ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Скорее всего, ассасины, — устало промолвил монах. — Их почерк известен. Мне кажется, что они опирались на чью-то влиятельную поддержку. Не исключено, что самого графа Шампанского. Кстати, его увлечение черной магией завело слишком далеко: мне периодически сообщают о творящихся в его подземельях колдовских радениях. Недавно он втянул в эти шабаши и свою жену, Марию Шампанскую.

— Ну, эту курочку легко втянуть во что угодно, — усмехнулся аббат, но тотчас же продолжил серьезным тоном: — Если мы не встанем на пути долгосрочных замыслов Старцев, Ватикану, как оплоту христианской власти, придет конец. А возможно и всему миру.

Некоторое время оба молчали, но каждый из них думал о том, какую роль может он сыграть в спасении католической веры.

— То, что вы упустили Бера, конечно же плохо, — промолвил аббат. — Но теперь ваша основная миссия начинается в Иерусалиме. Только вы, с вашим громадным опытом и аналитическим умом, способны обнаружить те скрытые пружины, которые двигают заговором Старцев. Вы должны сделать все, чтобы католический орден, задуманный нами, как оплот веры, был создан, чтобы он успешно противостоял Ордену Сиона: Если он послужит приманкой для Старцев — что ж, тем лучше, тем легче будет обнаружить их слабые стороны. А они есть, не сомневаюсь. Вы должны стать невидимой тенью нового Ордена, войти в его сердцевину, знать все уязвимые места его членов, контролировать их и направлять. Вы будете мозгом этого Ордена, отдав сердце будущему великому магистру.

Монах молча кивнул головой, не произнеся ни слова; и ни один мускул не дрогнул на его лице, словно то, что сказал аббат, было давно обдумано им самим.

— Вам нужно поторопиться с отъездом в Иерусалим, — продолжил приор Сито. — Вы можете взять необходимых людей и любые ресурсы. Мы не можем экономить на столь важном деле.

— Я отправлюсь в Иерусалим один, — сказал монах. — В Палестине мы располагаем достаточно развитой сетью наших людей.

— Как угодно, — согласился аббат. — Поступайте так, как считаете нужным. Советую вам присоединиться к одной из групп паломников. Но по дороге обязательно остановитесь в Риме и посвятите в то, что мы узнали, его святейшество Пасхалия II и преданного ему кардинала Метца. Если же за время вашего отсутствия меня не станет… — монах сделал протестующий жест рукой, но аббат улыбнулся и продолжил: — Да, да, все мы смертны. Если это произойдет, то мой преемник будет посвящен во все обстоятельства дела… Вас что-то смущает?

— Только одно. Наделяете ли вы меня правом, в случае обнаружения зла, применять крайние меры?

— Разумеется, — ответил аббат и вздрогнул, встретившись с холодным, бесцветным взглядом монаха. — Даже, если это зло будет скрываться под королевской мантией.

2

До усадьбы сербского князя Милана Гораджича оставался день пути, когда возле расположившегося лагерем отряда Гуго де Пейна остановились два всадника, чья одежда была покрыта дорожной пылью, а бока загнанных лошадей тяжело вздымались. Видно они скакали издалека и очень давно. Одному из всадников, с рыцарскими золотыми шпорами и коротким венецианским мечом было лет двадцать пять: его красивое, бледное лицо обрамляли черные кудри, а длинные усы были подвиты кверху. Второй всадник был моложе лет на семь, и, судя по всему, являлся его оруженосцем, хотя ни копья, ни меча при юноше не было, — лишь короткая кольчуга и кинжал за поясом. У него была нежная, шелковистая кожа и большие, испуганные, голубые глаза под падающими на лоб белокурыми волосами.

— Не дадите ли вы нам напиться? — попросил первый всадник, наклоняясь в седле. — Мы умираем от жажды.

Раймонд, сидящий около Гуго де Пейна, зачерпнул ковшом из походной бочки родниковой воды и протянул рыцарю. Тот передал ковш своему оруженосцу и подождал, пока он не утолит жажду. Затем напился сам и поблагодарил Раймонда.

— Вам следовало бы передохнуть, — заметил Гуго де Пейн. — Лошади ваши совсем измотаны, вы не доедете на них и до ближайшей развилки.

— Мы спешим, — ответил рыцарь, колеблясь и с тревогой глядя на своего спутника.

— Нет такого дела, из-за которого можно было бы загонять лошадей, — вставил Бизоль, приподнявшись на локте.

— Если только это дело не касается самой жизни, — отозвался всадник, сделав знак своему оруженосцу. Через некоторое время они скрылись за опушкой леса. А Бизоль, опустив голову на густую траву, пробормотал:

— И даже ради собственной жизни я бы не стал мучить бедное животное…

Прошло минут пять, и на дороге показалась целая группа всадников в латах, которые ехали не торопясь, но уверенно, словно охотники, преследующие добычу, и знающие, что она никуда от них не уйдет. Раймонд насчитал семь человек во главе с командиром — высоким, бритоголовым рыцарем, держащим раскаленный на солнце шлем в руке. Его лоб перерезал узкий, застарелый шрам, тянувшийся от левого виска к переносице. Возле лагеря воинственные всадники остановились, гарцуя на своих лошадях.

— Приветствую улегшихся на покой! — насмешливо произнес бритоголовый рыцарь со шрамом. — Скажите, не по этой ли дороге проехали только что два человека, спешащие, как на пожар в Риме?

— По этой! — отозвался Раймонд и прикусил язык, поскольку получил от своего хозяина подзатыльник.

— Сдается мне, что вы едете не туда, — сказал Гуго де Пейн.

Рыцарь со шрамом покрутил головой, оглядываясь.

— А мне сдается, что мы как раз на правильном пути.

— Уж не насолили ли вам чем эти люди? — спросил Бизоль, вновь приподнимаясь на локте.

— Да нет! — усмехнулся бритоголовый, — Просто мы не успели попрощаться. Отдыхайте, господа! Не будем вам мешать, — и он стегнул лошадь, увлекая за собой своих латников.

— Эти мне меньше понравились, — пробормотал Бизоль, падая головой на траву. А Гуго де Пейн, наоборот, поднялся и прошелся по поляне, с тревогой прислушиваясь к чему-то. Затем вытащил свой меч и вскочил на коня.

— За мной! — крикнул он тем, кто находился в этот момент рядом. А сам, вонзив шпоры в бока лошади, не оглядываясь, уже мчался вперед. Через пару минут, следом за ним понеслись Бизоль де Сент-Омер, Грей Норфолк, Роже де Мондидье, Милан Гораджич и Раймонд, пытаясь догнать далеко оторвавшегося мессира. Предчувствие неправедной резни не обмануло Гуго де Пейна. Преодолев пару лье, он увидел у развилки дороги спешившуюся группу всадников: среди них были и те двое, проехавшие раньше. Они стояли, прижатые к громадному дубу, причем черноволосый рыцарь с обнаженным мечом прикрывал спиной своего оруженосца. Но что значил этот короткий меч против восьми направленных в его грудь клинков? Кровь уже виднелась на разных местах его камзола, но он защищался с отчаянностью раненого леопарда. Гуго де Пейн, не издав ни единого звука, устремился в самую гущу схватки, налетев на латников подобно падающему с небес ястребу, давя их копытами своего коня и нанося удары мечом налево и направо, — по спинам, шеям и головам. Столь внезапный и страшный натиск заставил латников разбежаться, а раненому рыцарю немного прийти в себя.

— Куда вас задело? — крикнул ему де Пейн, зорко оглядываясь по сторонам и готовясь к нападению сгруппировавшихся латников, которых подгонял бритоголовый рыцарь, яростно размахивающий мечом.

— В плечо и в бок! — отозвался тот, перекладывая свой меч в левую, не раненную руку.

— Пустяки! — выразил свое мнение Гуго, надвигаясь на бритоголового и снова рассыпая еле собранный им строй латников. В это время на дороге уже показались его друзья, мчащиеся к месту боя. Их увидел и бритоголовый, еле уклонившись от удара де Пейна.

— Отходим! — крикнул он своим латникам. — В лес, быстро!

И все они, со скоростью зайцев, бросая по пути оружие, побежали к спасительным деревьям.

— Мы еще встретимся! — услышал Гуго яростный голос бритоголового рыцаря.

— А как же! — спокойно согласился он, останавливая рванувшегося к лесу Бизоля. — Хватит с них. Не полезем же мы за ними в барсучьи норы?

Затем он повернулся к раненому рыцарю, которому Грей Норфолк и Милан Гораджич останавливали кровь. Оруженосец стоял рядом, смотря на них с мольбою и страхом.

36
{"b":"25680","o":1}