ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И вскоре сообразила, что это покрытый шерстью кусок мяса.

Все, что осталось от пса.

Вся вода вокруг почернела от крови.

Содрогаясь всем телом от кошмаров последних двадцати минут, Клодия не сумела сдержать неожиданно вырвавшийся из груди полный ужаса крик. Стало ясно – она никогда уже не вернется на берег. Если акула ее не прикончит, прикончит подводный поток.

“Я должна плыть, должна заставить себя плыть”.

Удовлетворил ли пес аппетиты акулы?

В каком-то припадке безумия вспомнилась лекция по биологии: “Акулы – одни из самых ловких существующих хищников”.

Этот факт Клодия запомнила, готовясь к экзаменам. Но только теперь поняла его истинный смысл.

Если акула за ней погонится, не останется никаких шансов.

Оглядывая темные колышущиеся воды, она сделала очередной глубокий вдох.

И сказала себе: просто плыви. Только тише.

Она уже так устала, что с трудом шевелила руками. Но повернув к берегу, заставила себя плыть, с мукой и болью делая один взмах за другим.

Взмах руки. Взмах.

“Я… не могу”.

Во всем теле билась боль. Нога онемела. Легкие напряглись, готовые лопнуть.

Волны накрывали ее.

Берег. Где берег?

Ее обуял ужас от мысли, что она плывет не в ту сторону.

“Почему я не вижу берега?”

Она панически закрутилась в воде.

“Где берег?”

Руки не слушались. Она не могла двигаться.

Теперь ее несли волны.

Все стало ярко-красным. Красным, как кровь.

А потом черным.

Глава 20 Правда о Марле

– Клодия! Клодия!

Сильные руки схватили Клодию за плечи.

– Клодия! Ты меня слышишь?

Она едва осознала, что лежит на животе. Попыталась поднять голову, взглянуть сквозь намокшие спутанные волосы, упавшие на глаза.

– Клодия, как ты?

Она застонала и вновь попыталась подняться.

– Клодия!

– Я жива? – слабо пробормотала она, перекатываясь на спину. Отбросила со лба волосы, прищурилась на расплывавшуюся перед глазами фигуру, стоявшую перед ней. – Марла?

Марла опустилась рядом на колени с перекошенным от испуга лицом.

– Ты… С тобой все в порядке?

– Марла, что ты тут делаешь? – вымолвила Клодия. Предвечернее небо потемнело, окрасившись в черно-серый цвет. По берегу гулял холодный ветер. Она задрожала, боль пронзила ногу.

– Я… тебя увидела, – запинаясь, проговорила Марла, кладя теплую руку на холодное мокрое плечо Клодии. – Побежала изо всех сил. Тебя вода вынесла на песок. Ты… ты тут просто лежала. Я думала… – Голос ее прервался.

– Нога… – простонала Клодия и села, осматривая свою ногу. Рана оказалась глубокая, но не настолько, как она думала, сражаясь с псом. От соленой воды кровотечение прекратилось.

– Какое счастье, что я шла мимо, – выпалила Марла. – Шла купаться и… вижу, как тебя выносит на берег. И…

Клодия с громким стоном поднялась на ноги.

– Идти можешь? – спросила Марла, поддерживая ее.

Клодия осторожно ступила на больную ногу.

– Наверно, – неуверенно подтвердила она. Песок под ногами качнулся. К ней потянулись длинные синие тени. – У меня немного кружится голова, – призналась Клодия.

– Что случилось? – спросила Марла. – Как ты поранила ногу?

– Это… это был такой ужас! – всхлипнула Клодия. – На меня напал пес. А потом акула. – Горло у нее перехватило. – Лодыжка…

– Тише, только успокойся. Я попрошу Альфреда сразу же обработать рану, – сказала Марла и сразу нахмурилась. – Ох, совсем забыла. Сегодня у Альфреда выходной. Ну, мы все сделаем сами.

И повела Клодию к лестнице.

Опираясь на Марлу, Клодия подняла глаза на сгущавшиеся грозовые тучи, и в голове у нее закружились всевозможные черные мысли.

“Марла не случайно оказалась на пляже”, – думала Клодия, пока они поднимались по лестнице к темной лужайке. Та девушка на пляже, незнакомка, которая убегала на моих глазах была Марла.

Ирландский волкодав принадлежал ей.

Это она привела собаку на берег, а потом убежала.

Пса держали в закрытом загоне, огороженном металлической сеткой. Никогда не выпускали, только по ночам для охраны. Никогда не выпускали!

Клодия содрогнулась, с трудом поднимаясь по деревянным ступенькам.

– Почти пришли, – сказала Марла. Клодия услышала за спиной раскат грома над океаном.

– Собирается настоящая гроза, – тихо заметила Марла.

“Она привела пса на берег, чтобы он напал на меня, – думала Клодия. – Она хотела, чтобы пес загрыз меня насмерть. Она хотела, чтоб я умерла”.

Марла нагнулась к низким кустам, набрала в металлической коробке код, и ворота открылись.

Клодия, прильнув к Марле, ковыляла к дому мимо плавательного бассейна и теннисного корта и остановилась неподалеку от флигеля для гостей.

– Я… мне надо отдышаться, – объяснила она. Марла пристально посмотрела на Клодию.

– Бедняжка. Мне просто не верится, что такое могло произойти, – тихо сказала она. – Когда придем, ты должна мне все рассказать.

Над океаном опять прогремел гром. На сей раз ближе.

– Я побегу домой, постараюсь отыскать какую-нибудь мазь с антисептиком и бинты, – сочувственно предложила Марла. – Сможешь добраться сама?

– Угу. Без проблем, – заверила Клодия, морщась от боли в лодыжке. – Только дух переведу. Приду через секунду.

Она проследила за Марлой, взбежавшей на террасу и вошедшей в стеклянную дверь с задней стороны дома. Удостоверившись, что Марла скрылась из виду, Клодия повернула и длинными решительными шагами пошла, прихрамывая, через лужайку.

Загон, где держали ирландского волкодава, располагался в стороне от широкого гаража с четырьмя дверьми. Сильно хромая, Клодия поспешила туда.

“Я должна сама посмотреть. Я должна знать, что права”, – осмотрительно думала она.

Остановилась в нескольких шагах от затянутых металлической сеткой ворот.

Ворота были приоткрыты на несколько дюймов. На одной створке висел разомкнутый висячий замок.

“Да, я права, – подумала Клодия, мрачно качая головой. – Пес не вырвался на свободу. Его выпустили. Замок снят. Ворота открыты. Марла специально натравила на меня сторожевого пса”.

– Это все доказывает. Здесь нам действительно грозит опасность, – вслух пробормотала Клодия.

Повернув к дому, она поспешно вошла в раздвижную стеклянную дверь. На небе в очередной раз низко грянул громовой раскат. Клодия ощутила на голых плечах несколько холодных дождевых капель.

“Я знаю, что нам делать, – невесело думала она. – Больше мы ждать не можем. Надо убраться отсюда – сейчас же!”

Джой, Софи, Клодия, – они должны бежать, и как можно скорей.

Тяжело дыша, Клодия приковыляла в дом. Плотно захлопнула дверь, оглядываясь в поисках Марлы. Никаких признаков.

Быстро прошла через холл в задней части дома, направляясь к лестнице, и, тяжело опираясь на деревянные полированные перила, потащилась наверх.

“Где Джой и Софи? – гадала она. Надо собрать вещи. И бежать. Немедленно!”

Первой справа от нее была комната Софи. Она тихо стукнула в дверь.

– Софи, ты тут?

Не успела еще раз стукнуть, как Софи широко распахнула дверь.

– Что с тобой? – спросила Софи, глядя на растрепанные, покрытые песком волосы Клодии.

– Не имеет значения, – поспешно прошептала Клодия, втолкнув Софи назад в комнату. – Собирайся, Софи. Побыстрее. Нам надо бежать!

– Что? – разинула рот Софи.

– Надо спешить! Действительно! – твердила Клодия. – Собирай вещи.

– Но, Клодия… А твоя мама? Я думала… завтра…

– Где Джой? – еле слышно спросила Клодия. – Надо сказать Джой.

– Но… но… – залепетала Софи, а потом выдавила тихим дрожащим голосом: – Джой уехала.

Глава 21 Мертвая девушка

– Джой уехала? Где она? – требовательно допытывалась Клодия.

Софи таращила на нее широко открытые за стеклами очков глаза.

В окно снова ударил дождь. Почти черное небо прорезала вспышка молнии.

– Она все еще в городе, – объяснила Софи. – С Карлом.

18
{"b":"25655","o":1}