ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Миновав стороной столицу сельджуков, Конью, маленький рыцарский орден вновь исчезает за строками пергаментных свитков и появляется спустя десяток лет вместе с первым упоминанием о замке, возведенном в горах Тавра на границе Рума и Киликийской Армении, которая занимала средиземноморское побережье на юго-востоке современной Турции.

Рас Альхаг, что в переводе с арабского звучит как «Голова Заклинателя Змей», — под таким названием известен горный замок тамплиеров-отступников в арабских источниках. Самая яркая звезда в созвездии Змееносца носит то же имя. Но это совпадение — далеко не самая интригующая загадка рыцарей графа де Ту. Оставив в стороне главную тайну цитадели — кто и во имя какой цели воздвиг ее для крохотного войска рыцарей-беглецов? — последуем дальше по их следам и будем удивляться вновь и вновь.

Спустя еще три десятка лет «железные воины» Рас Альхага появляются в рядах монгольского войска, штурмующего Аламут, иранскую крепость ассасинов-исмаилитов, которые по сути дела упразднили Аллаха и всех прочих богов, объявив о своем собственном ангелоподобии, что позволяло считать весь остальной людской род никчемным и подлежащим поголовному истреблению. По свидетельству хронистов, все воины Рас Альхага пали при взятии Аламута, который вскоре после их гибели сдался уже без боя.

Как видим, исторические свидетельства мало чем отличаются от мифологических сказаний, настолько густой туман тайн и загадок окружает мятежных крестоносцев графа Робера де Ту и горный замок «железных людей».

Ныне в тех краях можно услышать еще одну легенду, о которой нельзя не упомянуть…

Если путешественник понравится своим проводникам джибавиям, они укажут ему на ряд полукруглых вершин, которые видны от развалин в стороне Киликийского перевала, и назовут их могилами «железных воинов». Перейдя на шепот, они поведают также о том, что один из воинов Рас Альхага остался жив и до сих пор бродит по подземельям цитадели, ожидая дня, когда его освободит всемилостивый и всемилосердный Аллах, призвав на последний бой с духами Иблиса.

По всей видимости, таинственный хранитель замка напомнил о себе спустя шесть с половиной веков.

Весной 1933 года французский археолог Жак Валадьен, считавший себя потомком графа Робера де Ту, проводил среди развалин древнего замка раскопки и обнаружил на дне колодца плотно запечатанный кувшин. По словам Валадьена, он ожидал найти в нем джинна арабских сказок, но обнаружил нечто куда более удивительное…

Речь шла о пергаментных свитках, содержавших записи частью на арабском, частью на тосканском языках и датированных началом четырнадцатого века.

Летом того же года Валадьен успел опубликовать несколько коротких отрывков из найденных им «дневников» безымянного и весьма загадочного автора. Ответом на открытие было обвинение в мистификации, выдвинутое против Валадьена рядом авторитетных научных изданий. Мнение оппонентов не смогли поколебать даже результаты криминалистической экспертизы, подтверждавшей подлинность находки.

Вскоре «дело о свитках Рас Альхага» приняло еще более интригующий оборот, вполне сообразный всей истории тамплиеров-отступников и их горной цитадели. Через месяц после начала Второй мировой войны свитки были похищены из университета Сорбонны, где их исследовала международная комиссия специалистов-историков. «Желтая пресса» разнесла слух о том, что похищение явилось делом рук Валадьена, стремившегося избежать окончательного разоблачения. Однако спустя месяц бесследно исчез и сам Жак Валадьен… Газеты обсуждали версию самоубийства, а научные круги внезапно вспомнили, что в бытность свою Жак Валадьен проявлял себя вполне добропорядочным человеком.

Минуло еще шесть десятков лет — и загадка «свитков Рас Альхага» вновь всплыла на поверхность. Причем всплыла в самом буквальном смысле слова: свитки были обнаружены в сейфе, стоявшем в особом, секретном отсеке германской субмарины, потопленной англичанами в районе Канарских островов в апреле 1945 года. Судя по бортовым документам, подводная лодка держала курс на Южную Америку… В 1989 году она была поднята с океанического дна кораблями Международного фонда «Гален», занимающимся, в частности, поиском контейнеров с отравляющими средствами, сброшенных в морские акватории.

Итак, загадочная рукопись хранилась шесть веков в подземных глубинах, а затем — еще четыре десятилетия в глубинах водной стихии. На этот раз она была укрыта не только глиняной оболочкой кувшина, но облачена еще и в бронированные латы, мистически напоминавшие о доспехах «железных воинов» горной цитадели.

На последнем свитке, в самом конце записи, обнаружено несколько малоразборчивых пометок. Выяснилось, что они сделаны рукой еще одной весьма таинственной личности, а именно генерал-майором Карлом Хаусхофером, тем самым, кто создал теорию геополитики и «жизненного пространства» и вместе с Гитлером основал некий оккультный Черный Орден, откуда, по утверждению фюрера, высказанному главе данцигского сената Герману Раушнингу, должна была выйти «вторая ступень человека, который будет мерой и центром мира, человека-бога». Заключительные строки свитка перечеркнуты алым карандашным крестом и помечены словом «FINSTERNIS!» («ЗАТМЕНИЕ!»).

Увы, приговор академической науки, признавшей «дневник» великого посвященного искусной мистификацией, остался в силе.

В 1991 году свитки были куплены на одном из аукционов антиквариата. Гражданин Ирака, который приобрел их, пожелал остаться неизвестным.

Мне посчастливилось держать в руках «свитки Рас Альхага» незадолго до их очередного исчезновения. Более подробно я познакомился с текстами по их фотокопиям, любезно предоставленным в мое распоряжение моим старым другом из Бейрута, профессором Джамалем Мазараи, изучающим символическую стилистику суфийского братства джибавия.

Мы с моим другом надеемся, что публикация текста, найденного в замке Змееносца, если и не приблизит час, когда все тайное станет явным, то по крайней мере вызовет у Вас, досточтимый читатель, пристальный интерес к той удивительной эпохе, когда происходило соприкосновение средневековых культур Запада и Востока, соприкосновение, которое не только вызывало высокие взлеты человеческого духа, объединявшие всех «труждающихся и обремененных» мощью нового нравственного призыва, но подчас порождало духовных, а вслед за духовными и политических химер, обладавших духовным зарядом огромной разрушительной силы.

Тексты первого и последнего свитков составлены на арабском языке, остальные — на тосканском диалекте четырнадцатого столетия. Специально для читателя, малознакомого с историческими реалиями той эпохи, записи разбиты на части, поименованные местами происходящего действия и соответствующими датами.

Следует особо отметить, что Первый свиток открывается стихотворной строкой, написанной на латыни и принадлежащей перу великого Данте. По его первоначальному замыслу именно такими словами должна была начинаться «Божественная комедия». Эта латинская строка служит вполне «законным» эпиграфом для всей рукописи, поэтому мы сочли возможным предварить ею весь текст.

Искренне Ваш

Октавиан Стампас

Ultima regna canam, fluido contermino mundo…note 1

Dante Altghieri

вернуться

Note1

Я воспою отдаленные царства, пределы коих — над безднами вод…

2
{"b":"25679","o":1}