ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Патологоанатом. Истории из морга
Теряя Лею
Сам себе MBA. Самообразование на 100 %
Элиза и ее монстры
Сыщик моей мечты
Метро 2033: Пифия-2. В грязи и крови
Чужое тело
Записки с Изнанки. «Очень странные дела». Гид по сериалу
С неба упали три яблока
Содержание  
A
A

— Ты сейчас просчитываешь, как обмануть нас? Ничего не выйдет. Ты будешь работать на меня.

Что он о себе возомнил?

— Сиплый, давай.

Пузан притащил из соседней комнаты объемную серебристую металлическую коробку, раскрыл ее. Это был сложный аппарат с кнопками и индикаторами, шлангами, причудливыми захватами. Интересно, что это такое?

Гориллы перетащили меня в кресло. Крепко держа, они прикрепили мои руки к подлокотникам. Пузан выдернул из корпуса странного аппарата два шланга с присосками и прикрепил их к моим предплечьям. Потом стал колдовать над пультом. Кто бы мог подумать, что этот человекообразный может разбираться в технике сложнее выключателя света! Но он разбирался. Пощелкал клавишами, потом потянулся к зеленой кнопке, немного замешкался и с видимым удовлетворением вдавил ее.

Океан боли. Это невозможно себе даже представить… Длилось все доли секунды, я даже не успел потерять сознание.

— Уф-ф! — только и выдохнул я.

— Очухался? — Голубоглазый склонился надо мной.

— Чтоб ты сдох!

— Ты что-нибудь слышал об отсроченной смерти?'

Еще бы не слышал! Вот только этому типу слышать и знать о сверхсекретных разработках не положено.

— Последнее слово в биохимии. Аналогичные разработки у вас и в Германии. Мы взяли немецкую В тело вводятся некролептики — вещества, которые обнаружить в организме и нейтрализовать, не зная их точной структуры, а она варьируется, невозможно. Через установленный срок жертва погружается в ад — только с адской сковородой можно сравнить ее ощущения. А потом неминуемая гибель. Тебе только что ввели дозу — и теперь тебе все научные силы планеты не помогут. Спасти твою шкуру могу только я. Но я же могу и в любой момент тебя уничтожить. Нажатием на кнопку активизатора. — Он продемонстрировал мне коробочку и демонстративно погладил пальцем кнопку, делая вид, что нажимает ее. — Если бы ты только знал, во что это обошлось, тебе бы просто неудобно было пользоваться нашими услугами.

— Я не навязываюсь.

— Вынужденная необходимость. Итак, у тебя месяц, полковник. Цена твоей поганой шкуры — информация из ТЭФ-зоны.

— И чего тебе с ней делать? Доклад на симпозиуме по эфиродинамике в Мюнхене? Ты что, Эйнштейн или Образцов?

— Хорошо, играем в открытую. Там творится что-то непонятное. И нам было бы все равно, однако… В общем, нам кто-то наступил на ногу. Притом так, что едва не отдавил любимые мозоли. Был один человек, быстро вскарабкавшийся наверх. Сперва он подавал большие надежды, но в ответственный момент натянул нам нос.

— Красный Фернандо?

— Да, он…

Я слышал вполуха об этом. Какая-то темная история с молодым «братом» «Больших Деревянных Ангелов», но в чем ее суть, я не знал.

— При чем тут ТЭФ-зона? Мало ли желающих натянуть вам нос?

— Немало. Но тут другой случай. — Голубоглазый вытащил сигарету, затянулся, на его лицо наползла тень. — То, что он сделал, не по силам человеку,

— Подробности.

— Обойдешься. Поверишь на слово. Следы Фернандо ведут в Новосибирскую ТЭФ-зону… Это не человек, а дьявол. И ушел он в дьявольское место. — Последние слова он произнес едва слышно. — У нас к нему большие счета, но сейчас это неважно. Хуже то, что имеется какая-то сила, угрожающая спокойному сну хороших людей. Угрожающая гораздо сильнее, чем инфантильные происки спецслужб и полиции.

То, что сказал голубоглазый, нужно было переварить. Все перепуталось — правительство, Кланы, МОБС…

— Где гарантия, что, получив информацию, вы не дадите мне билет на тот свет?

— Честное слово. В отличие от изолгавшихся полицейских, у нас это достаточная гарантия.

— Кому другому расскажи.

— Если тебя ликвидировать, твои коллеги могут задаться множеством вопросов, которые нам ни к чему. Кроме того… — Голубоглазый театрально вздохнул и замолчал.

— Что еще?

— У тебя такая красивая шлюха. Работала бы телом на солидных людей — цены бы ей не было, в золоте купалась бы. У вас возвышенные чувства? Вздумаешь хитрить — тебе ее пришлют по кусочкам. Ухо, грудь в биорастворе — ты сможешь их сохранить на память. Только вот из этих частей ее тебе никогда не собрать заново.

— Ах ты! Зачем ее-то вмешивать? Это против правил!

— Какие правила? Старики, их соблюдавшие, давно в могилах. Мне самому неприятно, поверь. — Улыбка его в этот момент была глумливая и злая. Прижал он меня к стенке крепко. — Теперь слушай и запоминай.

Он объяснил, как с ним связаться после завершения операции. Продумано все было добротно — не зацепишься.

— Ну а теперь — до свидания, коллега.

Пузан с инъектором в руке подошел, склонился надо мной. Ноги мои были относительно свободны. Я сумел подсечь его и свалить, но достать каблуком не смог — он резво перекатился по полу, вскочил и занес пудовый кулак для удара.

— Не трожь! — крикнул голубоглазый. — Вкати дозу.

Расчет, что для голубоглазого я сейчас гораздо ценнее его «мастодонтов» и он не даст меня увечить, оправдался. Пузан подобрал инъектор и всадил мне в руку его содержимое.

Пришел я в себя, когда на улице стояла кромешная темень. Вадик брызгал на меня водой, приговаривая:

— Проснись же, пьяный свин.

Я тряхнул головой и обнаружил, что лежу на диване. С трудом привстал, голова гудела, как медный колокол, но я был цел. Могло кончиться и хуже.

— Слушай, чем мы вчера с тобой занимались? — укоризненно покачал головой Вадик и застонал. — Ох, никогда так не надирался, хоть и не новичок в этом деле! Ничего не помню. Даже того, как ты ко мне пришел.

Еще бы! Что можно вспомнить после хорошей дозы гипермемозина!

МОСКВА. 9 ИЮЛЯ 2136 ГОДА

Приняв душ, пройдя акупунктурную инфраобработку, побывав в мягких и сильных лапах кибер-массажера, я, вроде, пришел в себя и утром вышел от Вадика посвежевшим, с самочувствием, близким к норме. Да, встряска оказалась крепкой, прежней расслабленности и благостности как ни бывало. Я снова входил в рабочую форму и готов был действовать в привычном режиме. Не сковывали меня и ощущения безысходности, отчаяния, подавленности. Они абсолютно бесплодны и способны только парализовать сопротивление жизненным невзгодам. Я же должен что-то предпринять. Мне отведен месяц. С запасом. Голубоглазый позволил себе широкий жест. Ничего, еще побьемся. Пока человек жив, можно обнаружить выход из любой, даже самой тупиковой ситуации. Только смерть ставит крест на всех надеждах.

Я рассчитывал застать дома Лику, но ее не было. «Домовой» известил, что она и не появлялась… Боже ты мой, что там голубоглазый говорил о гарантиях?! Ее вполне могли уже взять заложницей. Исчезновение человека в компьютеризованном мире, конечно, событие чрезвычайное, но не настолько уж и редкое, чтобы они не рискнули пойти на это. Кроме того, последние события заставляют относиться к возможностям противника со всей серьезностью. Хотя бы то, что они могли достать С-технологию, с помощью которой вложили в меня мину замедленного действия, факт сам по себе невероятный. Ну да ладно, Германия, исследовательский центр их спецслужб — это еще полбеды, это проблемы больше немецкие. Но то, что Большой Клан владеет информацией грифа «С-6» по ТЭФ-зоне, — это просто не лезет ни в какие ворота. Это означает, что у них имеется высокопоставленный источник информации в нашем министерстве. «С-6» — это значит, что сведениями обладают десять-пятнадцать человек. Может, чуть больше с учетом технарей, создававших низковибрационный блокиратор. Ну а еще — информация об оперативнике класса "А", мои координаты, связи… Ох, что же это делается? Это все равно, что заниматься любовью со своей единственной и неповторимой женщиной, а наутро обнаружить, что все происходило в стеклянном аквариуме и за этим наблюдали сотни похотливых зрителей.

Кто источник? Наше управление? Об операции по Новосибирской ТЭФ-зоне знает только Ким. Было бы обидно. Старый мой друг, впервые я увидел его, еще будучи курсантом академии МОБС. Но такая уж это работа. Однажды можешь выяснить — лучший твой друг по совместительству является и главным твоим врагом. Надо подумать… Нет, маловероятно, что это Ким. Он, пожалуй, лучший руководитель конторы на моей памяти. Конечно, это закон — чтобы не засыпаться, источник должен прилежно выполнять свои рабочие обязанности. Те, кто его завербовал, могут даже где-то помогать ему, тем самым, с одной стороны, даже подыгрывая противнику, но, с другой, приобретая гораздо больше. Но это не тот случай. Никогда еще управление не работало так успешно, никогда еще Большие Кланы не прижимали так сильно, притом все без исключения. Имелась информация о том, что Кланы даже обсуждали вопрос о ликвидации Кима, но это обошлось бы очень дорого, кроме того, это было технически сложно осуществимо.

13
{"b":"25661","o":1}