ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Сначала мы услыхали громкие крики и звон оружия издалека. Грохот сражения усиливался. Мы выплыли из-за поворота и все увидели. От одного берега реки, примерно на три четверти ее ширины, тянулась дамба к небольшому островку, а от островка к другому берегу аркой изгибался широкий мост. Здесь течение сильно ускорялось, и нас тащило туда. Мы приблизились к берегу, заросшему кустами, чтобы осмотреться.

Мы попали к финальному моменту сражения, участники которого в пылу не обращали ни малейшего внимания на шесть наших посудин. Тела заполняли дамбу, лежали на островке, кучей громоздились на мосту. Кровь стекала в реку. На дальнем берегу, скалистом, воины, терпящие поражение, со всей очевидностью готовились к смерти. Я увидел знамя, настолько окровавленное, что невозможно было разобрать рисунок на нем. Вокруг него сплотились воины, готовые погибнуть, но не сдаться. Впереди всех рыцарь огромного роста размахивал друручным мечом. Он потерял свой шлем, а может, и не носил его из презрения к смерти. На солнце серебрились его седые волосы и борода. Король? Вождь? Рядом с ним сражались его последние сторонники, а нападавшие накатывали на них вновь и вновь, как штормовые волны на берег. На наших глазах седовласый упал, знамя закачалось и поникло, и раздались крики победителей.

Люди в моей лодке сидели пораженные и притихшие. Река ниже моста была красной от крови, и на каменных опорах сверкали зловещие пятна.

— Теперь вперед, — приказал я. — Осторожнее, а то врежемся в опору моста. И молитесь, чтобы нас не заметили.

Лодка Яноша оказалась следующей за моей, когда течение увлекло нас под мост… Сверху, с парапета, свисал человек, и он испустил дух как раз в тот момент, когда я поднял голову и взглянул в его вытаращенные глаза.

Но нас уже несло дальше. Я слышал какие-то крики с моста, а кто-то впоследствии утверждал, что вслед нам выпустили стрелу, но река уже делала следующий поворот, на берегу встали стеной, деревья, и мы скрылись целыми и невредимыми.

Так мы плыли почти до темноты, затем подгребли к острову посреди реки, вытащили лодки на берег и затащили их в кусты подальше от посторонних глаз. Все мы были напуганы и ошеломлены — плыть так долго, не видя никого, и вдруг угодить к сцене такой вот резни, непонятной и дикой.

— Правильно, дикой, — вставил слово Лион. — Вы, может быть, не заметили, но сразу за сражающимися солдатами продвигался отдельный отряд, который кинжалами добивал раненых, которых, наверное, можно было бы вылечить. И они так деловито переходили от одного раненого к другому, как на работе.

— Солдатская участь, — сказал Мэйн.

— Какая уж тут участь, — возразил Лион. — Просто убийство.

— Окончание какой-нибудь давней вражды… — предположил я.

— Или, может быть, — мрачно сказал Янош, — эти Спорные земли так устроены и так удачно названы, что здесь бьются до победного конца, то есть до могилы.

— Во всяком случае, — сказал я, пытаясь внести хоть какую-то ясность в тревогу этого дня, — теперь-то мы знаем, почему Далекие Королевства не рассылают по свету своих дипломатов или торговцев, которым пришлось бы путешествовать по землям таких вот мясников.

Тут наши люди оживились.

— И потом, мы наконец добрались хоть до каких-то населенных стран, пусть и таких жестоких, — продолжал я. — Должно быть, устье реки и сами Далекие Королевства уже неподалеку.

Разумеется, я мог только предполагать.

Полтора дня спустя мы вошли в контакт с местным государством. Или, вернее, оно вошло в контакт с нами. От небольшого встречного островка отошли четыре длинные военные галеры. Я насчитал по двадцать весел с каждого борта этих окрашенных в зеленый цвет судов. На палубах стояли вооруженные люди. На носу каждого судна стояли по две баллисты, нацеленные на нас. Ориссиан надежно и ловко поймали в ловушку. Мужчина с окладистой бородой, в латах и шлеме, поприветствовал нас.

— Добро пожаловать, путешественники! — крикнул он. — Добро пожаловать, гости дорогие!

Но улыбка у него была уж никак не радушной.

Глава двадцать первая

ПОЖИРАТЕЛЬ ДУШ

Этот город не походил ни на один другой: звуков не слышно, цвета неестественно ярки. Жилища из бледного камня с единственными черными отверстиями дверей составляли основной фон. Длинные красные транспаранты, сплетаясь вокруг зеленых отлакированных столбов, тянулись по обе стороны этих жутковатых улиц.

Пока мы плыли к городскому порту, наши хозяева отказывались отвечать на все вопросы. Более того, когда мы обращались к ним, они просто отворачивались в сторону, словно нас и не существовало. В порту нас передали в руки отряду поджидавших нас солдат под командой смуглолицего капитана. Наше оружие и весь груз поместили в повозку, которая последовала за нами, когда нас повели по главной городской улице. Мы, двадцать встревоженных человек, старались подбодрить друг друга. Солдаты, встав по бокам, конвоировали нас навстречу судьбе. Встретившие нас хозяева были так же молчаливы, как и предыдущие. Если бы не грохот их сапог, глухое позвякиванье оружия да редкие тычки в спины, можно было бы подумать, что их просто нет.

Людей на улице попадалось мало, а встречные мужчины и женщины двигались молча или застывали каменными изваяниями, таращась на чужестранцев, когда мы проходили мимо. На некоторых были надеты обычные туники, на других — богатые белые шелка; попадались люди в солдатских доспехах, фермеры в холщовых штанах и рубахах, нищие в тряпье. На меня уставилась юная девчушка. Я улыбнулся ей, она улыбнулась в ответ, и мне пришлось вздрогнуть от ужаса — у этого невинного дитя не было носа! И тут я стал подмечать, что и у многих обитателей города чего-нибудь да не хватает: у кого руки, у кого ноги, замененной деревянным протезом.

Я услыхал шепот Мэйна:

— Похоже, местечко тут не самое веселое.

Янош шагнул поближе к нам и сказал приглушенно:

— Когда доберемся до места назначения, смотрите на меня и делайте как я.

Улица сделала поворот и устремилась к высокому зданию с огромной красной трубой наверху. Из трубы вылетали искры и валил черный дым. В воздухе распространялось зловоние. Когда мы подошли поближе, я понял, что здание даже больше, чем мне вначале показалось. К нему вел длинный крытый проход с круглым входом. Оттуда вышел коренастый человек в красной тунике из тонкой ткани. На его груди висела небольшая черная пластина с вычеканенным гербом. Он поднял руку в приветствии; на руке не было большого пальца, а вместо остальных — лишь обрубки.

Он заговорил зычным голосом:

— Добрый день, благородные странники. Мой повелитель просит вас пожаловать к нему и любезно предлагает свое прославленное гостеприимство.

— Благодарим, — сказал Янош. — И кто же ваш любезный повелитель?

— Ну что вы, — последовал ответ, — его имя знают везде. Это великий Мортациус. Правитель этого города и всех земель Гомалалеи.

— Простите наше невежество, господин, — сказал Янош. — Мы прибыли из стран столь далеких, что даже имя вашего великого повелителя не доходило до наших берегов. И для нас будет огромной честью рассказать первыми нашему народу о нем, когда мы в целости и невредимости вернемся к нашим очагам.

— Ну так вам очень понравится эта первая встреча, — сказал человек. — Пойдемте. Мой повелитель ждет вас за столом.

Мы пошли за ним, девятнадцать безмолвных мужчин, обращающих мольбы к богам осенить мудростью Яноша. Я слышал, как гудит вверху труба, и вдыхал отвратительный запах. Человек в красном подвел нас к пиршественному залу и широко распахнул двери. Длинное и узкое помещение было освещено так ярко, что заболели глаза. Украшено оно было все теми же красными неприятными транспарантами, протянутыми вдоль высоких стен. От одного конца зала к другому тянулся огромный стол из черного дерева. Стол был обильно уставлен различными блюдами: жареным мясом в разных видах, тарелками с запеченной рыбой, горами пышного хлеба, большими хрустальными графинами с красным вином, аромат которого заполнял весь зал. Приборы были, по-видимому, золотыми. За столом сидело человек сорок, и ближе ко входу оставались незанятыми места как раз для нашей экспедиции.

94
{"b":"2568","o":1}