ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Не скорби, мой друг. Ты же не мог знать. — Он вытянул руку в направлении потерпевшего крушение судна на рифах. — Эти ликантиане захватили нас в море. И уверяю тебя, с помощью колдовства захватили, а не с помощью оружия, так что наши солдаты не могли противостоять этим пиратам. Они замышляли превратить нас в рабов, вообще распространить свое пагубное влияние повсюду. И так уж получилось, что именно ваш берег первым столкнулся с их черным замыслом.

Ропот в рядах стал громче, и мы поняли: Янош правильно угадал, что ликантийские и прочие пираты не раз делали набеги на Перечное побережье.

— Но наш собственный воскреситель, болевший в то время, иначе они бы не одолели такого могущественного мага, совместно со Священным Рваным Ухом помешали их замыслам. Он единственный из нас слышал о добром народе, проживающем на Перечном побережье, и о том, как вы натерпелись от рук ликантиан. Когда мы попали в шторм, мы даже решили, что в этом наше спасение. Пусть бы мы погибли, все равно и эти бы демоны не выжили. Но мы потерпели кораблекрушение у ваших берегов, и эти люди, — он презрительно ткнул большим пальцем в сторону распростертых тел, — пытались скрыться в ваших землях, чтобы принести туда великие бедствия. Священное Рваное Ухо пытался остановить их. Но, увы… — Он покачал головой. — Так что ошибиться было легко, мой друг. Но я уверен, что он простил бы тебя.

Вожак снял шлем и вытер слезу. Было слышно, как некоторые солдаты шмыгали носами. Мой инстинкт торговца подтолкнул меня. Пора было закругляться с этой сделкой.

— Конечно, простил бы, — сказал я. — И в этом я вижу добрый знак. Потому что наконец-то ориссиане и народ этого Побережья смогли встретиться. И наверняка все наши боги благословляют эту встречу. Для обоих наших народов эта встреча сулит обоюдную выгоду. Дружба и торговля расцветут на этих мирных берегах.

Я поднял руку в приветствии.

— Я — Амальрик Эмили Антеро. Сын Пафоса Карима Антеро, самого знаменитого купца Ориссы. И от его имени я предлагаю вам дружбу нашего благородного дома.

Вожак-воин тоже поднял руку.

— Я — Черная Акула, шаман и вождь прибрежного народа. Добро пожаловать, люди Ориссы. Добро пожаловать. — Опустив руку, он кивнул в сторону тел. — И мы выражаем вам благодарность за то, что вы поймали их духов. Мы не знали, что это демоны, когда принялись поедать их.

— Благодарить не за что, Черная Акула, — сказал Янош. — Теперь же, если это не составит большого труда… — Он указал на застрявшую в рифах «Киттивэйк» и на наших товарищей, взирающих оттуда со скорбными лицами. — Может быть, мы организуем спасательный отряд для доставки наших людей на берег?

Черная Акула улыбнулся. Это означало, что в обмен на благородство он рассчитывал и кое-чем поживиться.

— Не забудьте груз, — сказал я.

— Правильно, — сказал Янош. — Нельзя ли и груз перенести?

— Это надо успеть сделать до начала прилива, — сказал Черная Акула. Он принялся выкрикивать команды на родном языке, и, пока я поздравлял себя с тем, что остался в живых, каннибалы Перечного побережья бросились на помощь нашим людям, побросав свое оружие.

Сдержав слово, Черная Акула проследил, чтобы до начала прилива все люди и груз были спасены. До наступления ночи нам помогли возвести жилище в их деревне, прятавшейся в горной ложбине недалеко от речного устья. Янош, Кассини, капитан Л'юр и я устроились у костра и высасывали мясо из поджаренных крабовых клешней.

У людей на душе было легко: если не считать Рваного уха и его бедолаг приятелей, погиб еще только один человек, тоже моряк. Нам без труда удалось убедить Черную Акулу и его людей, что остальные ликантиане — включая и капитана Л'юра — тоже относятся к этой новой и дивной разновидности «исправившихся ликантиан», ярким представителем которых был Рваное Ухо. Сержант Мэйн и его солдаты при кораблекрушении отделались синяками.

Мы сидели у костра и оценивали наши перспективы. Я, однако, не сильно радовался удаче и мрачно смотрел в огонь. После сытной трапезы мое настроение не улучшилось.

— Можно построить другой корабль? — спросил я капитана.

— Да, — сказал он. — Сделать это можно. Разумеется, ничего подобного «Киттивэйк» уже не получится. Но приличное суденышко можно соорудить. Вокруг целый лес перечных деревьев, а это отменная древесина для кораблей. Правда, у нас нет времени на то, чтобы выдерживать это дерево в соответствующих растворах, но оно и так достаточно прочное для наших нужд.

— Я сожалею о «Киттивэйк», — сказал я. — Но когда мы вернемся, я расплачусь за эту потерю. — Л'юр облегченно улыбнулся. А именно этого я и добивался, поскольку мне нужна была его полная поддержка. — А сколько времени уйдет на строительство нового корабля?

— Два, может быть, три месяца, — сказал Л'юр. — Воды здесь опасные, сами видели. Так что с постройкой торопиться нельзя. Если мы хотим добраться до Редонда, то нужен такой корабль, чтобы не только просто держался на воде.

— Ну, такой срок — пустяк, — сказал Кассини. В новых обстоятельствах он казался необычайно оживленным. — Скоро вернемся домой, и вся Орисса будет превозносить нас.

— О чем ты говоришь? — вскричал я. — Ведь мы потерпели кораблекрушение до того, как я начал мое открытие.

— О, я думаю, оракул был прав, когда описал грозящие нам трудности, — сказал Кассини. — Но он намекал и на успех. И вот мы на Перечном побережье, где не доводилось еще бывать ни одному ориссианину. Согласись, что торговые возможности для тебя тут открываются просто сказочные. Капитан только что рассказал о хорошей древесине. Здесь должны быть драгоценные металлы, редкостные животные и птицы, которыми будут восхищаться у нас дома. Ты уже открыл свою золотую жилу, друг мой Амальрик. Какой смысл в дальнейших поисках?

— Но… Далекие Королевства, они ждут нас. И я не уверен, что отец согласится финансировать еще одну экспедицию. А твое начальство с трудом одобрило и эту.

— Да, — сказал Кассини, — это так. Идти дальше, скажут они, значит не доверять оракулу. Но неужели ты сам не понимаешь? Ну зачем нам эти Далекие Королевства?

Я не ответил. Да, на этих берегах можно торговать с большой прибылью. Вся прибыль и слава будут принадлежать Антеро. И хотя наше путешествие только началось, это уже первое открытие, сделанное ориссианином за многие последние годы. И все же это ничего для меня не значило. Я мог думать только о том чудном блеске, манившем меня за черный скалистый кулак. Манившем к Далеким Королевствам.

— Ты можешь забрать всю прибыль отсюда себе, Кассини, — отрезал Янош. — И можешь оставить себе все те крики ликования, которые издаст добрый народ Ориссы. Что же касается меня, я намерен двигаться дальше.

Хоть я и понимал, что Янош ведет себя вызывающе, но все же сердце мое от его речей запрыгало.

— А решать не вам, капитан Серый Плащ, — сказал Кассини. — Экспедиция не может продолжаться без моего благословения, даже если бы и была такая возможность. А ее просто нет.

Янош так разозлился, что мне показалось, он сейчас выхватит кинжал. Поэтому я быстренько вмешался:

— Постой, Янош. И вы, Кассини, прошу вас. Ни к чему ссориться. Тем более что нет необходимости именно в данную минуту принимать скоропалительное решение. Почему бы не обдумать все за несколько дней, пока не прояснятся наши перспективы?

— А мне и сейчас все ясно, — не сдавался Кассини.

— Ах вот как? — язвительно спросил Янош. — Тогда позвольте задать один вопрос. Как вы собираетесь решить проблему с нашим питанием в течение трех месяцев?

Кассини начал было:

— Народ Побережья…

— Хорошая мысль, благодарю, — прервал его Янош. — Тем более что им практически нечем делиться с нами. — Он указал на остатки поджаренного краба. — С одной рыбалки особенно сыт не будешь. Туземцы, похоже, сеют немного зерна и собирают немного фруктов и орехов, если вообще этим занимаются. Им самим этого не хватает, а что уж говорить о нас. Да еще рассчитывая на три месяца.

— У нас есть собственные запасы, — возразил Кассини. Янош фыркнул:

38
{"b":"2568","o":1}