, – усмехнулась Лайла. – Как ты могла забыть свою лучшую подругу?

Триш засмеялась, уткнувшись лицом в диванные подушки.

– А вы ее помните? – спросила Бека.

Лайла и Триш дружно закачали головами.

– Почему мы должны ее помнить? – сказала Триш. – Она – твоя самая-самая лучшая подруга!

Триш и Лайла снова покатились со смеху.

Бека не разделяла их веселья. Она отняла у Триш подушку и крепко прижала ее к груди.

– А что, если она права? Что, если мы на самом деле когда-то были лучшими подругами? Неужели я такое чудовище, что смогла забыть это?

– Прими это как факт. Ты – чудовище! – объявила Триш.

Они с Лайлой нашли шутку забавной и весело расхохотались.

Бека запустила в Триш подушкой. Она промахнулась, и подушка мягко отскочила от окна.

– Скорее всего нас ты тоже забудешь! – заявила Лайла.

– Кого, кого забудет? – веселилась Триш.

Последовал новый взрыв хохота.

– Хватит, – уговаривала подруг Бека. – Это серьезно! Хани была так счастлива видеть меня, вы сами в этом убедились. А я стояла как дура с открытым ртом и не знала, что делать.

– Я раньше никогда ее не видела, – сказала Триш. – Разве мы не учились вместе в четвертом классе? И нашей любимой учительницей была мисс Мартин?

– Да, – сказала Бека.

– Я тоже это помню, – подтвердила Лайла. – Кстати, что случилось с мисс Мартин?

7
{"b":"25647","o":1}