ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мы рухнули на палубу, измотанные от такого напряжения. Тянулись бесконечные часы, но ветер начал слабеть. Янош и я, спотыкаясь, двинулись к корме. Там в одиночестве с бурей сражался Л'юр, пытаясь удержать руль. Мы двигались к нему, налетая на болтающиеся тросы и разлетевшийся груз. Впереди послышался какой-то звук, и я посмотрел туда, ожидая увидеть землю.

Среди белопенных штормовых волн вставали острые зубы рифов. А за ними, в серых сумерках, я различил берег, и огромные волны несли нас на эти рифы. Мы приготовить к кораблекрушению. «Киттивэйк», словно живая, дрогнула от удара. Нас накрыло волнами, и казалось, они вечность будут перекатываться через нас. Но когда мне уже не хватало дыхания, волны схлынули.

Судно крепко село на самый высокий риф. Шторм уже слабел, накатила очередная волна и безвредно разбилась о наш киль. Я торопливо поднялся. Удивительно, но крепеж мачты, придуманный Яношем, держался очень хорошо. Мэйн и все наши солдаты были живы-здоровы, да и число моряков, кажется, не уменьшилось.

— Эй, вы куда? — закричал Янош, указывая на берег.

Трое моряков, должно быть, при ударе судна о рифы вылетели за борт. И теперь по пояс в пенном прибое брели к каменистому берегу. Одним из них был Рваное Ухо. Он казался крепче других и теперь быстро продвигался вперед. Один из его товарищей, истекающий кровью и слабеющий, ухватился за него, прося помощи, но Рваное Ухо оттолкнул его и пошел дальше.

Янош внезапно застонал:

— Ах бедолаги!

И я понял причину его слов. С берега по направлению к бредущим морякам рванулись сотни темных фигур. Существа ростом доходили человеку до пояса и состояли, казалось, из твердого панциря и острых шипов. И в этот момент сквозь штормовые тучи прорвалось солнце. И оказалось, что это не животные, а люди, низкорослые дикари, вооруженные трезубцами и щитами, роль доспехов у них играли панцири каких-то животных. Два десятка туземцев кинулись в прибой к морякам. Рваное Ухо встревоженно заорал и попытался убежать от них. Но в считанные секунды они толпой навалились на него. Вскоре Рваное Ухо и остальные моряки уже лежали распластанными на берегу. Один из этих маленьких воинов наклонился и отрезал длинную полоску мяса от тела извивающегося и вопящего Рваного Уха.

Дикарь поднял вверх полоску кровоточащей плоти. Он выкрикнул что-то в сторону судна, затем запрокинул голову и проглотил отрезанный кусок целиком, как баклан глотает рыбу. Он резко повернулся и вновь склонился над Рваным Ухом. Поделать мы ничего не могли. И нам оставалось только стоять и смотреть, как наших товарищей пожирают заживо.

Глава восьмая

ВОИН В ЯНТАРЕ

Янош крикнул:

— За мной!

И я увидел, как он схватил рыболовную сеть. Сеть была рваная, да и какой такой рыбной ловлей решил заняться мой друг, когда нас самих собирался сожрать этот свирепый народец на берегу? Но Янош вновь закричал, оторвал меня, смертной хваткой вцепившегося в леер, и я, спотыкаясь, последовал за ним. Янош закинул сеть на плечо и прыгнул за борт.

— Шевелись! — крикнул он.

Я брел за ним, сначала по грудь в воде, через рифы и дальше, к мелководью, и понимал, что он сумасшедший, а я — еще более сумасшедший.

Янош что-то выкрикивал, обращаясь к туземцам. Поначалу я не мог разобрать слов, но потом сообразил, что он говорит на языке торговцев.

— Берегитесь привидений! — кричал он. — Берегитесь! Это плохие люди. Берегитесь привидений! Берегитесь!

И тут мы оказались среди врагов. Те, должно быть, тоже решили, что мы сошли с ума, потому что вместо того, чтобы напасть на нас, как и подобает маленьким злобным дикарям, они подались назад, вытаращив глаза и выставив перед собою щиты и острия трезубцев.

— Злые люди… Берегитесь призраков! — продолжал выкрикивать Янош, и они, расступившись, позволили нам пройти сквозь толпу. На их лицах запечатлелся испуг. С каждым нашим шагом и выкриком Яноша они, похоже, все больше убеждались, что стоят перед ужасной опасностью, причем источником этой опасности были не мы. Когда мы побежали к нашим убитым матросам, Янош скинул сеть с плеча.

— Назад! — крикнул он. — Всем назад. Берегитесь привидений!

Коротышки испуганно отскочили назад, и Янош подбросил сеть в воздух. Распластавшись как птица, сеть взлетела и стала снижаться. Дикари затаили дыхание, наблюдая за ее падением, и я понимал, что сейчас они взывают к своим богам, чтобы те помогли сети обрести свою цель. И когда она накрыла трупы, послышался вздох облегчения. Туземцы были спасены от призраков.

Янош быстро огляделся и, увидев одного воина, одетого побогаче других, обратился к нему, решив, что это вожак.

— Слава богам, что вы прикончили этих людей, — сказал Янош взволнованно. — Прошу вас, скажите мне, какие божества благословляют эту землю, чтобы мы немедленно могли принести священную жертву? Ведь мы из Ориссы, известной всему миру своей благочестивостью.

Я услыхал, как слово «Орисса» эхом разнеслось по толпе. Послышались отдельные восклицания, в которых в основном ощущалось изумление коротышек. Казалось, что эти воины слышали о нашей стране, но до нас здесь ориссиан явно еще не было.

Воин-вожак вытаращил глаза на Яноша. Его костяной панцирь издал сухой треск, когда он шагнул к нам.

— А эти ликантиане, они были вашими врагами? — спросил он. Послышался еще более громкий треск панцирей, когда остальные подошли поближе.

— Быть ликантианином — значит быть врагом всех цивилизованных людей, — заявил Янош. Послышались возгласы одобрения. — Но эти люди, которых вы убили, были еще хуже, — горячо заверил Янош. — Они или были демонами в человечьем обличье, или одержимы демонами. Это из-за них мы потерпели кораблекрушение у ваших берегов и вынуждены просить вашего гостеприимства.

Он полуобернулся ко мне, продолжая говорить на языке торговцев, чтобы было понятно всем:

— Нам необыкновенно повезло, мой господин, что мы оказались среди этих людей. И если бы не они, боюсь, твой престарелый отец вскоре вынужден был бы оплакивать своего юного сына. Так порадуемся же, глядя на гибель этой, этой… — Янош плюнул в сторону распростертых тел, — ликантийской мерзости.

Я посмотрел на сеть и увидел под ней смертельный оскал Рваного Уха. Мне даже стало его жалко, и Янош догадался о моих чувствах. Большинство из воинов казались сбитыми с толку, готовыми поверить во все. Но были и сомневающиеся. Я заметил, как некоторые разглядывали нас оценивающе — стоит ли доверять этим пришельцам, среди которых есть демоны?

— Здесь всем известные ликантийские преступники, — сказал я, но тут же придал лицу скорбное выражение. — Но не все из них. Разве ты не видишь, капитан Серый Плащ, кто лежит среди наших врагов? — И я указал на тело Рваного Уха.

Янош понял мою уловку. Он внимательно вгляделся и издал печальный стон.

— Это же наш брат Священное Рваное Ухо! — Он сделал вид, что сдерживает рыдания. — Бедняга Рваное Ухо. Он был так добр к бездомным детям и голодающим вдовам.

— Так этот человек не был злодеем? — встревоженно спросил вожак. — Но… он же ликантианин. Это же ясно видно по его одежде.

— Да, конечно, он ликантианин, — сказал я. — Но он один из тех, кого боги благословили осознать всю пагубность поведения его народа. И он много лет назад уехал в Ориссу и за это время столько сделал, оказывая помощь нуждающимся, что наши великие воскресители очистили его. И с тех пор он считается у нас героем и образцом поведения для наших детей.

Однако вожак все еще никак не мог поверить в это до конца. Он указал на давние шрамы, покрывавшие голову и тело Рваного Уха.

— Почему же на нем эти отметины?

— Это он сам нанес себе, — сказал я. — Священное Рваное Ухо хотел, чтобы боги позволили ему отвечать за грехи других.

В толпе воинов послышались сочувственные возгласы. Вожак же совершенно расстроился из-за своей оплошности, так что Янош решился подойти к нему, но не вплотную, чтобы не подчеркивать свою с ним разницу в росте.

37
{"b":"2568","o":1}