ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но я расскажу тебе другой эпизод, которому был свидетелем. Это случилось во время войны, после того, как мне велели расформировать мой специальный отряд и прекратить охоту за тобой. Я находился в командной рубке нашего большого корабля, из тех, что мы называли Великими Кораблями-Убийцами. Мы засекли два федеральных разведывательных катера и с помощью дальнобойных орудий вывели из строя двигательный отсек одного из них. Второй вполне мог скрыться, пока мы уничтожали первый.

Вместо этого он изменил курс и вернулся – почти наверняка, чтобы спасти остававшихся на первом корабле, хотя разумный анализ убеждал, что тот обречен. В итоге мы уничтожили оба катера вместе с командами.

– Люди иногда делают подобные глупости, – заметил Вольф.

– Скажи, сходен ли мыслительный процесс, или, точнее, эмоциональный порыв, двигавший капитаном второго катера, с тем, что заставляет тебя помогать Кормаку?

– Возможно.

– Допустимо ли предположить, что именно этот способ мышления, абсолютно недоступный эльярам, каким-то образом стал причиной того, что вы нас разбили и моему народу пришлось в поисках спасения совершить Переход?

– Вряд ли, – ответил Вольф. – Нам просто повезло. – Он встал. – Вперед, лошадка. До ночлега еще много миль.

– Сомневаюсь, что когда-нибудь пойму.

– Я тоже.

Вольф, совершенно голый, стоял на коленях перед Луминой, упершись руками в колени. Дыхание его было глубоким, ровным. Камень мерцал, озаряя каюту.

«Я под сводом… я – свод… нет ничего за, нет ничего перед…»

Он поднял руки, свел ладони, выставил указательные пальцы, соединил их.

«Гори, огонь, войди, огонь, наполни, принеси мудрость…»

Его дыхание стало еще медленнее.

Внезапно он оказался «над» Луминой и теперь «глядел» на нее сверху. Поднялся еще выше, к потолку, прошел перекрытие; мозг «увидел» провода, блестящую гладкую сталь, и Джошуа понял, что он – на командной палубе.

Дыхание его участилось. Лумина разгоралась все ярче. Он отвернулся и развел руки; камень померк, стал серым.

– Провалиться мне, – изумленно сказал Джошуа. – Не знаю…

Он оборвал фразу, сосредоточился, совладал с дыханием.

Лумина «ожила», заиграла цветами.

Вольф видел только камень и ничего больше.

Через некоторое время он, не отталкиваясь руками, встал. Лумина погасла.

Джошуа изумленно потряс головой, взял Лумину и пошел в душ.

– Докладываю о готовности перед последним прыжком к Гаррапате, – сообщил корабль.

– Жди, – велел Вольф и еще раз оглядел экран. – Теперь мы входим в саму Федерацию и виляем хвостом. Покажи, как это выглядит в реальном пространстве. Нам нужна настоящая трансформация, не просто видимость. Изобрази нам… бывший военный катер класса YS. Я купил тебя после войны и переделал своими руками. Я дал тебе новое имя… э-э… «Отранто». Вплоть до дальнейших указаний отзывайся на это название, как и на «Грааль».

– Принято. Жди.

Загудели гидравлические насосы, замигали индикаторы на новенькой панели.

– Превращение завершено, – доложил корабль.

– И как мне теперь увидеть?.. Выведи аппарат для осмотра внешних повреждений на пятьдесят ярдов и дай мне полный обзор.

– Принято.

Через некоторое время на экране появилась картинка.

– Черт, – изумленно пробормотал Вольф. – Я бы сам тебя не узнал. Я бы сказал, что ты выглядишь капитально, только, если это я тебя переделывал, мне надо оборвать руки. Придется прилепить тебе на люк пикалку, а то, не ровен час, перепутаю с другими на космодроме.

– Твой друг Кормак, – сказал взволнованно Таен, – проделал замечательную работу и заслуживает похвалы.

– Он свое получит. Корабль, а ты как считаешь? Помнится, твой последний программист решил, что тебе нужно чуть больше личности.

– Твои слова я воспринимаю как выражение удовольствия, поэтому испытываю то же самое, хотя и не знаю, что это значит.

– «Грааль», познакомься с Таеном. Вы отлично друг другу подходите. Жаль, ты у нас в мужском роде, а то бы мы воскресили ЭНИАК, и он бы вас поженил. Ладно, «Отранто». Прыгай, когда будешь готов.

Мир завертелся, Джошуа почувствовал пряный привкус на языке, забытые ощущения прошлого. Потом все восстановилось. На экране горели другие созвездия.

– Выход из N-пространства завершен, – доложил корабль. – До Гаррапаты – два Е-дня.

И контора, и щуплый человечек за столом насквозь пропахли неудачей, которая тянется так долго, что с нею давно сроднились.

– Вот, – сказал он, – целый пакет. Вполне стоит денег, которые я запросил, мистер… э-э… Тейлор. – Нос над редкими усиками задергался. Человечек напомнил Вольфу кролика перед морковной грядкой.

Вольф взял микрофишу, взвесил на руке, почувствовал.

– Кто собрал досье?

Человечек попытался изобразить гнев, не сумел и сдался.

– Вы не верите, что я?

– Знаю, что не вы. Слишком мало времени для новичка. Но меня это не колышет.

– Ладно, – отвечал частный сыщик. – Данные собрала команда из Де Грассе, Хэтуэй. У меня есть связь с человеком, который время от времени с ними контактирует. Я не видел смысла дублировать работу. Не было случая, чтобы кто-нибудь пожаловался на их материалы. – Он замялся, потом добавил: – И потом, планета Какары не так далеко отсюда, он почти все дела ведет с Гаррапаты. О нем идет определенная слава. Трудно все время оглядываться через плечо, когда ты совсем один.

– На кого работала команда из Де Грассе, Хэтуэй?

– Не знаю, не спрашивал.

Вольф сунул микрофишу в карман, протянул деньги:

– Вот. Вы сказали, что предпочитаете наличные?

– Кто их не предпочитает?

Вольф вышел из кабинета. Щелчок, с которым захлопнулась дверь, гулко прокатился по пустому пыльному коридору.

Джошуа вылез из челночного такси, неторопливо дошел до соседнего дока, скользнул за угол и стал ждать. За ним никто не следовал.

Он пошел назад, мимо остановки челноков, ко второму доку, вошел в маленький, на одного человека, лифт и дотронулся до сенсора. Лифт поднял его на палубу овального дока. Джошуа коснулся сенсора на люке «Грааля», вошел.

Таен сидел на двух стойках, которые они за день до того сварили в крохотной мастерской «Грааля». Рядом лежал на полке тяжелый бластер. Глаза-щелочки открылись.

– Тебе сообщение, – не здороваясь, объявил инопланетянин.

Джошуа поднялся по винтовой лестнице на командную палубу, включил ком.

Замелькало прокручиваемое назад изображение, и на экране появилось невыразительное лицо Циско.

– Я получил твой сигнал, – произнес функционер, – и заключаю, что наш общий друг – с тобой. Нам надо увидеться. Ситуация изменилась с тех пор, как мы говорили о нем… и о тебе. Встретимся на твоих условиях, где и когда скажешь. Свяжись со мной по любому из обычных каналов. Гарантирую твою безопасность, хотя знаю, ты мне не веришь.

– Угадал, – сказал Джошуа меркнущему изображению. – Не верю.

Джалон Какара исподлобья смотрел на Вольфа. Джошуа встал и обошел голограмму, внимательно ее разглядывая.

– Ты заметил, – сказал Таен на земном, – что он никогда не смотрит прямо в объектив?

– Правда, черт возьми.

– Ни на этом снимке, ни на других.

– Если б я думал, что у негодяев есть совесть, то сказал бы, что Джалона по ночам мучают кошмары. – Вольф снова сел за пульт и стал дальше просматривать микрофишу.

– Кстати, думаю, пока мы не вернемся в Отверженные Миры, мне лучше говорить на земном. Звук часто проникает дальше и вызывает большее подозрение, чем то, что видят наши глаза. Послушай, одна идея… Извини. Я прервал твои размышления.

– Ничего, – сказал Вольф. – Я просто смотрю все подряд – может, в подсознании что-нибудь щелкнет. Говори.

– Я подумал, что, может быть, ошибался.

– Эльяр признает свою неправоту? Ты и впрямь заразился от людей. Правильно тебя не взяли в Переход.

7
{"b":"2567","o":1}