ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Роберт Лоуренс Стайн

Мой друг – невидимка

1

За обедом у меня было одно желание – исчезнуть.

Если бы я стал невидимкой, я бы улизнул из-за стола, не доедая этих стручков фасоли. И я мог бы пробраться к себе и дочитать книжку ужастиков.

Я размечтался. «Я, Сэмми Якобс, – мальчик-невидимка», – решил я и попытался представить, как бы я выглядел, если бы стал невидимым.

На прошлой неделе я смотрел фильм про невидимку. Его лица и тела не было видно, зато видно, как переваривается еда в его невидимом желудке.

Совершенно натуралистично! Мне понравилось.

Разглядывая свои стручки, я рисовал картину, как они перекатываются по моему пищеводу.

Как будто откуда-то издалека, до меня доносилось жужжание голосов моих родителей. Мои родители – ученые-исследователи. Они работают в лаборатории колледжа, колдуя со светом и лазером.

А когда приходят домой, то за обедом снова говорят о работе. И все обсуждают и обсуждают. А мы с моим десятилетним братом Симоном не можем вставить ни словечка.

Мы должны сидеть и слушать, как они говорят о «рефракции света» и «оптических аберрациях».

Я помешан на фантастике. Я люблю читать фантастику и комиксы. И обязательно смотрю все фильмы про пришельцев с других планет.

Но когда мои родители обсуждают свою работу, я чувствую себя как будто я сам инопланетянин. Потому что я не понимаю ни единого слова!

– Послушайте, мам, пап! – Я попытался включиться в разговор взрослых. – Угадайте, что случилось? У меня сегодня вырос хвост!

Но родители не слышали меня: они были слишком поглощены спором о чем-то, что они называли морфологией.

– На самом деле я отрастил два хвоста, – сказал я громче.

Но они не обращали на меня никакого внимания. Папа рисовал на салфетке какую-то диаграмму.

Мое терпение иссякло. Я пнул Симона ногой под столом. Просто чтобы что-то сделать.

– Ой! Сэмми, прекрати! – завопил он и лягнул меня в ответ.

Я снова пнул его.

Папа продолжал рисовать какие-то цифры на своей салфетке. Мама сбоку разглядывала его схему.

Симон опять лягнул меня в отместку. Чересчур сильно.

– А-а! – взвизгнул я, вскинул руки – и моя тарелка взлетела в воздух.

ПЛЮ-ЮХ! Прямо на колени.

Полная тарелка спагетти и все фасолевые стручки поползли по моим джинсам.

– Это все из-за Симона! – закричал я.

– Нет, ты первый начал! – запротестовал Симон.

Мама оторвала взгляд от чертежа. Что ж, по крайней мере мне удалось привлечь ее внимание. А может быть, Симону попадет. Его никогда ни за что не ругают: он у нас хороший.

Мама перевела взгляд с меня на Симона.

– Симон… – начала было она.

«Отлично, – подумал я, – теперь Симон за все ответит!»

– Помоги своему растяпе-брату почиститься, – сказала мама. Посмотрев на пол, она указала на гору спагетти и добавила: – И не забудьте убрать всю эту кучу. – После чего, взяв у папы карандаш, принялась писать какие-то цифры рядом с его.

Симон хотел мне помочь, но я оттолкнул его и все убрал сам.

«Ладно, хорошо, допустим, в этой истории со спагетти Симон не виноват. Но он всегда ни при чем. Всегда».

Почему?

Говорю вам: Симон у нас хороший. Он никогда не дотягивает до последней минуты с уроками. Ему никогда не надо напоминать, чтобы он кинул грязную одежду в корзину, или вынес мусор, или вытер ноги, когда заходит в дом.

Что это за ребенок?

Мутант – вот он кто, если кого-нибудь интересует мое мнение.

– Симон – мутант, – пробурчал я, вытирая салфеткой свои джинсы.

«Брат мой – мутант, – улыбнулся я: мне понравилось, как это звучит. – Получится неплохой фантастический фильм», – решил я.

Я выкинул бумажную салфетку в корзинку и вернулся к столу.

«Что ж, по крайней мере мне не придется больше есть фасоль», – подумал я, рассматривая свою пустую тарелку.

Как бы не так!

– Сэмми, передай свою тарелку: я положу тебе другую порцию. – Мама встала из-за стола, взяла мою тарелку и… поскользнулась на спагетти.

О-ох!

Я глядел, как, потеряв равновесие, она заскользила по кухне. Я засмеялся. Я ничего с собой не мог поделать: уж очень она выглядела забавно, скользя по полу.

– Кто это смеется? – Мама посмотрела на нас. – Это ты, Симон?

– Конечно, нет, – ответил Симон.

«Конечно, нет!» – любимые слова Симона.

«Симон, ты не хочешь посмотреть телевизор?» – «Конечно, нет». – «Поиграешь в футбол?» – «Конечно, нет». – «Хочешь анекдот?» – «Конечно, нет».

Симон никогда не засмеется над мамой.

Симон занимается только серьезными вещами.

Симон – Серьезный Мутант.

Мама посмотрела на меня и тяжело вздохнула. Она подошла к столу с моей тарелкой. Снова полной. Фасоли стало еще больше. Добился!

«Исчезни, исчезни», – уставился я на стручки и беззвучно приговаривал. На прошлой неделе я читал про мальчишку, который, хорошенько сосредоточившись, заставлял вещи исчезать.

Но у меня ничего не получалось.

– Жду не дождусь субботы, – сказал я, зарывая стручки под спагетти.

– Почему? – Симон был единственным, кто прореагировал на мое заявление.

– Собираюсь посмотреть «Дух школы», – сообщил я ему.

– Дух школы? – Папа оторвался от своих диаграмм, с интересом раскрыв глаза, – Дух школы – это замечательно! У кого есть школьный дух?

– Ни у кого, папа. «Дух школы» – это название нового фильма. Про привидение, которое обитает в старом пансионе, – объяснил я. – Я собираюсь посмотреть его в субботу.

Папа отложил карандаш.

– Лучше бы ты побольше интересовался настоящей наукой, Сэмми. По-моему, настоящая наука гораздо таинственней, чем вся эта фантастическая ерунда, которая тебя привлекает.

– Но, папа, привидения на самом деле существуют!

– Мы с папой – ученые, Сэмми, – сказала мама. – Мы не верим во всю эту ерунду с привидениями.

– Ну, значит, вы не правы, – заявил я. – Если привидения не существуют, то почему же на протяжении столетий о них слагали истории? Кроме того, этот фильм вовсе не фантастический бред, – сообщил я им. – Он о том, что произошло на самом деле. Были опрошены реальные дети. Дети поклялись, что видели в школе привидение.

Мама покачала головой. Папа усмехнулся:

– А ты чем занимаешься в школе, Симон? Не видал ли на днях каких-нибудь привидений?

– Конечно, нет, – ответил Симон. – Я начинаю работать над своим научным проектом на этой неделе. Его тема – «Как быстро мы растем». Я собираюсь полгода изучать себя, отмечая на графике рост каждой части своего тела.

– Замечательно, – сказала мама.

– Оригинально! – воскликнул папа. – Скажешь, если потребуется какая-нибудь помощь.

– Ой, братец, – пробормотал я, вытаращив глаза, – есть ли мне прощение? – Я отодвинулся от стола. – Роксанн сейчас придет делать домашку по математике.

С Роксанн Джонс мы учимся вместе в седьмом классе. Нам нравится соревноваться друг с другом. Просто забавы ради.

По крайней мере, я так считаю. Я вовсе не всегда уверен в том, что знаю, что по тому или иному поводу думает Роксанн.

В любом случае она одна из моих близких друзей. И тоже увлекается научной фантастикой. Мы вместе собирались посмотреть «Дух школы».

Я пошел к себе наверх искать учебник по математике.

Открыл дверь, вошел и – оцепенел.

1
{"b":"25648","o":1}