ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Восстановив силы, я принялся изучать племя Долины. Его численность была порядка двух сотен. Жизнь человека здесь была долгой и размеренной. Новая кровь примешивалась к племени редко, от какого-нибудь отбившегося путника или торговца, решившего расстаться с прежним миром. Доброжелательные от природы туземцы вместе с тем с большим интересом слушали наши рассказы о других землях и народах. Питались они в основном зерном, которое высевали дальше по долине, где лес был реже. При помощи длинных каналов они отводили воды от ручейков и речушек для орошения этих полей. Охотились они в очень ограниченных пределах, относясь к зверям как заботливый пастух, отбирающий баранов так, чтобы не пострадала вся отара. Некогда они разводили коз, но примерно поколение назад те вымерли. О коровах и лошадях у них сохранились лишь смутные воспоминания из далекого прошлого, и похоже, они немного побаивались наших осликов, которые, кстати, мгновенно восстановили силы после перенесенных тягот путешествия.

Племя пришло в эту долину много лет назад. В своей родной земле они были обречены на гибель, оказавшись между двумя воинственными народами. Но у них был великий кудесник, как рассказал мне Утренний Туман.

— Великого могущества, невероятного. Более могущественный, чем ваш шаман… Он явился из Далеких Королевств. Вы слыхали о них?

Я едва сдержал волнение. Я подозвал Диосе и Яноша, чтобы с их помощью как можно лучше расспросить шамана Утренний Туман.

Он повторил, что кудесник действительно пришел из Далеких Королевств и являлся по-настоящему великим и благородным человеком, который оставил свой мир из золота и шелка, чтобы помочь более слабым людям, Случилось так, что в их племени он появился в самый нужный момент, сразу после начала войны соседей. И вызвался отвести их на запад, подальше от грядущих разрушений и смертей. Янош спросил, не знает ли Утренний Туман, как далеко отсюда до Далеких Королевств. Тот не знал. Также не знал он и как долго шло их племя под предводительством того воскресителя, пока не достигло Долины.

— Предание гласит, что это было долгое и опасное путешествие. — Он пожал плечами. — Но разве ночью у костра кто-нибудь рассказывает о коротком и неопасном путешествии?

Я задал вопрос, который, может быть, был не совсем уместен: не было ли среди тех искателей приключений и торговцев, которые оставались в племени, выходцев из Далеких Королевств? Нет, сказал Утренний Туман. Да и вообще, сколько он себя помнит, с востока еще никто не приходил.

— А что, — поинтересовалась Диосе, — гласят ваши легенды о Далеких Королевствах? Кто там обитает? Люди или боги? Добрые они или злые?

И остаток дня мы провели, слушая легенды племени из уст Утреннего Тумана, а вечером и от старейшин племени. Собственно, ничего нового мы не услыхали о землях немыслимого волшебства и сказочных богатств. Но в одном сходились все легенды — безусловно, в Далеких Королевствах царила доброта. Иначе чем объяснить благие деяния великого воскресителя, явившегося племени? Еще мы выяснили кое-что о тех краях, которые миновали и где Кассини лишился магической силы. Эти земли вокруг Долины, Спорные, как их тут называли, были частью той территории, из-за которой вели многолетнюю опустошительную войну те народы, которые и вынудили это племя в свое время бежать.

Что же касается наблюдателей, то здесь о них ничего не слыхали и ни разу не видели. Туземцы даже испугались, когда мы описали этих призрачных часовых.

— Итак, после того как мы выйдем отсюда, идти, вновь придется среди полной неясности, — пробормотал Янош.

— А вам и нет необходимости уходить, — сказал нам Утренний Туман. — В нашем племени полно юных девушек, которым так не хватает дружков. К тому же они так хороши и умелы, и этот дар оставил им наш великий воскреситель, что ни один пожелавший по своей воле остаться с нами мужчина никогда не пожалел о своем решении.

И это было похоже на правду, поскольку все наши люди быстро обзавелись подружками, быстро восстановили силы, хотя поначалу были способны лишь на то, чтобы сделать глоток воды да утереть пот со лба. Что же касается секса, то в этом племени нравы были довольно простые — местные женщины частенько меняли партнеров, иногда даже вдвоем навещая какого-либо красивого или очень сильного мужчину. Даже Диосе пару раз предложили, если пользоваться их выражением, «прогуляться при луне». Диосе изобразила возмущение, но я понял, что на самом деле она была польщена. Даже Кассини раз или два был замечен в том, как ускользал в укромный уголок с какой-нибудь девушкой, и это, несмотря на мое предубеждение, доказывало, что все-таки и среди воскресителей Ориссы были нормальные люди.

Особенно впечатляло поведение Яноша. Он походил на самца-оленя в пору гона. К лачуге, где он спал, а вернее, спать ему удавалось мало, непрерывным потоком шли по одной, а то и по две молодые женщины.

Что же касается меня, то мне была нужна только Диосе. Она же, неизменно страстная, была неистощима изобретательна в любви, порой становилась стыдливой и скромной, порой развязной. Скоро я даже почувствовал настоящий избыток сил и стал совершать дальние прогулки, а потом и забеги длиной в лигу по берегу реки каждый день. Затем я принялся бегом осваивать их каменную лестницу во внешний мир. Даже теперь я чувствую, какое это было странное время. Когда я поднимался наверх, то чувствовал себя как под гигантским куполом, если можно себе представить столь грандиозный стеклянный купол. Выше и вне его, где заканчивалось всегда ясное, голубое, прозрачное небо, казалось, бушевала бесконечная буря, яростная буря, в которую нам предстояло все же вернуться.

Однажды я уговорил Кассини подняться со мной, прихватив карту наблюдателей, и попытаться оживить ее заклинанием. И карта чудесно отозвалась. Вновь мы видели Кулак Богов, и теперь между этими горами и Долиной, где мы сейчас находились, появилось несколько новых загадочных отметин.

Во мне росло нетерпеливое желание двигаться дальше. К тому же у моей озабоченности были и реальные причины — приближалась осень. Если карта говорила правду, если мое видение в Ориссе не лгало, то на пути в Далекие Королевства должны были вскоре подняться горные цепи. А нам в нашем затянувшемся путешествии уже по горло хватало приключений, чтобы еще добавлять к ним снег и лед в горах, камнепады и бураны.

Но люди восстанавливали силы медленно. А мне совершенно не хотелось здесь зимовать, пусть жители Долины и оказывали нам огромное гостеприимство. И наконец я принял решение. Отряд разделяется. Здесь я оставил больных и ослабленных во главе с сержантом Мэйном. Трое самых выносливых идут дальше.

Я рвался вперед, стремясь по возможности быстрее добраться до Кулака Богов. Мы разведаем путь через перевал, узнаем, далеко ли оттуда до Далеких Королевств, и вернемся в Долину. И если к тому времени все будут готовы, а мы не встретим на своем пути препятствий, то все вместе отправимся уже изведанной тропой через перевал. Если это не удастся, то мы перезимуем здесь, среди друзей. Из бесед с опытными солдатами я знал, что маленькому отряду легче, быстрее и безопаснее продвигаться. Правда из этих же бесед я выяснил, что если на стороне врага элемент неожиданности, то маленький отряд становится уязвимее.

Кроме того, я был решительно настроен оставить здесь и Диосе. Теперь, много лет спустя, я вижу, каким дураком тогда был — ведь она уже доказала свою стойкость и выносливость за время пребывания в плену и за время похода по заброшенным землям. Но… но ведь если бы она погибла из-за моей безрассудной решимости отправиться в дальнейший путь с небольшим отрядом, я бы никогда себе этого не простил. Когда я сообщил ей о своем решении, она разгневалась. Интересно, сказала она, как бы ты чувствовал себя на моем месте, если бы тебя насильно похитили или хуже того? Что ей тогда сказать моему отцу по возвращении в Ориссу? Как отнесется к ней отец, когда узнает, что она, дочь правительницы Салси, позволила погибнуть своему любимому, отпустив его одного в неведомые земли? Из чего я понял, что мы, оказывается, оба настроены вместе вернуться в Ориссу, не расставаясь. И я решил, что поступлю правильно, если прерву ее обличительную речь и предложу выйти за меня замуж. Она чуть не ударила меня. И закричала, чтобы я убирался вон из хижины. И чтобы ночевал где-нибудь еще и с кем пожелаю. Что же касается брака… то с таким похотливым и рыжим Амальриком Антеро — только в загробной жизни. Основная часть жителей деревни с удовольствием слушала наш спор, и на улице меня встретило насмешливое сочувствие и еле сдерживаемые улыбки. Я нашел небольшую пустующую хижину и, размышляя одновременно о женской загадочности, продолжал планировать поход.

58
{"b":"2568","o":1}