ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Дух мой воспарил. Мы все-таки видели Кулак Богов, знаем путь к нему. Все, что теперь от нас требовалось, это оторваться от наших преследователей, вернуться в Долину, а затем, соблюдая величайшие предосторожности, повторить этот маршрут. Наши люди наверняка уже восстановили силы, а сержант Мэйн с его солдатами в состоянии противостоять такому отряду, от которого мы только что улизнули.

Ничто уже нас не остановит. И еще до зимы мы сможем добраться до Далеких Королевств.

Так мне хотелось думать. Когда же мы вернулись в Долину, то обнаружили, что нас ждут только Диосе и сержант Мэйн. Остальные нас покинули.

Мы с Яношем пересекли лес и холмистый край без особых происшествий. Правда, попадались конные разъезды, разыскивающие, по-видимому, нас, патрули, состоящие из настоящих солдат, не призраков. И весьма искусных в своем деле, как заметил Янош. Но, ловко пользуясь умением скрываться в лесу и среди камней, мы легко ускользали, от них. Видимо, предположил Янош, разыскивался более многочисленный отряд, нас же приняли или за отставших, или за разведчиков. Мы удерживались от пользования картой наблюдателей, удовлетворясь тщательно нарисованной мной копией, по поводу которой Янош в свое время брюзжал, что это, дескать, пустая трата времени.

Но, оказавшись в безопасности в Долине, я ощутил, как мир шатается под моими ногами, увидев, что натворил этот ублюдок воскреситель. И пока я предавался гневу, никто ничего не говорил. Янош с помрачневшим лицом ушел к озеру.

Когда я наконец совладал с собой, я попросил подробно рассказать, что же случилось. Через два дня после того как мы с Яношем ушли, сержант Мэйн свалился в приступе болезни. И в этом Кассини, должно быть, усмотрел свой шанс. Той же ночью из его хижины поднимались странные дымы, а внутри мелькали причудливые тени.

На следующий день он с прискорбием объявил, что беда настигла меня и Яноша. Мы попали в руки врагов. Он даже не был уверен, живы ли мы еще.

Я проклял Кассини всеми самыми грозными проклятиями, которые только мог придумать. Затем я сказал:

— Каково же тебе было, Диосе? Как ужасно, что он заставил тебя горевать.

Диосе покачала головой:

— А я и не горевала, Амальрик. Я знала, что ты жив и здоров.

— Откуда?

— Поверь мне, когда… я бы знала, даже если бы ты прошел тот перевал… я бы знала.

Больше я не стал ее расспрашивать на эту тему.

— И что же было после того, как Кассини объявил эту ложь?

Диосе, по ее словам, стала горячо возражать Кассини и даже попросила Утренний Туман погадать в подтверждение своих ощущений. И Утренний Туман не обнаружил ничего, что указывало бы на угрозу нашим жизням. Правда, ничего не подтверждало и то, что у нас все в порядке. Тогда Кассини сказал, что отряд должен немедленно возвращаться назад к Перечному побережью и затем в Ориссу.

В этот момент рассказа я подумал, что сержант Мэйн, уже вставший с постели, разразится слезами.

— Ведь я их обучал, — сказал он мрачно. — Я-то думал, что знаю этих мерзавцев. Я думал… я думал, они останутся непреклонными.

Они таковыми не остались, особенно после того, как Кассини объявил, что его заклинание показало — за нами остался след, по которому наши неведомые враги выследят всех до Долины. И не важно, что вожди племени Долины заверили, что ничего страшного в ней случиться не может. Началась паника. В течение дня они собрались, погрузили пожитки на осликов, поднялись по каменной лестнице и вышли из Долины, направляясь на запад.

— Я прокляла их, — сказала Диосе. — Но ведь я не воскреситель. Я просила и Надежду проклясть их, но та сказала, что среди них такое не принято. Иначе это погубит великое заклинание и все племя останется незащищенным.

— Чтоб эти ублюдки сдохли в пустыне, — проворчал Мэйн. — Или пусть их сожрут те чудовища из ям.

— Нет, — сказал подошедший Янош. Он уже полностью владел собой. — Нет, этого не случится. У меня предчувствие. Тот, кто сбежал от Далеких Королевств, может ничего особенного не страшиться, разве что обычного коварства этих земель. И что-то подсказывает мне, что Кассини нормально доберется до Ориссы.

— Ну так мы там с ним разберемся, — мрачно сказал я.

— Если сможем. Но все это мелочи, — сказал Янош, и увидел, как светятся его глаза — ну в точности как в первый раз, когда он поведал мне о своей грандиозной мечте Я понял, что он имеет в виду. Мы потерпели неудачу и надо было в этом признаться. Но ведь это была первая попытка. Будут и другие, и не одна, если потребуется. Я протянул руку, и Янош крепко пожал ее.

— Мы все равно вернемся, да помогут нам боги, — и Далекие Королевства станут нашими, — сказал я.

ПУТЕШЕСТВИЕ ВТОРОЕ

Глава тринадцатая

ГЕРОИ И ЛЖЕЦЫ

Два месяца спустя под крепким бризом, дующим нам в корму, мы утром стремительно вошли в главную гавань Ориссы. Как ни странно, вокруг не было ни души, чтобы полюбоваться, как искусно Л'юр швартует «Киттивэйк-2» к причалу. Оглядев пристань в поисках знакомых лиц, я никого не увидел. На нас таращилась лишь парочка бездомных, да старый рыбак на секунду оторвался от починки старой сети.

— Ну, вижу, ты лишь слегка преувеличивал великолепие Ориссы, любовь моя Амальрик, — лукаво сказала Диосе. Гавань, забитая судами, широкие улицы, столпотворение рынка. Оглядев пустую пристань, она обратилась к Яношу: — Скажи мне, Янош, здесь всегда так людно или нам просто посчастливилось прибыть в такой день?

Янош покачал головой, столь же озадаченный, как и я.

— Ничего не понимаю, — сказал я. — Обычно здесь из-за гомона невозможно услыхать стоящего рядом.

Диосе рассмеялась.

— Так-то ты вскружил голову бедной хорошенькой девушке из варварского племени. — Она передразнила меня: — Да, моя дорогая, в моей стране я великий человек. Богатый человек. С прекрасной виллой и множеством слуг. И если ты задержишься в моей палатке на минутку-другую…

Она ущипнула меня, увидев, как я нахмурился.

— Ну, ну. Даже если бы ты был бедняком, я любила бы тебя точно так же.

— Поверь мне, Диосе, — воскликнул Янош, — наш друг в самом деле не бедняк. Поверь мне на слово.

— Да я верю, Янош, верю, — сказала Диосе. — Но только в будущем избавьте меня от описаний, — она взмахнула рукой, обводя пустые причалы, — процветающего и многолюдного порта.

Я соскочил на причал и подошел к старому рыбаку.

— Дедушка, где же все? — спросил я.

Продолжая вязать кривыми пальцами узлы на сети, он слезящимися глазами осмотрел меня, мой костюм, моих товарищей.

— Если ты рассчитывал сегодня разгрузиться, то тебе не повезло, — сказал он, кивая на «Киттивэйк-2». — Впрочем, тебе с этим не повезло бы и вчера, и позавчера, да и еще раньше. — Он покачал головой. Он явно наслаждался нашим недоумением. — И поверь мне, завтра будет то же самое. Хотя, может быть, потом все наладится. Правда, перед тобой куча народу стоит в очередь. Куча народу.

— У нас все будет хорошо, дедушка, — сказал я. — Хоть я тебе и благодарен за предупреждение. Но я только хотел узнать, что же все-таки произошло? И куда все подевались?

— Ты похож на ориссианина, — сказал старик, — и значит, долго отсутствовал, коли ничего не знаешь. — Он задержал свой взгляд на Диосе. — А вот она не ориссианка, — сказал он. Но тут же быстро отвел подозрительный взгляд, видя, что ей это неприятно, да и к тому же перед ним маячила монета, которую я ему протягивал. Быстро спрятав деньги, он проверил прочность узла.

— Спасибо, — сказал он. — Как раз меня одолела великая жажда. Ну а теперь отвечу на твой вопрос, юный господин. И вот мой ответ. Большие дела творятся. Уже четыре или даже пять дней творятся большие торжества. И у большинства людей голова болит от праздников. У меня не болит только потому, что я поиздержался. С моим кошельком не разгуляешься.

— И что же тут такое грандиозное отмечают, дружище? — спросил Янош.

— Да вы, парни, видать, заколдованными были все это время, — сказал старик, — коли не знаете, что ориссиане открыли Далекие Королевства?

61
{"b":"2568","o":1}