ЛитМир - Электронная Библиотека

Вначале книгу под названием «Клиторные хроники» никто не хотел печатать, по крайней мере, под этим названием. Кое-кто не желал и из-за содержания, опасаясь исков известных лиц, про которых там рассказывалось. Но Семен Маркович, в советские времена прошедший школу самиздата с антисоветчиной, без труда нашел левую типографию, которая напечатала его творение без выходных данных. У Семена Марковича было немало почитателей его таланта, которые помогли с реализацией первого тиража. Отрывки попали в Интернет – и Интернет взорвало. Проснулись официальные издатели и выстроились к Семену Марковичу в очередь, умоляя продать им права на эпохальное произведение. Семен Маркович в эксклюзиве отказал всем (раньше надо было думать), продал права трем издательствам, которые дали больше других. Книга выходила и в дешевом варианте, и на дорогой бумаге, правда, издатели, чтобы обезопасить себя, ставили пометку «21+», хотя у нас совершеннолетие наступает в 18, а не в 21, как в Америке. Правда, эта пометка еще больше увеличила тиражи, так как школьники и студенты младших курсов, не дотягивающие до двадцати одного года, очень заинтересовались книгой, которую им читать нельзя. В России вообще надо что-нибудь запретить, если хочешь привлечь внимание. Ведь того, чего нельзя, обязательно очень хочется. И что такое в России «нельзя»?

В результате книгу читали люди обоих полов и трансексуалы, всех возрастов, очень сильно критиковали, прототипы грозились подать в суд, но не подавали, а одна образованная воображением Семена Марковича пара на самом деле вступила в законный брак.

Гительсон никогда не давал интервью телевизионщикам, заявляя, что нефотогеничен, хотя на самом деле работала генетическая память и природная осторожность старого еврея, не желавшего светить свой большой нос и физиономию в целом. Он также не выступал по радио, чтобы не раздражать граждан своим природным говором, изменить который не смог бы ни один логопед. Он даже лично не встречался с представителями печатных СМИ, чтобы его никто украдкой не сфотографировал. Правда, печатным СМИ он в интервью не отказывал, просил прислать вопросы по электронной почте и на них подробно отвечал.

Но люди типа олигарха Галтовского знали, кто скрывается под псевдонимом Степан Разин, периодически приглашали Семена Марковича на тусовки, заказывали ему романы о себе любимых (в разных жанрах), Семен Маркович их успешно писал, олигархи оплачивали публикацию (кто – ограниченными тиражами, кто – огромными), и слава Гительсона только росла.

Звезды кино и эстрады тоже хорошо знали Степана Разина или, по крайней мере, о Степане Разине и с большим удовольствием снабжали его сплетнями друг о друге, которые он в дальнейшем использовал в своих произведениях. На самом деле никто никогда не мог подать на Семена Марковича в суд – он не называл имен. Его произведения внимательно читали два юриста (отдельно друг от друга) и давали толковые советы по поводу изменения некоторых мест в тексте, на основании которых могли бы быть предъявлены претензии денежного характера. Семен Маркович их тут же изменял. Он очень не любил расставаться с деньгами.

Гительсон с Галтовским встретились в ресторане, в отдельной кабинке – оба не хотели привлекать ничье внимание.

– Вы поедете в круиз, Семен Маркович? – уточнил Роман Борисович.

– Таки да, – ответил Гительсон. – Но скажи мне одну вещь, Рома. Какую цель ты преследуешь, приглашая на свою новую яхту старого еврея?

Роман Борисович желал, чтобы Семен Маркович написал о нем роман – «Роман о Романе».

– Или у вас на ближайшее время уже есть заказ?

– Я пишу книгу для души – «Как увести девушку у олигарха». Как раз соберу у тебя на яхте немного материала. Но скажи мне, в каком жанре ты хочешь остаться для потомков?

– В том, который вы посчитаете наиболее привлекательным, Семен Маркович.

– Привлекательным для кого? И опять же с какой целью?

– Думаю пойти в политику… – скромно потупился Галтовский.

– Один уже попробовал. Знаешь, что из этого вышло? Десять лет жизни потерял человек. И каких лет! И перед выходом из застенков явно подписал какие-то бумаги, ну или дал честное пионерское – сам понимаешь, что иначе бы его никогда не выпустили, а открывали бы все новые и новые дела. Рома, ты же не идиот! Умный человек не должен идти в политику! Ты же прекрасно знаешь, что у нас в стране слова «чиновник» и «депутат» давно стали ругательными.

– А если я хочу облегчить жизнь людям?

– Облегчай жизнь конкретным людям, а не всему человечеству.

– Я не говорю про все человечество, я говорю про нашу страну.

– Рома, у тебя мужской климакс, – поставил диагноз Семен Маркович, хотя к медицине имел отношение только как подопытный кролик, правда, как уже говорилось, накропал немало книжек про диабет.

– Семен Маркович, вы напишете обо мне роман? Свое генеалогическое древо я вам предоставлю.

Роман Борисович извлек из дорогого портфеля дорогую папочку и протянул Семену Марковичу.

– Там информация о моих предках.

– А о теперешних бабах?

– Познакомитесь в круизе.

– Ты все-таки определись: ты хочешь документальное произведение или…

– Авантюрный роман. Ведь вся моя жизнь – одна сплошная авантюра.

– Будет тебе авантюрный роман, – сказал Семен Маркович. – Кстати, там в приглашении написано, что ты хочешь видеть меня с партнером или партнершей. Это как понимать?

– Приглашения стандартные, ну а теперь, как вы знаете, Семен Маркович, люди не скрывают своих пристрастий. А у некоторых вообще трудно идентифицировать пол…

Семен Маркович попросил огласить список приглашенных.

– Да, интересно будет пообщаться с этой публикой, – кивнул Гительсон.

– Вы со всеми знакомы?

– Я про всех слышал, но лично мы общались только с Олегом Бардашевичем, Ксенией Ивановой и Володей Сумрачным. Я, Рома, люблю общаться с умными людьми. Я не могу тратить свое время на идиотов. У меня его не так много осталось.

– У политика Ледовских то ли четыре, то ли пять высших образований.

– Даже одно высшее образование не является показателем ума, а четыре или пять в особенности. А уж кандидатские и докторские диссертации… Ты знал моего друга Яшу, который написал больше диссертаций, чем кто-либо в мире, а сам не был не то что доктором, а даже кандидатом наук? Эх, нет больше Яши. Так мне его не хватает…

– Это вы про того вашего друга, который писал диссертации за наших теперь известных политиков и депутатов?

– Ну а про кого же еще? Валерка, которого теперь в благодарность за помощь в прошлом пристроили в самую известную газовую компанию, организовывал процесс, а Яша непосредственно писал текст. И ведь умные же вещи в этих диссертациях написаны! Если бы эти политики с депутатами хотя бы «свои» диссертации почитали и следовали кое-каким сделанным там выводам (Яшей), то жизнь была бы лучше. Но никто эти диссертации не читает. Пылятся где-то в архивах.

– Но Яша на диссертациях трех детей вырастил, – напомнил Роман Борисович.

– И где дети Яши и где дети политиков?

– Давайте не будем о грустном, Семен Маркович. Скажите просто: вы будете с парой или без?

– С парой. Но не с Анной Моисеевной. Она больна. Вроде бы никто из присутствующих не знает, есть у меня жена, нет у меня жены, точно не знаком с Анной Моисеевной, и ей не донесет про мое безобразное поведение, а ты, Рома, всем скажешь, что я буду писать про тебя роман. И я на самом деле буду писать роман, а на яхте на самом деле буду собирать материал и о тебе, и о том, как увести девушку у олигарха.

– У вас есть другая женщина? – откровенно удивился Галтовский. – И вы собираетесь…

– Безобразничать? А зачем бы я еще поехал в этот круиз? Я о тебе, Рома, любой роман могу написать, не выходя из дома.

Роман Борисович моргнул.

– Я хотел бы взять с собой очаровательную девушку Алису, ребеночку которой собираюсь дать свою фамилию. Кстати, врач на яхте будет? Все-таки девушка беременна, и хотя морской воздух очень полезен, мало ли…

12
{"b":"256621","o":1}