ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Сто метров до метро, а потом — уютная комната, суетящиеся товарищи, врачи, хороший стол. Это все было бы очень здорово, но… Но мне нужно на Акару. Зачем? Помочь оставшимся там друзьям? Им вряд ли нужна моя помощь. Все, что от них требовалось сотворить с фортом Скоулстонт, они сотворят и без меня. После этого они устремятся домой, в Асгард. Я же стремлюсь в форт. К Синему Шару.

Зачем, спрашивается, мне сдался этот Синий Шар? Об этом я пока не имел представления. Не скажу, что время, проведенное рядом с ним, было лучшим в моей жизни. Пожалуй, оно даже было одним из худших. Но меня не отпускало ощущение — если я не вернусь и что-то не сделаю (интересно, что?), то в чем-то крупно проиграю. Очень крупно.

Был еще такой вариант — я добираюсь до города, там немного отдыхаю, отъедаюсь, согреваюсь и лишь потом отправляюсь на Акару. Но так бы ничего не вышло. Да, сейчас я измотан, мне тяжело, но я могу вернуться. Потом, размякнув, не смогу. Дело даже не в том, что в спокойной и уютной обстановке на меня навалятся воспоминания, запоздалый страх смерти, я потеряю азарт и темп, раскисну, все произошедшее со мной отойдет на второй план, и драке я предпочту спокойствие и безопасность. Отогнать прочь слюнявые переживания и собраться с силами я бы все-таки смог. А вот прийти снова к Синему Шару вряд ли решусь. Вот это слишком тяжело. Нужно не упускать миг своей злости и решимости, ибо завтра я найду тысячи причин, чтобы не делать этого. И смогу даже сам себя убедить, что этот Синий Шар мне не нужен, не имеет для меня никакого значения и смешно из-за каких-то своих иллюзий переться черт знает куда и при этом еще рисковать жизнью,. Однако сейчас я прекрасно понимал, что он мне нужен и что я должен быть на Акаре, причем чем быстрее, тем лучше.

Полчаса я просидел на холодной земле, не в силах решиться на безумный шаг. И все же решился…

* * *

Акара. Я снова на ней, на том самом месте, где мы стояли несколько дней назад. Тогда мы составляли еще полный Круг. Отсюда мы начали свой нелегкий путь, который оказался для Уолта, Антона и Одзуки последним. Прошло пять дней. Как же это было давно! Кажется, в другую эпоху. Я и сам тогда был другим, не знающим многого, не ведающим важных вещей. Тогда, при всем нашем энтузиазме никто до конца не верил, что удастся уничтожить форт Скоулстонт и «Изумрудный странник». Это была мечта. Мы мечтали отсрочить страшное будущее, выкроить для человечества несколько лет и тем самым попытаться спасти его. Чудо — нам это удалось. Теперь по воле судьбы путь мой снова лежал в форт. Однако сейчас я даже не представлял четко, зачем.

В лицо бил разгулявшийся ветер. Я разжал пальцы, и он подхватил горсть земли, прихваченную мной с родной планеты. Горы, как всегда, выглядели красивыми и величественными, казалось, их совершенно не касается суета, происходящая здесь. Стояли они миллионы лет, простоят еще столько же. Но, видимо, все-таки наше мелкое копошение касалось чем-то и их, и всей планеты. На всем окружающем, в том числе и на горах, продолжал лежать отпечаток скверны, возможно, опасный для всего и всех. И теперь я знал, откуда она взялась. От Синего Шара.

У меня не осталось при себе почти ничего — ни снаряжения, ни оружия. Даже серьга радиопередатчика закатилась куда-то во время потасовки на «Изумрудном страннике». Впрочем, оружие мне не особенно и нужно. От рагнитов, надо надеяться, Акара на некоторое время очищена, других хищников мне бояться нечего — справлюсь. Хуже, что осталось всего две пластинки пищеэнергана — явно не хватит, чтобы восстановить хоть часть сил. С другой стороны, достаточно, чтобы на своих ногах доплестись до форта.

Сейчас путь был легче, чем в прошлый раз. Не нужно бояться, что ненароком засекут рагниты. Я уверен, что теперь мне не грозит и Казагассс — во всяком случае, того, что произошло с Уолтером и Одзуки, со мной не произойдет, борьба с этой силой перешла у меня на какой-то более тонкий уровень. Наибольшую опасность представляли рагнитские контрольные «пирамидки», запрограммированные на уничтожение всего, что по размерам и форме хоть отдаленно напоминает гуманоидов. Но где находится часть их, я знал. Остальные попытаюсь выявить и обойти…

На наших я набрел на второй день. Черные точки на белой простыне — трое суперов и четверо цитиан.

Встреча друзей. «Давно не виделись». Охи и ахи, обнимания — никакой в нас не осталось мужской строгости и сдержанности. Даже угрюмый Ковальский готов был сентиментально прослезиться. Что говорить, у меня у самого комок в горле стоял. Мы прошли через ад. И узы, которые нас теперь связывали, были покрепче братских уз. Это гораздо значимее, чем просто дружба боевых товарищей. Круг — нечто иное. Это единство помыслов и действий. Это… Одним словом, это просто Круг… Из которого в живых остались всего четверо и которому под силу оказалось в тяжелейшей схватке совершить чудо.

Цитиане что-то тоже верещали, так часто, что и не поймешь. Похоже, они тоже были рады увидеть меня в живых.

— Мы поняли, что ты очутился на борту «Изумрудного странника» после того, как он отчалил восвояси, — сказал Герт. — Мы не успели даже пожелать тебе счастливого пути. Как ты туда вообще забрел, Саша?

— Переместился.

— Из нейроцентра?

— Ага, прямо из нейроцентра.

— Такое расстояние! Как ты сумел?

— Так вышло. Сразу не объяснишь.

— Но времени теперь полно…

— Потом. Что с «Изумрудным странником»?

— Рассыпался в прах. Мы не думали, что тебе удастся сойти с магнитопоезда между вокзалами. Откуда ты?

— С Земли.

— Что?!

Я объяснил, как очутился на Земле и спасся от неминуемой гибели.

— Чудеса! — покачал головой Маклин. — А чего тебя опять принесло на Акару?

— Нужно завершить незавершенное. Объясню все чуть позже.

На привале я рассказал историю с Синим Шаром.

— Мы видели твой черный купол, — сказал Ковальский. — Сперва мы подумали, что он имеет отношение к нейроцентру.

— Я тоже так подумал, — поддакнул я.

— Мы хотели переместиться вовнутрь, но вовремя одумались. Почувствовали опасность. И поняли, что к нейроцентру купол никакого отношения не имеет. Мы решили, что там хранится Джамбодир.

— Какой такой Джамбодир?

— Мифические Синие Шары, которые рагниты якобы оставляют на завоеванных планетах, тем самым распространяя власть силы, которой они подчиняются, дальше и дальше. В Галактике принято считать, что это всего лишь легенда. Рагниты и так достаточно чудные существа, чтобы навешивать на них еще что-то.

— Мне нужно к Джамбодиру.

— Как командир я не могу тебе этого позволить, — покачал головой Герт.

— С фортом покончено, задание выполнено, — возразил я. — И я иду обратно. Это мое личное дело. Я иду один.

Герт задумался, потом кивнул.

— Хорошо, будь по-твоему. Только ты идешь не один. Ты идешь со мной.

— И со мной, — понуро вздохнул Ковальский. — Правда, это очень большая глупость.

— А мне куда деваться, одному-одинешенькому? — возмутился Маклин. — Я тоже падаю вам на хвост.

— Мы идем к Джамбодиру, — подвел итог Герт. — Хотя для тебя, Саша, это, скорее всего, самоубийство. Ликино предсказание еще в силе, и ты делаешь все для того, чтобы оно сбылось.

67
{"b":"25661","o":1}