ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

3

Не представляю себе, сколько времени я орала как сумасшедшая, пока уже не осталось никаких сил.

Мы молча стояли, оглушенные. Мелкие куски искореженного металла и несколько дымящихся осколков – вот все, что осталось от нашей машины.

– Это… – начал папа и не смог ничего добавить.

– Так… так не бывает! – заикаясь, пробормотала я.

– Какое счастье, что мы успели выйти из машины, – воскликнула мама и обняла нас всех вместе. – Слава, слава Богу!

Люк и Клай вообще потеряли дар речи. Вытаращив глаза, они уставились на то место, где только что стояла «Тойота».

– Моя машина, – придушенным голосом произнес папа. – Как же так?…

Но мы же не погибли, – повторяла мама. – Мы все живы.

Какой жуткий взрыв! У меня до сих пор болят уши.

– Я немедленно звоню в полицию! – крикнул папа и, ругаясь на чем свет стоит, тряся головой и руками, понесся к воротам.

– Но с какой стати машине взрываться! – недоумевала мама, едва поспевая вслед за ним. – Отчего это могло произойти, дорогой?

– Если б я знал! – гремел он в ответ. – Ума не приложу! Это же черт знает что такое! И как мы теперь будем выбираться отсюда?

В его голосе слышалась паника.

Конечно, он не виноват. Это несчастный случай. Но какой ужас! Ведь мы вполне могли не успеть выйти из машины. От этой мысли меня словно ледяным холодом пронизало.

– Может, мы заняли чье-то частное место? – предположила мама.

Она вся в меня – никогда не паникует.

Вслед за папой мы подскочили к билетной будке. Органная музыка зазвучала громче. Оказывается, она доносилась отсюда. Внутри стояло болотного цвета чудище с выпученными желтыми глазами и черными рогами на голове. Фу, какое противное!

– Добро пожаловать, – прорычало оно хриплым голосом. – Я монстр из Кошмарии и надеюсь, что вас ждет поистине жуткий день.

– Мой автомобиль! – громче него зарычал папа. – Он взорвался. Я хочу позвонить в полицию!

– Сожалею, сэр. У нас нет телефона, – ответило чудище.

– Да неужели! – Папа покраснел от гнева, и у него на лбу выступили капли пота. – Немедленно вызовите полицию! Я требую. У меня взорвали машину. Мы в безвыходном положении!

– Мы позаботимся о вас, – заверил монстр, понизив голос до шепота.

– Что?! – вскричал папа. – Мне нужна моя машина. Вам что, непонятно? Где телефон?

– Здесь нет телефона, – повторил служитель. – Не волнуйтесь, сэр. Позвольте нам поухаживать за вами. Мы все уладим, уверяю вас. Не надо портить себе настроение в самом начале.

– Портить настроение? – Лицо у папы было уже темно-багровым. – Моя машина…

В это время зловещая органная музыка вылилась в такой мощный аккорд, что я даже подпрыгнула от неожиданности. Совсем как в фильме ужасов.

– Все будет в порядке, сэр, я обещаю вам, – с жуткой ухмылкой повторило чудище, и его желтые глаза вспыхнули недобрым огнем. – Отдыхайте и развлекайтесь в свое удовольствие. Не думайте об отъезде. Я и мои подручные не оставим вас, вот увидите.

– Но… Но… – совсем растерялся папа. Служитель сделал приглашающий жест в сторону парка:

– Будьте нашими гостями. Билеты продаются свободно. Приносим извинения за неприятность. И просим не беспокоиться. Ваша машина вам просто не понадобится.

Папа повернулся к нам. Пот уже градом катился с его лба. Он был в самом деле очень расстроен.

– Я… я просто не в состоянии развлекаться, – сказал он. – И вообще я отказываюсь во все это верить. Это что-то немыслимое. Попробую договориться, чтобы нас немедленно отправили домой…

– Ну, пап! – взвизгнул Люк. – Мы ведь еще не были в Кошмарии! Он же сказал, что потом достанет машину.

– Мы недолго, пап! – присоединилась я.

– Столько ехали и никуда не сходим? – сказала мама. – Давай хотя бы посмотрим, что это такое. Они хоть ныть перестанут.

Папа хмурился и молчал.

– Ну ладно. Полчаса походим и вернемся, – сердито согласился он.

Когда мы вошли в ворота, орган загремел со страшной силой, как в кино, когда должно произойти что-то особенно жуткое.

– Ух ты! Гляди! – крикнул Люк.

Мы оказались на узкой, мощенной коричневым булыжником улице. По обеим сторонам тянулись покосившиеся темные сараи. Высокие густые деревья едва пропускали солнечный свет. В воздухе пахло сыростью подвала. Из сараев доносился невнятный вой, похожий на волчий.

– Без паники, – ободрил всех Люк.

Наверху была вывеска: «Логово оборотней». Страшные вопли стали громче. Мы с Люком рассмеялись, прочитав табличку: «Оборотней не кормить (если удастся)».

Я заметила, что сквозь одно из мутных окошек выглядывает болотно-зеленый монстр. Другой прошел неподалеку, держа в лапах человеческую голову – совсем как настоящую. Он то и дело подбрасывал ее, будто мяч, и ловил за длинные белобрысые волосы.

– Без паники, – снова напомнил Люк. Это слово ему потом пришлось повторять весь день.

Мы продолжали медленно двигаться по скользкому коричневому булыжнику, и звук наших шагов гулко раздавался среди пустынных стен.

– Ой! – одновременно вскрикнули мы.

Прямо перед нами пронесся длинный волчий силуэт – мы даже не успели его разглядеть – и скрылся в какой-то дыре.

– Это настоящий? – с дрожью в голосе спросил Клай.

– Конечно, нет, – уверенно ответила я. – Наверное, собака. Или опять заводная кукла.

– А что, здесь очень культурно, – заметила мама, стараясь говорить веселым голосом. – Ни тебе грязи, ни мусора. Видно, посетителей мало.

Папа хмуро шел позади всех.

– Пока я не буду знать, как мы доберемся до дому, я не могу ни о чем другом думать.

– Но, дорогой…

– Здесь где-то должен быть телефон, – перебил он и остановился, оглядываясь. – Идите вперед, я скоро приду.

– Тогда пойдем вместе, – сказала мама, устремляясь вслед за ним. – Ты в таком состоянии, что не сможешь нормально поговорить. А детям и без нас весело.

– Ты что, хочешь оставить их одних? – спросил он на ходу.

– А что? – не отставала мама. – Они про нас и думать забыли. Место культурное. Куда они денутся!

Куда мы денемся?!

И родители как ни в чем не бывало отправились искать телефон!

– Встретимся здесь на обратном пути, – крикнула нам мама.

Мы остались втроем – Люк, Клай и я. Я на минутку оглянулась им вслед. И еле успела повернуться назад, как из-за сарая выпрыгнул большой волк. Он низко пригнулся и угрожающе завыл.

Встретившись взглядом с его злыми голодными глазами, мы помертвели от ужаса.

4

Я вскрикнула и загородила Люка с Клаем.

Оборотень присел к самой земле, низко пригнув голову и глядя на нас круглыми красными глазами. Я не могла отвести взгляда от его разинутой пасти.

– Он… он настоящий! – промямлил Клай и тяжело сглотнул.

Я держала его за плечи и чувствовала, как он дрожит.

Оборотень хрипло завыл – и вдруг ускользнул назад, в свою черную дыру.

– Ну видишь, это просто для страха, – объяснила я.

– Пошли куда-нибудь еще, – жалобно сказал Клай.

– А что это там написано? – крикнул Люк.

Мы перебрались по булыжникам на другую сторону улицы. На табличке стояло: «Не щипаться!» Люк засмеялся:

– Ерунда какая-то.

– Ага. И зачем такое пишут? – согласился Клай.

– Это специально для тебя, Люк, – сказала я и ущипнула его за руку.

– Эй! Ты что, читать не умеешь? – обиделся он.

В конце улицы я заметила зеленого монстра, наблюдавшего за нами. А еще там была какая-то семья: мама, папа и маленькая девчонка. Они пробирались между сараями. Девчонка почему-то плакала. Родители держали ее с двух сторон за плечи и казались очень расстроенными.

Внезапно воздух прорезал громкий волчий вой.

– Пойдемте кататься, – предложил Клай.

– Чтобы стало очень страшно! – подхватил Люк.

Стараясь держаться как можно ближе друг к другу, мы стали выбираться из «Логова оборотней».

3
{"b":"25651","o":1}