ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— А тебе-то что до этого? — спросила она.

— Я хотел бы обратиться к низшим из низших, — сказал я. — Я бы освободил рабов. Убрал бы этот барьер и открыл дорогу течению. И тогда оно снесло бы все плотины, и каждый класс получил бы доступ к счастью, и тогда… Кто знает. Может быть, однажды и раб стал бы господином.

Диосе подбодрила меня сияющей улыбкой, отчего я испытал неведомое доселе наслаждение проповедника. Она сказала:

— Говоря от имени ориссианской женщины, которая не многим отличается от раба, хотя сама я в этом доме кто угодно, только не раб, я от души согласна. И наш отважный друг Янош — пример того, что может достичь бывший раб.

— И для начала я бы хотел начать с собственного примера, — сказал я. — Нам придется сохранять полное хладнокровие, потому что, боюсь, если мы громко объявим об освобождении своих рабов, поднявшийся шум подвергнет риску весь наш план.

— Разумно, — сказала она. — Если об этом сначала узнают немногие и новость будет передаваться слухами, становясь все громче, эффект будет гораздо значительнее.

— Загвоздка только в моих братьях, — сказал я. — Чтобы от нашей затеи был толк, надо, чтобы все Антеро освободили всех своих рабов. Так что предстоит серьезная семейная схватка.

— Хорошо. Это подразгонит им кровь. Твои братья нуждаются во встряске. Слишком долго они жили за спиной отца, а теперь живут за твоей.

Мои братья без энтузиазма приняли такую идею. Семейство Антеро владело примерно ста пятьюдесятью рабами высокой квалификации, стоящими немалые деньги. Среди них были искусные корабелы и агрономы, образованные клерки и управляющие. Отпуская их, мы расставались примерно с одной пятой нашего семейного состояния. Главные возражения последовали от самого старшего брата, Порсемуса. Он был в два раза старше меня и больше всех был похож на отца внешне, но отнюдь не характером.

— Твой план безумен, — сказал он. — Ты нас по миру пустишь. Кто займет места рабов? Ведь тогда придется платить людям жалованье, приятель! Мы просто не можем допустить этого.

Я сказал:

— Сейчас мы обсуждаем не вопрос денег. Если мы делаем правильное дело, то не надо задумываться над затратами. Однако, если вы настаиваете…

Я взял из стопки книг перед собой один гроссбух.

— Давайте посмотрим на это дело с цифрами в руках, и вы убедитесь, что дешевле предоставить человеку работу за вознаграждение, чем поработить его. Свободный человек сам оплачивает свое содержание. Работает он усерднее, поскольку не теряет надежды улучшить свое положение, в то время как рабу нет смысла стараться — он так и останется рабом, чего же зря надрываться? — Я открыл книгу и постучал по колонкам цифр. — Смотри, Порсемус, Вот уже пятнадцать лет, как урожайность в твоих парниках остается на одном уровне. Только однажды цифры показали увеличение. — Он, нахмурясь, посмотрел на цифры. — И случилось это в тот год, когда эпидемия уменьшила численность твоих рабов, — продолжал я. — И нам пришлось на их место нанять свободных мужчин и женщин. И урожай увеличился, так ведь? А просто было меньше потерь, потому что, работая за деньги, те трудились усерднее и быстрее.

Братья удивленно начали переговариваться. И только Порсемус продолжал упрямиться, как всякий недалекий человек.

— Нельзя судить только по одному году, — сказал он.

— А я и не сужу. — Я подтолкнул к нему всю кипу книг, чтобы он занялся их изучением, если пожелает. — Я обнаружил и множество других примеров. Из года в год можно увидеть, что наши доходы увеличивались именно тогда, когда мы нанимали людей за деньги, а не заставляли трудиться рабов. А чтобы быть совершенно честным, я не рассматриваю здесь наши торговые перевозки на судах, хотя именно в этом пункте и находятся наши главные доходы. Как вам известно, в этой торговле мы редко пользуемся услугами рабов… Именно по причинам, которые я вам только что изложил. Потому что даже самый бестолковый купец понимает, что главный движущий мотив торговли — прибыль.

— А я продолжаю утверждать, что в тебя бес вселился, — сказал Порсемус. — Сам посуди, если каждый освободит рабов, то число граждан увеличится вдвое. И так уже большинство из них грубияны и бездельники. А тут к ним добавятся еще тридцать тысяч. Да у нас воцарится анархия. И тут уж конец Ориссе. — Он сердито оттолкнул книги обратно ко мне. — Разве не достаточно уже пострадала наша семья? Во-первых — Халаб, а теперь вот ты что затеял…

Я ожидал подобного нападения и потому готовился воспринять его спокойно и расчетливо. Стоило ли удивляться, что братья ревниво отнесутся к решению передать бразды правления семейством в руки такого, по их мнению, молокососа, каким являлся я. Но вот ссылка на Халаба застала меня врасплох, и потому я повел себя как дурак, вскочив из-за стола и опрокинув стул.

— Если бы ты не был одной со мной крови, — сказал я, — я бы убил тебя на месте.

Порсемус побелел как привидение. Остальные братья стали успокаивать меня. Но успокоили меня не их слова, а вид испуганного лица Порсемуса. Я оказался страшен во гневе, играя мускулами, которые здорово окрепли во время путешествия. Вот же судьба, подумал я в отчаянии. Но тут злость моя улетучилась. Ну и хорошо, подумал я. Ну ладно, висят они камнем на моей шее, ну и что? Они и на отце так же висели, и он доверил отвечать за них мне.

Я вздохнул, поднял стул и сел на свое место.

— Братья, простите меня за эту выходку, — сказал я. — Ну а теперь я хотел бы, чтобы вы все-таки приняли мой план. А чтобы облегчить вашу жизнь, я готов возместить стоимость ваших рабов из моего собственного кармана. Это вас удовлетворит?

Раздался шум одобрения. Порсемус вдруг стал удивительно дружелюбным, обнял меня и даже попросил прощения. И они ушли.

Вот так я, Амальрик Эмили Антеро, стал первым в Ориссе освободителем рабов. Гордиться пока было нечем, поскольку я воспользовался алчностью братьев, но все же дело было сделано. Итак, решение было принято, теперь оставалось ждать реакции. Первая оказалась неожиданной. Она исходила от Тегри.

— Что вы наделали? — бушевал он.

Вот я и дождался — рабы не смели разговаривать так с их господами. Но ведь он уже не был рабом. Правда, привыкнуть к такой ситуации было очень непросто, особенно общаясь с такой неприятной мне личностью, как Тегри, которого я и оставил-то лишь в память об отце.

— Успокойся, Тегри, — сказал я. — Объясни мне, в чем я не прав, и я постараюсь исправить ошибку.

— Вы… вы… освободили меня!

Видимо, я был похож на рыбу, выброшенную на берег, когда разинул рот.

— Что же в этом плохого? — выдохнул я. — Я освободил всех рабов.

Глаза Тегри излучали ненависть.

— Я всю жизнь потратил на то, чтобы занять нынешнее положение, — проскрежетал он. — А вы украли мое достижение.

— Как же я мог это сделать? У тебя осталась та же самая работа, да еще и жалованье за нее. Ты по-прежнему занимаешься теми же самыми делами.

— Да… да… плевать мне на это жалованье! Я раньше за день наворовывал столько, сколько вы мне сейчас платите за восемь дней. Но у меня была власть над остальными слугами. А теперь у меня нет настоящей власти. Вы глупец, коли их освободили. Когда я приказал им работать, они расхохотались мне в лицо. Тогда я схватил кнут, чтобы навести порядок, так один ублюдок имел наглость просто вырвать его из моих рук. А потом он… он просто ушел. И я уже никак не мог заставить его вернуться, ведь он уже не должен был подчиняться.

— Ты просто еще не привык к тому, что можно и в более спокойной манере управлять, — ответил я. — А если тебе не хватает жалованья, что ж, я увеличу его. Правда, не в восемь раз, это уж чересчур. Но я удвою жалованье, и будем считать, что прошлое быльем поросло…

— Не надо ничего! — закричал Тегри. — Если я свободен, то хочу сказать, что не собираюсь работать на такого человека, как вы. Я предупреждал вашего отца. Но он не прислушался. Что ж… Господин Антеро, я оставляю мою должность. Я покину вас через час, и вы еще пожалеете, что так оскорбили меня.

67
{"b":"2568","o":1}