ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Что именно?

— Посетовать на горькую судьбинушку и на то, что приходится уходить из жизни в расцвете сил «Изумрудный странник» способен за минуту сделать на сорок миль вокруг такое гладкое поле, что по нему можно будет кататься на коньках.

— Все-таки скажи точно, — резко произнес Герт, — смогут ли рагниты, если мы уничтожим нейроцентр, проникнуть на корабль?

— Смогут, — кивнул Антон. — Если мы что-то упустили.

— Короче, о том, что мы неважные инсайтпоисковики, узнаем на том свете, — махнул рукой Маклин, но тут же поправился: — Остроты у нас неважные. И заунывные.

— Не вижу веселой и беззаботной отваги. Гвардейцы императора должны лезть на вражеский бруствер, — хмыкнул Герт, — смеясь смерти в лицо и покручивая ус.

— У нас же нет усов, Герт, — возразил Антон. — Только у Ковальского борода. Он пойдет в бой, смеясь смерти в лицо и подергивая себя за бороду.

— Ладно, шутники. — Герт поднял ладонь. — Кому из нас быть иглой?

— Наверное, Антону, — сказал Маклин. — Он лучше всего разбирается в компьютерных системах и нейроцентрах.

— Нам не нужно разбираться в этом нейроцентре. Нам нужно раздолбать его на мелкие кусочки,

— Как же тогда? — развел руками Маклин. — Не жребий же тянуть или монету подбрасывать. Решай сам, командир.

— Решу. — Герт прикрыл глаза, сжал кулаки, расслабился, но через три минуты очнулся. — По-моему, я уловил линию случайностей, Идти должен Аргунов. Больше ни у кого не получится.

— Ну да, — кивнул я с деланным возмущением. — Как головой поработать — это для Антона, а как разломать — это работа для Аргунова.

— Что ж поделаешь, — ухмыльнулся Антон. — У тебя к этому призвание — бей да круши. Полицейский…

— Спасибо, я оправдаю ваше доверие. Раздолбаю все на мелкие кусочки. На атомы.

Я отшучивался по традиции Асгарда — когда тебя ждет серьезное испытание, никогда не показывай тревоги, а беззаботно мели языком. Но на самом деле ноги мои стали ватными, за комбинезон будто мокрую жабу кинули. Я вроде как заглянул в колодец, наполненный змеями. Ощущение было довольно странным. Дело не в опасностях предстоящей схватки, не в том, что меня бросают на прорыв. Моим товарищам, возможно, придется еще жарче. Предчувствие подсказывало, что за мной захлопывается дверца мышеловки. Я делаю последний шаг навстречу судьбе, которая, как говорила Лика, будет еще похуже лютой смерти. Что-то омерзительное ждало меня в форте. Именно меня. И именно поэтому я должен идти туда первым и первым сунуть голову в пасть льву. Герт сказал правду — больше никому не под силу сделать то, что могу сделать я.

— Когда вырубится нейроцентр, — сказал Герт, — сразу переходим на радиосвязь. К тому времени скрываться не будет никакого смысла.

— Понятно, — кивнул я.

— Все, начинаем. Круг…

ФОРТ СКОУЛСТОНТ. 29 МАРТА 2138 ГОДА

Сам я едва мог бы переместиться на четыре-пять метров, да и то с огромной затратой сил. Но Круг, даже неполный, — это увеличение возможностей в десятки раз, особенно после применения резонанс-стимулятора. Общими усилиями меня удалось зашвырнуть на семьсот пятьдесят метров, прямо в сердце форта Скоулстонт.

Я стоял в центре просторного овального помещения. Оно было освещено настолько ярко, что свет резал глаза — для рагнитов такое освещение в порядке вещей. Стены были ядовито-зеленого цвета, по ним беспорядочно метались красные и желтые полосы — может, показания каких-то непонятных приборов, но скорее всего, элемент художественного оформления. Створки четырех дверей плотно закрыты, возле одного из проходов стояли двое рагнитов, сжимавших разрядники. Справа от меня в кресле — единственный предмет мебели — сидел, вытянув ноги, еще один рагнит. Видимо, по своему рангу ему положено расслабленно развалиться в кресле, а тем двоим по их рангу положено, не шевелясь, стоять у двери.

Вот свинство! Я все же промахнулся на несколько десятков метров и теперь находился у входа в спиралеобразный коридор, ведущий к нейроцентру. Трое рагнитов — это караул, являющийся, скорее всего, данью привычке командиров расставлять везде солдат, чтобы тем было хоть чем-то заняться. Вряд ли рагниты могли представить себе, что посторонний сможет проникнуть в форт и даже будет иметь наглость ломиться в святая святых — нейроцентр. Кроме того, спиралевидный коридор туда нашпигован различными преградами и западнями.

После перемещения мне понадобилась секунда на восстановление. В этот промежуток времени рагниты имели все шансы размазать меня о стену и оставить одни дымящиеся подошвы от ботинок. Они отличные солдаты, у них отработанные рефлексы и навыки, они привыкли сперва стрелять, а потом думать, что весьма пригодилось бы им сейчас. Но они были просто потрясены моим появлением и потеряли эту несчастную секунду. Вот блеснула молния разрядника, затмившая даже это очень яркое освещение, брызнул расплавленный металл на стену, но я уже успел вывернуться.

Силы я восстановил и теперь мог видеть «клинки Тюхэ». Крыли меня огнем плотно, с трех точек, я не успевал отвечать, поскольку был вынужден выделывать невероятные кульбиты, избегая «клинков». Перекат, сальто, прыжок в сторону. На полу и стенах уже чернели несколько язв от ударов разрядников, Я растянулся на полу, ствол рагнитского разрядника последовал за мной и теперь смотрел прямо на меня. Но я нажал на курок раньше и по праву первого остался живым, а он по праву второго превратился в груду жареного мяса.

Оставшиеся двое понимали, что их спасение в подвижности и маневре. Спрятаться, укрыться от разрушительной мощи разрядников здесь было негде. Часовой у двери откатился в сторону, не переставая палить, офицер сдуру спрятался за креслом, и я врезал по нему. Бедняга явно не рассчитал прочность своей защиты. Теперь о нем можно не думать — поди разбери, где теперь кресло, а где рагнит…

Разделываясь с офицером, я на миг оставил без внимания второго противника и едва не напоролся на «клинок». Удар вскользь пришелся по рукоятке моего разрядника, и тот полетел на пол. Оставшийся рагнит оказался очень ловок и сноровист, я видел перед собой сплошные «клинки» — он доставал меня, не спасало даже перемещение. Я сделал ошибку, что сначала разделался с офицером. Теперь деваться некуда. Любой уход — неизбежное соприкосновение с «клинком». Единственное безопасное место — это то, где я сейчас стоял. Оно будет таким недолго, и я должен успеть.

Я быстро пригнулся — в это время вокруг меня били молнии разрядов и шипел раскаленный воздух. Поднять с пола мой разрядник я не успел бы. Я смог лишь двумя пальцами повернуть его, не поднимая, в сторону рагнита и нажать на спусковой крючок. Я надеялся, что моя «игрушка» работает, и оказался прав. Заряд снес рагниту ступни, я подхватил оружие, и следующий удар оставил от моего противника рожки да ножки. Это был последний выстрел из моего оружия — ствол разлетелся на куски.

Ох, тяжко пришлось! Почти прижали. Тип, которого я только что прибил, был очень хорош — реакция просто удивительная. Бой занял секунд семь-восемь. Еще восемнадцать секунд мне понадобилось, чтоб окончательно очухаться после невероятно далекого гиперперемещения и горячего боя. Ну все, я опять готов к работе. Вперед!

Дверь, за которой скрывался искомый мною коридор, была закрыта. Времени, чтобы разбираться с замковой системой, у меня не было, поэтому я просто разнес ее двумя выстрелами из разрядника, подобранного мной у тела погибшего солдата.

Белый овальный коридор уходил вниз. Ровное освещение создавало ложное впечатление, что ты завис где-то в белесом тумане. Здесь не было теней и полутеней, зрение только сбивало с толку, легче было вообще закрыть глаза и пользоваться иными чувствами, Место казалась более странным, чем опасным, но это лишь на первый неискушенный взгляд. Идти по этому коридору было все равно что вышагивать по раскачивающемуся канату над пропастью. У меня был шанс преодолеть коридор, полный ловушек. Я видел «клинки Тюхэ».

Первый сюрприз поджидал меня шагов через двадцать. Я отпрыгнул в сторону, и на том месте, где я только что был, взорвалась шаровая молния. Мой ответный выстрел разбил скрытую пушку. Первый раунд за мной. Теперь дальше.

58
{"b":"25661","o":1}