ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
7 красных линий (сборник)
Мститель. Долг офицера
Пока-я-не-Я. Практическое руководство по трансформации судьбы
Почему коровы не летают?
Мама для наследника
Технологии Четвертой промышленной революции
Пепел умерших звёзд
Лолита
Магическая уборка. Японское искусство наведения порядка дома и в жизни
Содержание  
A
A

Душа моя содрогнулась и, наверное, сама произнесла имя Халаба, даже не надеясь на чудо в этой пещере смерти. И перед глазами василиска Равелина словно повисла прозрачная дымка. В зале посветлело, а я ощутил в это же мгновение свободу. Без всякого принуждения я прыгнул вперед, видя перед собой не всемогущего мага, а обыкновенного мужчину средних лет. Я со всего маху врезался в Равелина, и тот упал навзничь. Я снова бросился на него, пытаясь добраться до его кинжала прежде, чем он нашлет на меня очередное заклинание. Но Равелин оказался искусен не только в колдовстве. Он резко откатился в сторону, как опытный турнирный борец, и вскочил на ноги, уже держа в руке кинжал, извилистый, как змеинообразное продолжение его пальцев. Лезвие необычно ярко блестело, и я понял, что оно заколдовано. Но на этот раз я не стал вести себя подобно кролику под взглядом змеи, поскольку в легком небесно-голубом сиянии, появившемся по велению Халаба, я разглядел за спиной Равелина коридор и припустил по нему изо всех сил. Но на бегу я услыхал злорадный смех Равелина и его слова, звучавшие так отчетливо, словно он находился рядом со мной:

— Так ты не хочешь еще поиграть? Пусть будет по-твоему. Говорят, мясо добычи становится нежнее после того, как она испытывает ужас и боль. Давай, Антеро. Мои собаки уже готовы идти по следу. Мы вскоре встретимся, когда ты будешь загнан в угол.

Я не обращал внимания на эти слова. Я избежал одной ловушки и теперь не собирался отступать перед лицом следующих… Лишенный оков, я легко бежал по ступенькам, ведущим наверх. Вверху ждал разрушенный город и его чудовища, но вверху было небо, ночь и воздух. Мои легкие жадно глотали воздух, измученное тело просило пощады, но я и на это не обращал внимания. Я с нетерпением ждал, когда же покажутся ворота, ведущие наружу. Они показались, но были заперты на уровне моих плеч перекладиной толщиной с человеческое тело. Я огляделся в поисках лебедки или рычага, но ничего не обнаружил. Тогда я изо всех сил толкнул этот засов, снять который мог лишь взвод солдат. И силы откуда-то взялись, перекладина потихоньку поднималась, и вскоре ворота открылись. Оставалось только нажать плечом на створки, которые висели на хорошо смазанных петлях и распахнулись без скрипа. Тучи разогнало, выглянула луна. За воротами начинались груды камня, обрушившиеся колонны и разбитые мостовые проклятого города.

Я выскочил на этот холодный лунный свет. Оставалась надежда отыскать подходящий склон, по которому можно было бы спуститься к равнине или лучше к реке. Я хотел попробовать пуститься вплавь по этой зловещей воде и отыскать спасение ниже по течению. Интуитивно выбрав направление, я побежал вперед. А за спиной раздалось завывание чудовищ Равелина. Я не знал, страшны ли они сами по себе или их направляет исключительно воля принца. Вой звучал все громче, и я не мог от него оторваться.

Я выбежал на широкую улицу, посреди которой валялись обломки статуй. Лик каждой статуи был срезан, словно после того, как их повалили, кто-то еще поработал над ними стамеской. Они изображали людей с необычными пропорциями тела. Но у меня не было времени их разглядывать, поскольку из переулка впереди на меня бросилось первое чудовище. Луна хорошо освещала его. Представьте себе гигантского человека, бегущего на четвереньках, с локтями, вывернутыми вперед. Удлините в два раза человеческое лицо, добавьте ядовитые клыки, сдвиньте глаза на виски, как у волка, хотя этот благородный зверь не идет ни в какое сравнение с этим чудовищем, и обтяните полученное тело бледной, изъязвленной, как у больных проказой, кожей — получится точная картина. Клацая когтями по камням, оно приближалось ко мне. Вой его зазвучал торжествующе, а затем и удивленно, когда я, подобрав булыжник размером с кулак, швырнул ему в морду. Чудовище отскочило назад и присело, визжа от боли. Наверное, до этого добыча еще не давала ему отпора.

Я побежал дальше. Позади вновь послышалось завывание. В конце улицы я оглянулся. Стая чудовищ приостановила преследование и набросилась на раненного мною собрата. Я выскочил на другую улицу и побежал в том направлении, где, по-моему, должны были закончиться и руины и плато.

Что-то ударило меня в спину, сбивая с ног. Я машинально сделал сальто и тут же увидел одно из этих созданий, которое, не давая мне времени встать, снова прыгнуло на меня. Я мгновенно вспомнил один из приемов Яноша, и, когда чудовище разинуло пасть, выдыхая гнилостный запах, я смело воткнул ему в глотку левую руку. Не давая зубам сомкнуться на ней, я другой рукой обхватил его за шею и резко повернул ему голову, начисто ломая шею твари. Еще одно чудовище было уничтожено.

Я помчался дальше, надеясь, что стая задержится полакомиться еще одним своим. Как раз в этот момент ко мне пришло второе дыхание и боль в легких пропала. Теперь, если бы потребовалось, я бы бежал всю ночь. Мне показалось, что я уже слышу шум реки неподалеку. Земля впереди уходила вниз, образовывая естественный амфитеатр, чем и воспользовались местные строители, создав сооружение намного больше, чем Большой амфитеатр Ориссы. Каменные ступени вели по склону холма к сцене, прежде прикрытой сверху каменным навесом. Сохранилось несколько колонн с остатками свода на капителях. А дальше отвесно уходила вниз скала. Придется искать какую-нибудь тропу или расселину, по которой можно будет спуститься.

И в этот момент стая настигла меня. Чудовища появились ниоткуда, казалось, что их изрыгнула сама земля. Я помчался к сцене, прыгая со ступеньки на ступеньку. Запрыгнув на сцену, я рванул к колоннам и там вооружился двумя острыми обломками камня. Чудовища окружили меня, рыча и повизгивая, стали сжимать кольцо. Я понимал, что им не велено убивать меня, и решил, что Равелин позволяет мне до последних сил сражаться, прежде чем он наложит на меня свои лапы. Одна тварь наконец решилась прыгнуть и получила сокрушительный удар камнем по черепу. Кольцо сжалось еще теснее. Я отчаянно огляделся — мне не справиться со всей стаей. Ясно, что тут мне и конец.

И тогда я решил, что достойнее погибнуть не от клыков этих чудовищ и не от магии Равелина. Если уж это все, я лучше прыгну со скалы вниз.

И тут появился мой хорек. Сначала я не понял, что это. Новое чудовище футов тридцати длиною, покрытое светло-коричневой шерстью, с длинным хвостом и горящими желтыми глазами, с шипением и посвистыванием бежало вниз по амфитеатру. И я с удивлением узнал в нем того хорька, которого воскресил Халаб, того любимого мною в детстве хорька, только выросшего в гиганта. Он подкрался сзади к одному из чудовищ Равелина, аккуратно прихватил его за спину и раскусил пополам. Стая встревоженно взвыла от такого неожиданного нападения и развернулась, чтобы разделаться с новым врагом. Но хорек был тут и там, везде и нигде, и каждый раз, когда смыкались его клыки, одна из тварей испускала свой последний вопль. Вожак своры отскочил в сторону и пролаял сигнал к отступлению. Остальные бросились врассыпную с места сражения, карабкаясь по ступеням наверх в попытке скрыться, но и там их настигала расправа. Когда стая врагов исчезла, это громадное животное присело на задние лапы и закрутило головой, принюхиваясь. В моей памяти отчетливо всплыла картина, в которой мой давно умерший зверек так же вот вынюхивал запах крыс. Потом он побежал ко мне, помахивая длинным хвостом и приветственно посвистывая, как он делал много-много лет назад, и сейчас, в этот момент величайшей опасности, я чуть не разрыдался.

Вокруг моего зверька замерцал воздух, приобретая форму человеческого тела. Я давно понял, что это Халаб… но тут видение исчезло. Остались луна, звезды и этот амфитеатр. Небо как будто стало ниже, вспыхнул пронзительный белый свет… Передо мной стоял Равелин. Исчезли звезды. Я и черный принц стояли на той же полуразрушенной сцене, накрытые темным непроницаемым куполом. Равелин держал наготове кинжал.

— Неплохо, — проворчал он. И куда делась его показная небрежность и насмешливость. — А я опять допустил с тобой ошибку, решив, что талант твой невелик. Я даже не чувствовал, что за тобой наблюдают и тебя поддерживают другие духи. Нет, в самом деле неплохо. Но почему же ты не позвал на помощь брата или этого зверя, когда Гриф похитил тебя в Ирайе? Или ты готовил ловушку для меня? — Равелин замолчал и изумленно покачал головой. — Коварная штука эта магия. Но не важно, кто на кого охотится, ты на меня или я на тебя. Этот купол, накрывший нас, одно из любимых моих волшебств. Он полностью нас изолировал. Теперь до нас не добраться никаким известным мне могущественным силам, земным или сверхъестественным. Я приготовил его много лет назад, когда впервые столкнулся с моим братом по поводу выбора нашего отца, будь проклята его душа, кому править в Вакаане. Купол получается почти от такого же заклинания, с помощью которого Янош защищал тебя, пока не перестал этого делать. Моя гордость — мой купол — защищает от всего и исчезнуть может только по моему желанию или… если я умру. Правда, существует и один минус. Под этим куполом не работает ни одно заклинание, даже сотворенное мною. Итак, Антеро. Ты владеешь приемами, и я владею. И у меня нож. Теперь, даже без помощи магии, мне достаточно будет и этого лезвия, чтобы выпустить тебе кишки. Искренне жаль, что все так просто получается, но что делать. По крайней мере, и в этом случае дух твой никогда не будет отомщен и никогда не успокоится в скитаниях. На этот раз, Антеро, тебе никуда от меня не деться.

122
{"b":"2568","o":1}