ЛитМир - Электронная Библиотека

- А вот и наша «прогульщица» вернулась, - улыбнулась тётя Лена. – Ну, как,- нагулялась?... Что с тобой?... – Ослабевшим голосом произнесла она, увидев лицо Алисы: посиневшие губы тряслись, щёки и руки были испачканы кровью, девушка дрожала, словно в лихорадке.

- Господи, дочка, что случилось?! – Побледнел Григорий Иванович.

- Там… Рамзес… Ему нужно врача… - Дрожащей рукой она указывала куда-то в сад…

… Когда врач увёз Рамзеса в клинику, расстроенный парень пошёл прогуляться в том же саду. Неподалёку от трагедии он нашёл нож, а также, кровавые следы, которые вели к забору.

«Видимо, кому-то тоже не повезло,» - подумал Женя и осторожно взялся за кончик лезвия.

В милиции сняли отпечатки пальцев и пообещали открыть «дело»…

«Возвращение в любовь»

... Семья весело обедала в гостиной, то и дело бросая под стол самые лакомые кусочки: Рамзес, который уже заметно поправился, глотал их, не разжёвывая.

- Ах, ты, обжора, - засмеялся Женя, подцепляя вилкой очередную картофелину.

- Сам ешь, сынок, - ласково напомнила Елена Петровна и испуганно замолчала, ожидая резкого ответа.

Но его не последовало.

- Ещё одну, тёть Лен, - умоляюще взглянул парень.

- Хорошо, - растерянно прошептала женщина.

За всё время пребывания в этом доме, они ни разу не услышала ничего, кроме «мачехи». Что же заставило парня так измениться? Руки у неё заметно дрожали. Блюдце, которое подал Григорий Иванович, упало на пол и со звоном разбилось.

- На счастье! – Улыбнулся Женя.

Григорий с приятным удивлением смотрел на сына. Давно он уже не видел своего мальчика таким. После смерти матери он стал очень агрессивным и замкнутым. А когда в доме появилось новая хозяйка, и вовсе «слетел с катушек». Но, увидев с какой теплотой и нежностью Алиса смотрит на парня, мужчина догадался, что такая перемена – полностью её заслуга.

«Сколько доброты и нежности в этой девочке? – Думал он. – Это просто ангел какой-то!»…

- Гриш, ты о чём задумался? У тебя телефон трещит уже третий раз!

- Алло!.. Да, я слушаю!.. Нашли?! Опознать? С сыном?.. Договорились!.. Это из милиции, - объяснил притихшим ребятам. – Говорят, нашли несостоявшегося убийцу Рамзеса. Хотят, чтобы мы подошли в участок.

- И я с вами! – Спохватилась Алиса.

- Тебе лучше остаться дома…

- Давай возьмём её, пап! – Перебил отца Женя и незаметно подмигнул девушке…

… В отделении их уже ждали.

- Ну, вот он, наш «красавец», - распахнул дверь молодой милиционер. – Взяли, можно сказать, тёпленьким – и нога перебинтована.

Дверь открылась и Алиса увидела того самого ублюдка, который когда-то угрожал ей в переулке! Тот тоже, видимо, узнал девушку: об этом свидетельствовал оскал на его лице:

- О!.. Красотка! Вот и встретились! Всегда говорил, что мир тесен…

- Ты тут не умничай, а давай рассказывай, как всё было! – Остановил милиционер красноречивый поток. – Вы его знаете? – Обернулся к присутствующим.

- Он напал на меня. Месяц назад, - пятясь к двери, заговорила девушка. – Рамзес искусал его тогда.

- А собачку я запомнил! – Ухмыльнулся подозреваемый. – Честно говоря, я и не знал, что попаду именно к вам: больно мне машинка ваша приглянулась… Нож взял на всякий случай… Я уже почти открыл гараж, как слышу – рычание. Я – наутёк. Пёс – за мной. Бросил меня на землю, - ну, я ему и саданул в бок… Но всё-таки успел за ногу хватануть, тварь!.. А я вижу – собачка знакомая… - Но он тут же замолчал, получив подзатыльник.

- Мы достаточно услышали. Уведите его! – Велел милиционер. – Теперь он от нас не вырвется: два года искали – всё никак поймать не могли. Вор, 38 лет, три раза был судим: два раза – за убийство, один – за грабёж. Но теперь ему не отвертеться…

Домой ехали угнетённые…

« Встреча с судьбой»

На следующее утро Алиса проснулась от сильной головной боли. Мигрень была просто ужасной, к тому же, за окном слякотливо шумел дождь вперемешку со снегом, под ногами чавкало.

- Может, останешься дома? – Сочувствующе спросил Женя.

- Нет. Сегодня же контрольная по математике. Ты что, забыл?

- Нет. Я просто… - Он виновато прятал глаза.

- Не подготовился?

- Ну, что-то типа того… - Парень зажмурился, ожидая упрёков в свой адрес, но услышал совсем другое:

- Ну, ничего. Придём пораньше и я тебе всё объясню…

… Погода была ужасной: выл холодный ветер, бросая комьями земли и листьев в окна; хлопал ставнями, обрывал провода. На улице ещё светили фонари, отбиваясь в тёмных лужах. Дождливые тени хмуро плясали на озябших тротуарах; на мутной воде лопались пузыри. Белесый туман стоял стеной: не видно было даже света фар приближающихся машин.

Женя и Алиса брели вдоль дороги, стараясь удержать зонтик так, чтобы ветер не выломал спицы. Они уже подходили к мосту, как вдруг на другой стороне, у перил, увидели женщину, лет сорока. Она стояла в распахнутой настежь ветровке, ветер трепал полы грязного платья; светлые волосы прилипли ко лбу; крупные дождевые капли, не переставая бить в лицо, скапывали с носа, висели на бровях. Что-то тянуло Алису к этой женщине. Вдруг перед глазами возникло видение: ясный солнечный день, девушка с ребёнком на руках, мост… Затем крик, падение, всплеск воды…

«Это моя мама! – Осенило Алису. – Настоящая мама!»

- Извините! – Смущённо откашлялся Женя. – А что вы делаете здесь в такую погоду?

На парня блеснули глаза, полные слёз и отчаяния.

- Ох, сыночек, - вздохнула женщина, - уже 15-ть лет я прихожу сюда в этот день. Прошлая боль не перестаёт напоминать о себе.

- У Вас погибла дочка? – Невинно спросила Алиса, уже зная, что услышит.

- Да… Откуда ты знаешь? – В глазах плескался страх, пополам с надеждой. – …Я стояла у перил и смотрела на тихую неподвижную гладь воды. Но вдруг порыв ветра качнул меня и, чтобы удержать равновесие, я ухватилась за поручни обеими руками… Моя доченька… полетела вниз… - Голос женщины дрожал. – Спасатели сразу же бросились за ней, но когда подъехала «скорая», говорили, что всё бесполезно. Меня тогда увезли с сердечным приступом… Теперь я каждый год прихожу на это место, чтобы помянуть свою доченьку…

- Не надо меня хоронить, - прошептала девушка.

- Что?.. Что ты сказала?!

- Я говорю, не надо меня хоронить преждевременно: я твоя дочь, мама!

С побелевшим лицом, женщина взглянула на шею Алисы. Так и есть: эта характерная родинка, продолговатой формы. Перед глазами вдруг всё поплыло… Наступила темнота…

- Быстрее! Вызывай скорую!!! – Закричал Женя.

…В городе уже выли сирены…

«Мгновение до рая»

... В больничной палате было тихо, только пикала машинка, отсчитывая последние удары сердца.

«Состояние безнадёжно. Можете попрощаться,» - сказала врач.

Алиса сидела у кровати и теребила мокрыми от слёз руками ладони матери.

«Зачем прощаться? – Думала она. – Мы же только что познакомились…»

- Алиса, ну, может, всё ещё обойдётся? – Пытался утешить её парень. Но девушка не слышала его.

«Мама, вернись! Пожалуйста, вернись! Господи, не отбирай её у меня!» - Шептала Алиса, роняя слёзы на белые, как бумага, руки матери.

Они каплями скатывались на пол, мочили одеяло.

Машинка вдруг щёлкнула и смолкла. Длинный тонкий гудок заполнил звенящую тишину.

- Не-е-ет!!! – Исступлённо закричала девушка, и, увидев, что прибор рисует прямую линию, бросилась на грудь матери.

Её пытались оторвать, но Алиса, вцепившись в холодную шею, судорожно всхлипывала и, обливая ручьями слёз неподвижное лицо, громко повторяла:

- Не-е-ет!!! Не надо!!! Пожалуйста, вернись!!! Господи, верни её, умоляю!!!...

Врачи молча вытирали красные глаза. В углу горько рыдал Женя…

…Но вдруг раздался громкий щелчок и прибор начал отбивать удары: сначала - едва уловимые, а потом – сильнее и сильнее.

Врачи замерли, застыв на месте. Такого в их практике ещё не было. Первой опомнилась пожилая врач:

3
{"b":"256650","o":1}