ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Будет больно. История врача, ушедшего из профессии на пике карьеры
Загадка для благородной девицы
Самый счастливый развод
Солнечная пыль
Свободные родители, свободные дети
Некий господин Пекельный
Марс и Венера на свидании. Как установить прочные отношения с партнером
30 правил настоящего мечтателя. Практическая мечталогия на каждый день
Курганник
Содержание  
A
A

— Вот этого, сержант, я не знаю, — сказал Янош. — Я уверен в том, что это заклинание ослепит колдовское видение, но я понятия не имею, физические ли существа наблюдатели или нет и как они вообще «видят». Если мы заметим их здесь, то мой совет — заставить осликов опуститься на колени, накинуть на них плащ, а самим зарываться в песок.

Другой вопрос последовал от Хебруса, нашего учителя музыки:

— Господин Серый Плащ, неужели за все эти годы так и не удалось определить природу наблюдателей? Или тех, кто их направляет? Я-то надеялся, что у вас уже есть кое-какие догадки, как я, например, могу по звукам лиры определить, у кого из моих бестолковых учеников отсутствует слух.

Янош покачал головой:

— Я по-прежнему не знаю. Разумеется, архонты Ликантии, как наши враги, посылают нам вслед заклятия. Нису Симеон наверняка может себе позволить нанять лучших воскресителей, магически преследующих нас. Может быть, кто-нибудь и из Ориссы. Ведь не всем воскресителям нашего города по душе происшедшие перемены. — Он пожал плечами. — А может быть, это сами боги. Или чародеи Далеких Королевств.

— Мне кажется, Далекие Королевства место священное, — сказал Лион. — Ну, может быть, не священное, но… хорошее. Там хотят мир сделать лучше. Помогать людям.

— Так легенда и говорит, — сказал Янош. — И у меня нет причин сомневаться в этом. Но если бы у вас было такое же могущество, как у правителей Далеких Королевств, разве вы бы не выставили лучших часовых вокруг своих владений, чтобы попристальнее разглядеть, кто же это приближается?

Судя по выражению лица Лиона, которое напоминало лицо ребенка, слушающего сказку, такой ответ его удовлетворил.

Прикрытые таким образом, мы двинулись через выжженную землю. Природа физическая нам не угрожала. Чудовища из ям, поскольку мы знали о них, были нам не страшны, и я благодарил наш опыт. Но однажды я ощутил укол ревности. Янош вел себя так, словно он был единоличным командиром экспедиции. Но я оборвал себя и побранил, списав такие мысли на усталость. Если он желает себе славы первооткрывателя, что ж, у него на это столько же прав, как и у меня. К тому же мне и богатство, и почет были даны, а ему, в свое время всего лишившемуся, пришлось начинать с нуля. Утомленный мозг всегда становится жертвой темных мыслишек.

Мы намеревались на несколько дней остановиться в Долине, чтобы восстановить свои силы. Но то ли в наш маршрут, то ли в карту вкралась ошибка. Мы достигли района округлых холмов, откуда должны были бы увидеть их утес, но ничего не увидели. Мы определили наше местонахождение и ночью, по звездам, и днем, по солнцу, и даже пересчитали количество узелков на веревке, которым отмеряли количество дней похода. Получалось, что мы находились на расстоянии дюжины бросков копья от наших друзей. Но их не было. Я изучил карту, нарисованную мною в первом открытии, и она подтвердила, что Долина рядом. Но ее не было. Янош и я пришли к единому мнению, что мы южнее той Долины. И поэтому еще пару дней шли на север, но так ничего и не обнаружили и вынуждены были вернуться на прежнее место. Наши люди были разочарованы — Мэйн и Лион все уши прожужжали остальным об этой Долине и их радушных женщинах. Пришлось нам с этими грустными мыслями о таких потерях двигаться дальше.

Но все эти разочарования рассеялись, когда первый человек увидел громадную горную цепь. Нас охватило волнение. Кулак Богов. Даже я испытал новый приступ восторга, когда заметил перевал между «большим пальцем» и «указательным». Но предосторожность взяла верх над изумлением: мы находились на опасной территории, впереди лежал город Вахумва. Мы продвигались с исключительной осторожностью, так что у нас на одну лигу уходило по четыре часа, хотя местность была ровной. Мы обходили все развалины, поскольку там мог скрываться и человек, и какое-нибудь заклинание.

Я отдал приказ остановиться и собраться на военный совет, поскольку, по оценкам Яноша, до Вахумвы оставался день пути. Но не было видно ни кавалерийских разъездов, ни разведчиков, ни мирных жителей. Однако иного пути не было, этот вероломный город закрывал доступ к перевалу. После недолгих размышлений мы решили, пока светло, подобраться к городу как можно ближе, а там затаиться. Подождем, понаблюдаем, а ночью проскользнем мимо городских стен к горам. Если окажется, что впереди ведется усиленное патрулирование, то мы разбиваемся на четыре группы, и в течение ночи каждая группа, как мы отрабатывали, добирается до цели самостоятельно. Янош предложил мне идти с первой группой в авангардную разведку, а сам он всю ночь будет перемещаться от группы к группе, осуществляя общее руководство. Я вспомнил о моем эгоизме и ревности сейчас, когда этот человек добровольно вызвался служить прикрытием для других, наблюдая за общей безопасностью.

Продолжая продвигаться вперед, мы вскарабкались на последний холм. За ним лежал Вахумва, по словам Яноша. Он отправился вперед с сержантом Мэйном. Мэйн должен был вернуться к нам с сообщением, что делать дальше. Ожидали мы его через несколько минут, прошел же целый оборот песочных часов. Больше я ждать не мог. Вытащив саблю, я отправился в том же направлении, пробираясь от укрытия к укрытию. Может быть, мои друзья попали в плен? Я добрался до густого кустарника и увидел их. Они стояли на самом гребне холма, ясно видные снизу, ведь город располагался сразу за холмом. Я испугался, что они попали под действие какого-нибудь заклинания, и поспешил вперед, не зная толком, что делать. Вдруг заклинание охватит и меня? Я подошел ближе и понял, от чего они застыли.

— Вот это, — спросил я ошарашенно, — и есть Вахумва?

Оба резко повернулись. Видимо, они не услыхали, как я подобрался, и Янош даже схватился за саблю. Но тут же они расслабились, увидев, что это я.

— Да, — кивнул Янош.

— Или, по крайней мере, была она, — уточнил Мэйн.

Да, внизу был когда-то город, но теперь от него остались лишь руины. Большая стена вокруг него в нескольких местах была пробита. На дорогах и улицах проросли деревья. За стенами виднелись каменные дома наподобие ликантианских. Время и погода основательно поработали над ними, и теперь эти каменные остовы без крыш тупыми пальцами тянулись к небу.

Я запутался в вопросах, которые хотел бы задать, но Янош вдруг мрачно покачал головой.

— Здесь поработало заклинание, — прошептал он. — И разумеется, великое заклинание. Позовите людей, пусть поднимутся сюда. Я хочу… Я должен войти в город.

Сержант Мэйн сходил и вернулся с остальными членами отряда. Те тоже были весьма изумлены открывшейся картиной. Затем Янош скомандовал идти вперед, держа оружие наготове. В сумерках мы подошли к воротам. Вахумва была некогда сильной крепостью. Обитые железом мощные ворота на мраморных столбах теперь свисали на проржавевших петлях. Впечатляла ширина улиц, по которым свободно могли бы разъехаться четыре повозки, Но теперь булыжные мостовые поросли травой, кустарником и даже деревьями. Когда-то здесь возвышались величественные здания. Но теперь это были лишь развалины, а то и вовсе груды камней. Янош шел так уверенно, словно точно знал, куда направляется. Мы оставили позади центр города и пошли по какой-то заросшей улочке по направлению к полуразрушенному громадному зданию на вершине холма. Мэйн был бледен. Я понял, он догадывается, куда ведет нас Янош.

Мы вступили в зал, и послышались испуганные восклицания наших людей. Я уже догадался, что нас ожидает, но картина все равно открылась ужасная. Помещение заполняли человеческие кости, лежащие посреди обломков мебели. Черепа были проломлены, кости были разбросаны так, что не оставалось ни одного целого скелета.

— Должно быть, сюда потом приходили дикие собаки да слетались стервятники, — сказал Янош.

Он подобрал длинную берцовую кость и показал мне. Она была расколота вдоль каким-то гурманом, добиравшимся до костного мозга.

— Нет, ни одна дикая собака так не делает, — сказал он, отбрасывая кость, загремевшую на камнях. — Как я и сказал на холме, здесь действовало великое заклинание. И кстати, еще до того, как наша вторая экспедиция добралась до этого города.

89
{"b":"2568","o":1}