ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тайна Карлоса Кастанеды. Часть I. Описание мира
Тихий человек
Коза дракону не подруга
Опосредованно
Не дай голове расколоться! Упражнения, которые возвращают жизнь без головной боли
Зачем мы бегаем? Теория, мотивация, тренировки
Бродяги Севера
Сияние черной звезды (СИ)
Наполеонов обоз. Книга 1. Рябиновый клин
Содержание  
A
A

— Не помешало бы немного крови, — пробормотал он. — Но не нашей. А то направление будет выбрано неправильно. Может быть… да! Ты, Лион, возьми этот сосуд, — он протянул воину крошечный золотой кубок, свой очередной магический атрибут, — и добудь в него крови одного из ослов. Но не больше, чем сюда влезет.

Я видел, как дрожала рука Лиона, когда он брал кубок. Но подчинился беспрекословно, и вскоре лезвия кинжалов и наконечники стрел были окроплены ослиной кровью. Янош встал возле круга и принялся творить заклинание. Как обычно, оно состояло из непонятных слов, наверное, имен богов, произносимых на колдовском языке, вперемешку с фразами, которые я мог разобрать:

— Этот… дар… за… жизнью… смерть… червь разложения… И смерть сама по себе… дар… Белый мир… после… Пока не придут шакалы.

Тут треугольник из копий вспыхнул и… исчез. Янош обернулся к нам:

— Заклинание завершено. Теперь разберите свои кинжалы, а лучники пусть разделят между собой эти стрелы. Можете пользоваться стрелами и кинжалами по вашему усмотрению, но пока я не сотворю противозаклинание, если вам дорога жизнь, ни в коем случае не обрежьтесь сами. А теперь подождем, пока не погаснут в их лагере костры. Затем подползем поближе. Даже если у них расставлены часовые, будьте уверены, они нас не заметят. Занимаем позицию с этой стороны лагеря. Каждый лучник выбирает себе цель и по моему сигналу поражает ее. Затем бросаемся в атаку. Пользоваться только этими кинжалами, если не возникнет крайней необходимости взяться за что-нибудь другое. Чтобы поразить противника, достаточно просто коснуться его лезвием. Я покажу вам одного человека в лагере. За него отвечаю я. Не трогать его, иначе будете иметь дело со мной. А теперь есть и отдыхать.

Поздно ночью мы двинулись из нашего лагеря к оазису. Я вновь вспомнил о Диосе, накатила волна гнева, и я превратился в длинный нож и бесшумную тень. То ли из-за нашей осторожности, то ли из-за заклинания, но только двое часовых действительно не увидели нас. Янош показал на одного Лиону, а другим занялся сам. Оба часовых были убраны без звука. Мы вошли в их лагерь. Палаток там не оказалось. Около пятидесяти кочевников безмятежно спали, положив головы на седла вместо подушек. Один человек похрапывал в стороне от остальных, и Янош указал на него, как и предупреждал. Лучники изготовились, и Янош махнул рукой. Стрелы поразили свои цели. Мы тут же бросились в атаку. Передо мной возник какой-то полупьяный человек, пытающийся выбраться из одеял, и я погрузил клинок в его тело, забыв наставление Яноша лишь касаться врага. Другой раненый кочевник с воплем упал к моим ногам. Я приготовился прикончить его… но он был уже мертв. Более того — в мгновение ока произошло то, на что уходит порой неделя: труп скорчился, съежился, почернел, плоть начала исчезать, и вот уже на песке лежал только скелет. Тут и там вскоре валялись одни кости. Вот почему в заклинании Яноша звучали слова «Белый мир».

Я огляделся в поисках врага. Какой-то работорговец, пригнувшись, пытался скрыться в темноте. Просвистела стрела и попала ему в руку. Но и этот человек, завопив, скончался и мгновенно сгнил. Наконец лишь один человек остался в живых среди скелетов. Их вожак, трепеща от ужаса, стоял на коленях перед Яношем.

Янош приказал привязать его к ближайшей пальме.

— Ты говоришь на языке торговцев? — спросил Янош. Человек кивнул. — Тогда хорошенько посмотри вокруг. Такова судьба всех моих врагов. Такова… а то и похуже. Тебе дается шанс выжить. И не потому, что мне не доставит удовольствия лицезрение твоих костей среди остальной твоей банды, а потому, что я хочу, чтобы ты поведал всем своим соплеменникам о том, что происходит с теми, кто выступает против Ориссы. Я иду здесь первым. Но за мной пойдут и другие путешественники тем же самым маршрутом. Запомни, что случилось этой ночью, и держись подальше от моих людей. Ты понял?

Человек пробормотал, что понял. Янош вытащил из своей сумки маленький перочинный нож и воткнул его в песок футах в трех перед привязанным человеком.

— Я оставлю тебе лошадь и бурдюк с водой. Если постараешься, то дотянешься до этого ножика и освободишь себя. А затем садись верхом и расскажи о том, что видел и слышал.

Он махнул рукой, и мы покинули лагерь, предварительно надежно привязав одну из лошадей, остальных разогнав и прихватив отсюда все запасы пищи и воды, за исключением одного бурдюка. Никто из нас не проронил ни слова. Но не из желания произвести впечатление на работорговца, а от ужаса перед тем, что мы только что сделали. Конечно же, у Яноша были убедительные причины поступать так, но все же это была черная магия наихудшего сорта, и у каждого из нас после этой ночи на душе остался неприятный осадок.

К тому времени, когда было сотворено противозаклинание и наши кинжалы и оставшиеся наконечники стрел стали вновь нормальными, наступил рассвет. Мы через силу поели, нагрузили осликов и двинулись дальше. Но, не пройдя и одной шестой части лиги, услыхали вопли. Заржала лошадь, закричал человек. Мы увидели, как в оазис неведомо откуда слетелись громадные стервятники. Но из-за расстояния никто из нас не мог определить точно, какие это птицы. Крики из оазиса становились все громче, но потом резко оборвались. Это не пустыня, подумал я, а сама смерть. Никогда не слышал, чтобы стервятники, питающиеся падалью, нападали на живое животное и здорового человека. Янош выругался — попытка заклинания оказалась не так хороша, как он ожидал. Затем пробормотал вполголоса, что последние слова заклинания могли привести к оазису этих тварей — он мог в сотворении его допустить и ошибку.

Немного погодя мы увидели, как над оазисом, покончив с трапезой, поднимается туча стервятников. Они полетели в нашу сторону. Я прищурился, пытаясь разглядеть, что же это за чудовищные птицы, и тут моему изумлению не было предела. Все остальные закричали в испуге. Хотя стервятники и находились на приличном расстоянии, можно было разобрать, что это вообще не птицы и даже не летучие мыши, появляющиеся в сумерках. У этих тварей было подобие человеческого тела: виден был торс, ноги и, как мне показалось, даже руки и головы. А вот крылья были не столь велики для такого туловища, как бы им полагалось, и, видимо, в воздухе эти создания удерживались с помощью какого-то колдовства. Мэйн натянул свой лук и выпустил по ним стрелу. Выстрел оказался удачным, в самый центр стаи, и стервятники, подобно напуганным голубям, сломали свой строй. Но поначалу показалось, что от выстрела Мэйна никто не пострадал. Только один остроглазый солдат увидел, как что-то упало с неба. А кошмарные летучие твари скрылись вдали. Мы подъехали к тому месту, куда упал предмет. Это оказалась человеческая рука. Я закопал ее в песок, и мы двинулись прочь. Даже работорговец не заслуживал того, чтобы в этом пустынном месте скитался его призрак.

Несколько дней спустя мы увидели, что приближаемся к тому кратеру, который ненадолго стал для нас раем. Мы не стали подъезжать, придерживаясь первоначального замысла не повторять маршрут, рассматривая возвышенность лишь как ориентир на местности. Янош пытался с помощью магии скрыть наше присутствие. Все теперь ощущали, что за нами наблюдают, но пока никто не чувствовал прямой угрозы. Мы отыскали ручеек, бегущий из волшебного кратера, и пополнили запасы воды.

Янош сотворил еще одно заклинание защиты для отряда. Из двух сучьев ивы, растущей у ручья, он сделал дугу, вкопал ее вертикально, прошептал нужные слова, и в этой арке закрутился маленький смерч. Янош приказал каждому пройти сквозь этот смерч. Он посмеивался, видя, как песок набивается нам в глаза, уши и волосы. Потом он провел через смерч и наших животных. Те упирались, но шли. Закончив операцию, он объяснил: заброшенные земли, куда мы сейчас вступаем, выжжены магией. Здесь нас скорее всего могут заметить. Но теперь любой, кто наблюдает за нами посредством магии, не увидит ничего, кроме череды пыльных смерчей.

У Мэйна появился вопрос:

— А наблюдатели, капитан? Они нас будут видеть?

88
{"b":"2568","o":1}