ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Система минус 60, или Мое волшебное похудение
Исповедь узницы подземелья
Один день мисс Петтигрю
Браслет с Буддой
Любовь яд
Без компромиссов
Инженер. Золотые погоны
Перстень отравителя
Предприниматели
Содержание  
A
A

Они воевали два года. Ни тяготы походной жизни, когда приходилось порой спать на сырой земле и укрываться охапкой сена, ни ежедневная близость смерти не страшили их. Подобно двум молодым ягуарам рыскали они по окрестностям Кале, вызывая англичан на столкновения, а слава о них и их храбрости уже катилась по северу Франции.

В битве при Азенкуре произошло посвящение Гуго в рыцари: совершенно неожиданно для него самого, да и для исполняющего этот обряд. Дело в том, что преследуя малочисленный отряд англичан, попавший в их засаду, он настиг и сбил на землю рыцаря в богатых золоченых доспехах с графским гербом на щите. Выхватив мечи, они сошлись в поединке. Гуго оказался более искусным. Он придавил рыцаря к земле и занес кинжал, чтобы перерезать ремешки шлема.

— Стой! — сказал вдруг лежащий рыцарь. — Ты дворянин?

— Да, — ответил Гуго.

— Рыцарь?

— Только оруженосец.

— Я — граф Норфолк. Я не могу быть убит или взят в плен оруженосцем. Встань, я произведу тебя в рыцари. Своей храбростью ты заслужил золотые шпоры рыцаря.

Чувствуя неловкость от этой ситуации Гуго, отступил в сторону и с достоинством преклонил колено. Граф Норфолк поднял свой меч и приблизился к беззащитному теперь юноше. Рядом никого не было. Он ударил его мечом по плечу и произнес: «Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, и Святого Великомученика Георгия жалую тебя в рыцари». Затем поцеловал его, как того требует обычай, и подал ему рукоятку того самого меча, которым только что совершил обряд посвящения.

— Вот теперь ты рыцарь, — произнес граф Норфолк. — Встань! Я твой пленник.

Так Гуго захватил в плен крупного военачальника и был произведен им в рыцари. Позднее, сам король Франции Людовик IV подтвердил это звание, совершив торжественный обряд над ним и Бизолем де Сент-Омер.

Когда наступило временное перемирие и военные действия прекратились, два друга вернулись в Труа. Их приезд совпал с возвращением домой их отцов и сюзерена — графа Гюга Шампанского. Цветами, песнями, ликованием встречали победителей. Праздничные пиры длились по нескольку недель. Устраивались различные балы, феерии, турниры, состязания трубадуров… Труа и окрестности целый год блистали горностаевыми мехами, мантиями, перьями, плюмажами, гирляндами роз, рыцарскими доспехами. Это был период славы, неги и любви. Но ни одна из прекрасных дам пока еще не вошла в сердца двух друзей. Их кровь жаждала новых подвигов. Испросив разрешения у отцов и сюзерена, они отправились странствовать…

В полном боевом вооружении, с двумя слугами, ведущими сменных лошадей, имея при себе лишь небольшой запас соли и пряностей, они исколесили всю Францию, скитаясь по городам и селам, горам и долам, отыскивая приключения и справляясь у повстречавшегося на пути: соблюдаются ли в их местности добрые обычаи? Поскольку при выезде дали обет вспомоществовать утесненным и уничтожать зло. За Бога, Честь и Женщину! — эти слова стали их девизом в странствиях. Если в пути их застигала ночь — не беда! — всегда вдоль дороги или на опушке леса находились специально приготовленные для таких путешественников вбитые в землю плиты, могущие послужить кухней. Рядом разбрасывался шатер, а на плиты клались убитые косули, которые накрывали сверху другой плитой, чтобы выдавить кровь. Разводился огонь — и ужин готов! А утром — снова в путь, ведь может быть там, за перекрестком, ждут твоей помощи, чтобы освободить прекрасную незнакомку, попавшую в руки коварных злодеев. Но чаще всего, друзья ночевали во встречных замках, поскольку ни один хозяин не смел бы отказать в ночлеге странствующему рыцарю. Напротив, он их удерживал сколько возможно долго. На воротах и башенных шпилях замков издалека были видны золотые шлемы — знак гостеприимства и радушного приема. При их приближении уже начинал трубить рог караульного и опускался мост, а дамы спешили на крыльцо, чтобы встретить рыцарей и поддержать стремя. Потом их вели в дом, подавали умыться, распускали ремни доспехов, мягкими полотнами отирали пыль с лица и говорили, что с этой минуты этот замок их. Тотчас же пажи рассылали приглашения именитым соседям, собирая веселое общество. А после обеда, в сумерках начинались рассказы собравшихся рыцарей. Звучали мандолина и арфа, кельнская флейта и волынка. Обязательно возникали споры между какими-нибудь двумя богословами, а бегающий между кресел шут смешил всех своими причудами. Потом друзья отводились в приготовленные для них комнаты, им подавалась розовая вода для омовения, приносились вино и лакомства на сон грядущий, и они зарывались в пуховые постели с надушенными фиалками изголовьями. В час отъезда, на следующий день, расставаться с такими замками было всегда грустно.

2

Три года странствовали Гуго де Пейн и Бизоль де Сент-Омер, побывали в Германии и в Голландии, пересекли Францию с запада на восток и с севера на юг. Нет ничего более полезного для познания мира, чем путешествия: они наполняют сосуд души знаниями и даже глупца делают умнее. И вот однажды судьба привела их к маленькой деревушке, затерянной у подножия Восточных Пиренеев. Называлось это селение, взобравшееся на вершину каменистого холма, — Ренн-ле-Шато, и располагалось оно примерно в ста милях от Каркассона.

Приближаясь к виднеющейся вдали деревушке, друзья удивились тому, что вся местность вокруг была изрыта и зияла глубокими ямами, словно проходивший мимо великан вонзил в землю свои огромные пальцы. Кое-где вдоль дороги встречались остатки языческих храмов и надгробий, а среди камней и валунов били горячие источники.

— Это неспроста, — сказал Бизоль, глубокомысленно потерев нос перчаткой. — Чует мое сердце, что мы попали в дьявольское место.

— Или кто-то ищет здесь клад, — произнес Гуго. — Много веков назад здесь была северная столица империи кельтов, которые разграбили Рим и увезли оттуда иерусалимские сокровища.

— Сокровища Храма?

— Именно, — Гуго огляделся вокруг. — Об этих сокровищах ходят много слухов. Когда, в первом веке, легионы императора Тита до основания разрушили Иерусалим и разграбили Храм, содержимое было увезено в Рим, а золотой иудейский семисвечник водружен на триумфальную арку. Но потом, после взятия Рима вестготами, сокровища древнееврейского царя Соломона бесследно исчезли.

Лошадь Бизоля споткнулась и чуть не полетела вместе с всадником в одну из ям.

— А мне кажется, — с досадой сказал он, удержавшись в седле, — просто кому-то очень хочется, чтобы я дал ему в ухо, за то, что он роет ямы под ногами моей лошади.

Словно услышав его слова, из-за скалы показалась группа всадников, настроенных весьма решительно.

— Раз, два, три… пять… семь… — начал считать Бизоль, потом плюнул на землю. — В глазах рябит.

— Их двенадцать, — сказал Гуго. — По шесть на каждого. Пустяки. Помнишь, мы гнали три десятка англичан аж до самого побережья?

— Они так и полезли в воду, как утки, — рассмеялся друг. — Правда, штаны у них были уже до этого мокрые. Ну что ж, этих мы заставим полетать куропатками, — и он вытянул вперед свое длинное копье.

— Господа! — обратился к ним отделившийся от группы кабальерос идальго. — Не угодно ли вам повернуть ваших коней и вернуться назад?

— С какой стати, любезный инфансон? — спросил Гуго де Пейн. — Мы направляемся вперед.

— Там, за холмом, отдыхает мой сеньор, дон Хуан де Сетина, и я не хочу, чтобы ему мешали. Так что разворачивайтесь обратно. Иначе вы пожалеете.

— Вздор! — радостно взревел Бизоль. — Мы будем иметь честь атаковать вас! — и, пришпорив коня, он бросился вперед.

Не ожидая столь бешенного натиска от двух странствующих рыцарей, кабальерос растерялись, а двое из них, сбитые копьями, свалились на землю. Развернувшись, Гуго и Бизоль ворвались в группу, орудуя палицами и отбивая удары мечей щитами. Вскоре еще четыре всадника лежали на земле, а бердыш идальго разлетелся на куски.

— Не достаточно ли вам, господа? — спросил Гуго. — Или желаете продолжать?

— Остановитесь! — раздался вдруг с вершины холма звучный голос. — Это говорю я — маркиз Хуан де Монтемайор Хорхе де Сетина!

7
{"b":"25680","o":1}