ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Эффект прозрачных стен
Сису. Поиск источника отваги, силы и счастья по-фински
Соблазню тебя нежно
Алтарный маг
Тепло его объятий
Все девочки снежинки, а мальчики клоуны
Кристалл Авроры
Жертвы Плещеева озера
Любовь и секс: как мы ими занимаемся. Прямой репортаж из научных лабораторий, изучающих человеческую сексуальность
A
A

– Я не пытался его убить, – сказал Вольф. – Иначе он был бы в мясорубке. Шевели мозгами.

Циско тряхнул головой:

– Ничего не понимаю.

– Я скажу, что сам ты можешь извлечь из этой заварушки. Посмотри, кто особенно суетится в твоей организации. Глядишь, обнаружится еще парочка внедренных сотрудников. Похоже, их у тебя больше, чем изюма в булочке.

Циско натянуто улыбнулся:

– Спасибо, что помогаешь очистить организацию. Уверен, ты действуешь из чистого альтруизма.

– Я такой, – согласился Вольф. – Разве ты не рад, что навестил меня в прошлом году, когда я был вроде как не у дел? – Улыбка исчезла с его лица. – Черт возьми, Циско, ты создал это чудовище. Придется тебе с ним жить, пока все не закончится.

– Когда это будет? Что ты ищешь? Чего добиваешься?

Вольф взял себя в руки.

– Я скажу… когда пойму сам. Сейчас я только подбираюсь к разгадке. Я не поленился встретиться с тобой, только чтоб сказать: прекрати охоту за мной. Я занят делом. Важным.

– И оно связано с эльяром. Как?

– Знал бы, не сказал.

– И что мне теперь делать? Сидеть, слушать, как вопит Центр, и все? – спросил Циско.

– Нет. Следи за читетами. Узнаешь, что подбираются ко мне, свистни. По тому же каналу. Я так или иначе проверяю его каждую Е-неделю. Только не пытайся проследить мой сигнал.

Циско, ты – охотник, я – терьер. Ты отправил меня в эту нору, я полез. Теперь ставь сеть и смотри, что в нее попадется.

– Сидеть сложа руки и ждать, что ты выкинешь в следующий раз? Что в твоих планах, Вольф? Взорвать федеральный Центр Управления?

Губы Вольфа скривила улыбка.

– Экстремальные времена требуют экстремальных мер. Эту фразу я слышал от тебя как минимум трижды.

– Тогда была война!

– Как ты подметил в прошлом году: может быть, для меня она так и не кончилась.

Вольф, не сказав «отбой», выключил ком.

– Когда те ребятки выйдут из джунглей, у него случится удар.

– Сейчас, – сказал Таен, – мы в трех прыжках от эльярского сектора. Интересно отметить малоприятное для нас обоих обстоятельство: ожидая твоего сигнала к отправке судна против читетов, я опять слышал гудение. Но тогда оно было очень слабым, очень далеким.

В последний период сна я ощутил его снова, куда более сильным. Это может означать, что источник неведомого явления либо в эльярских секторах, либо сразу за ними.

Интересно, почему я не слышу его вместе с тобой? – сказал Вольф. – И еще: неужели кроме нас никто ничего не чувствует?.. Ты прав. Приятного мало.

Прославленный экстрасенс сгорел в загадочном огне

Нажмите здесь

БАЛТИМОР, ЗЕМЛЯ – Лесли Ричардсон, шестидесяти трех лет, известный как Великий Иллюзионист, найден мертвым в своем плавучем доме, пришвартованном в окрестностях названного города. Полиция сообщила, что он умер от загадочных ожогов, полученных, вероятно, вследствие удара молнии, хотя в доме следов огня не обнаружено.

Ричардсон прославился до и особенно во время войны. Все эти трудные годы он давал концерты в федеральных войсках. Сам он сказал, что всем обязан Федерации, поскольку в момент нападения эльяров находился на Глайфер XIX и недолгое время удерживался в плену. Он был освобожден, когда федеральные войска в ходе внезапной контратаки отбили планету.

После войны Ричардсон объявил через своего менеджера, что «фокусы, которые он показывал, приоткрыли завесу», и прекратил выступления, чтобы посвятить себя размышлениям и описанию «Иных Миров», которые он якобы постигает в посте и медитации.

«Великий Иллюзионист» был известен своим обаянием, мягким юмором, но главное – своими удивительными номерами, в частности умением делаться как бы невидимым посреди толпы. Этот фокус еще никому не удалось повторить.

У него остались…

– Выход из N-пространства завершен. До точки пересечения линий – один прыжок.

– Спасибо, – сказал Вольф.

Таен поднял щупальца, снова опустил их на «насест».

– Я нахожу забавным, пользуясь вашим словом, как ты благодаришь машину. Мне это представляется пустой тратой энергии.

– Совершенно верно. Добавь, что я еще вежлив с тобой. Корабль, различаешь признаки жизни?

– Нет.

– Различаешь планеты, астероиды, обитаемые миры?

– Нет.

– Есть ли сигналы в каком-либо диапазоне частот?

– Нет.

– Как сможешь, делай последний прыжок.

– Принято.

Планета была холодной, пустой, зловещей. Вольф опять взглянул на экран, потом отвел взгляд от серо-черной пустыни.

– Дай характеристики.

– Отмечены следы кислорода, недостаточные для поддержания человеческой жизни. Тяготение – половина земного. Нужны геологические и атмосферные данные?

– Нет. – Вольф взглянул на боковые экраны. Они показывали далекое солнце и две другие планеты – ледяные гиганты.

– Различаешь какие-либо сигналы, признаки жизни?

– Нет.

– Ничего не понимаю. Планета – практически в точке икс, и хоть шаром покати.

– Предлагаю совершить круговой облет, – сказал Таен. – Стражи, если они находятся или находились здесь, не стали бы во всеуслышание заявлять о себе.

– Корабль… делай, что он предложил.

– Принято.

– Боюсь, ты прав, – сказал Таен. – На этой планете никто никогда не жил.

– Возможно, – согласился Вольф, закрыл глаза, позволил Лумине вынести его за экран, в нагромождение серых и черных глыб. – Корабль, развернись на сто восемьдесят и спустись на двести футов.

– Принято.

– Что ты делаешь?

– Блефую. Как будто что-то увидел.

– По мне выпустили снаряд, – без всякой необходимости сообщил корабль. Вольф и сам видел, как из ближайшего утеса вырвался сноп огня. – Применяю стандартные меры уклонения…

– Отставить! – рявкнул Вольф. – Развернись точно на снаряд! Снизься на сто футов!

– Принято, – отвечал корабль. Обоих мотнуло на сиденьях. – Хотя это и противоречит заложенной в меня программе.

– Полный вперед!

– Принято.

Ракета, серовато-черный цилиндр с плоской змеиной головкой, пронеслась мимо. Вольфу показалось, что он различил на ее боку эльярские письмена.

– Без локационного взрывателя, – отметил он. – Не то бы…

Ракета выбросила реактивную струю, резко развернулась и врезалась в скалу под самым «Граалем».

– Хозяева дома, – сказал Вольф, цепляясь за пульт управления. – Как бы передать им цветы и наилучшие пожелания?

– Не знаю.

– Корабль, давай за горизонт. На полной мощности.

– Принято.

– Как только…

– Меня снова атаковали.

– Черт! Приготовься выпустить ракету.

– Пусковая установка готова. Вольф перебежал к пульту.

– Пускай ракету, – велел он. – Я буду управлять ею вручную.

– Принято.

– Призрачный Воин, это безумие, – сказал Таен. – Ты не можешь думать быстрее истребителя.

– Я не собираюсь думать, – ответил Вольф. – А теперь заткнись.

Он ощутил Лумину, выбросил из головы страх, напряжение.

«Дыши… ты – свод… ты – огонь…»

Он был вне корабля, мчался к эльярскому истребителю, чуть опережая взрывную волну своей ракеты, руки на пульте управления двигались как бы независимо от него.

«Коснись свода… стань частью… стань всем… ощути…»

Сознание вновь выплеснулось вперед, к эльярскому кораблю. Вольф чувствовал рядом свою ракету.

«Свести ладони… отставить пальцы…»

Далеко, в теплой уютной рубке, руки Вольфа оторвались от пульта, сошлись. В ушах раздался испуганный свист Таена.

«Коснись…»

Ракета Вольфа врезалась в истребитель, пламя брызнуло и погасло, на камни посыпались крохотные осколки металла.

Вольф встал из-за пульта. Таен спрыгнул с «насеста» и был уже на середине рубки.

– Сиди, – сказал Вольф. – Он мертв. Я его убил. Корабль, давай мотаем на хрен с этой планеты. С меня хватит. Надо все хорошенько обмозговать.

22
{"b":"2567","o":1}