ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Огнепад: Ложная слепота. Зеро. Боги насекомых. Полковник. Эхопраксия
Воля к власти
Меланхолия сопротивления
Будьте моей семьей
Фатальное колесо
Оккупация
Дом для жизни. Как в маленьком пространстве хранить максимум вещей
О жизни: Воспоминания
Злой среди чужих: Шевелится – стреляй! Зеленое – руби! Уходя, гасите всех! Злой среди чужих
A
A

- Может быть, ты прав. – Я снова сосредоточилась на мотоциклисте с суицидальными наклонностями, если судить по тому, как он то нырял в транспортный поток, то выныривал из него. – Йост может никуда нас не привести. Но это все, что у меня есть на данный момент. И упускать этот шанс как-то не хочется.

- Нет, я говорил о тебе. О том, что ты едешь к нему.

Ангелу Рейес никогда не нравился. Похоже, ему не удавалось увидеть за статусом сына Сатаны что-то еще.

- Почему ты так говоришь?

Он вздохнул, как будто был вынужден повторять мне уже в тысячный раз:

- Я тебе тысячу раз говорил: Рейазиэль не тот, за кого ты его принимаешь.

От одного упоминания иномирного имени Рейеса по коже побежали мурашки.

- Солнце, я знаю, кто он. Помнишь?

Мне показалось, что перед тем, как ответить, Ангел пялился в окно не меньше километра.

- Он в бешенстве.

- Я знаю.

- Нет, не знаешь. – Он повернулся ко мне. Большие карие глаза сузились от серьезности. – Он зол. Настолько зол, что вполне может кокнуть всю вселенную.

Я не совсем поняла, о чем он, но решила об этом не думать.

- Да уж, он разозлился.

- Я понятия не имел, что он способен на такое дерьмо. Что он настолько могущественный. Но мне кажется, сейчас не самое лучшее время для встречи с ним.

- Я его связала, Ангел.

Как только я это сказала, его взгляд стал умоляющим. Брови сдвинулись от беспокойства.

- И тебе нельзя сейчас его освобождать. Пожалуйста, Чарли. Если ты его освободишь, я не знаю, как описать, что он тогда натворит. Он в бешенстве, по-настоящему психует.

Я прикусила губу, борясь с чувством вины, а потом призналась:

- Все равно я не знаю как.

- Что? – изумленно спросил он. – Ты не можешь его освободить?

- Нет. Я пыталась.

- Нет! Не делай этого. – Ангел махнул рукой, словно это сотрет сказанное. – Просто оставь все, как есть. Он уже навалил кучи дерьма по всему миру. Кто знает, что он сделает, если ты его освободишь.

- Что ты несешь? Какие еще кучи дерьма?

- Ну, как обычно. Землетрясения. Ураганы. Торнадо.

Я попробовала улыбнуться, но не получилось.

- Ангел, такие вещи случаются сами по себе. Рейес с ними никак…

- Ты правда не в курсе? – Он смотрел на меня так, словно я идиотка, несущая полную ахинею.

- Как может Рейес влиять на погоду? – Никогда бы не подумала, что Ангел – сторонник теории заговора. Кто бы знал!

- Его гнев нарушает баланс. Как та карусель в парке, которая вращается и качается одновременно. Неужели ты не заметила?

Ах да, помню. На таких каруселях куча детей лишалась своих обедов.

- Солнце…

- Ты знаешь, что в Санта-Фе было землетрясение? В Санта-Фе! – Только я открыла рот, чтобы снова возразить, он поднял руку и сказал: - Делай что хочешь, но только не освобождай его. А я прослежу за тем дятлом-доктором.

И он исчез, прежде чем я успела хоть что-нибудь сказать. Однако я поверить не могла в то, что он нагородил. Просто-напросто невозможно, чтобы гнев Рейеса вызывал природные катаклизмы. Бывало, я доводила людей до белого каления, но это никак не приводило к землетрясениям.

Я вытащила телефон и набрала Куки.

- Что стряслось, босс?

- Вопрос: в Санта-Фе было землетрясение?

- А ты не слышала?

- Святой ежик. Где меня черти носили?

- Тебе надо чаще смотреть новости.

- Не могу.

- Почему?

- Они меня в депрессию вгоняют.

- Ну да. А тусоваться с мертвецами – сплошное веселье.

А вот это было грубо.

- Так как? – спросила я. – Серьезно, землетрясение?

- Такой силы впервые за сто с лишним лет.

Вот дерьмо.

Глава 4

И не введи нас в искушение…

Лично я его сама найду.

Надпись на футболке

На охранном посту у ворот тюрьмы штата Нью-Мексико я показала удостоверение. Охранник махнул мне, давая добро на въезд, и я поехала дальше, остановившись на парковке для посетителей возле пятого уровня – максимально защищенного сектора тюрьмы. Как только я зашла в здание с бирюзовыми оконными рамами, мне навстречу вышел Нил Госсет, забрал у меня кофе и выбросил в мусорную корзину. Правильно. Надо было раньше об этом подумать.

- Привет, - поздоровалась я едва слышно, потому что мой живот атаковали бабочки всех мастей и размеров. – Как дела?

Мы с Нилом вместе учились в старших классах, но никогда не тусовались в одной компании и уж точно не были друзьями. Он был спортсменом, что лишь отчасти объясняло его дерьмовое отношение ко мне в школе. Не то чтобы дело было только в нем, однако, чтобы сохранить собственное достоинство, винить его одного было легче, чем кого-то еще.

В десятом классе я доверилась своей лучшей подруге Джессике Гуинн, рассказав ей самые сокровенные свои тайны, включая слова «ангел смерти», правда, может быть, не в том порядке. Надо было догадаться, что не стоило этого делать. Ничего удивительного, что она разболтала об этом по секрету всему свету и превратила меня в дурацкую школьную сенсацию, навечно повесив на меня ярлык «фрик». Я не делала попыток возразить, но и не радовалась репутации прокаженной. А Нил пребывал в центре событий, поддерживая издевки, выдумывая новые прозвища и стараясь избегать меня, как огня.

Тогда он и не думал верить в мои способности, но когда совсем недавно наши пути снова пересеклись, он изменил свое мнение. Поскольку он служил заместителем начальника тюрьмы, где последние десять лет сидел Рейес Фэрроу, мне ничего не оставалось, как наткнуться на него в поисках человека, который вполне мог победить в номинации «Самый сексуальный сын Сатаны на планете». Десять лет назад, когда Рейеса только привезли сюда, произошел один инцидент, связанный с избиением трех самых отъявленных бойцов из местной банды – лучших, каких только можно было отыскать в тюремном сообществе. Все закончилось ровно за пятнадцать секунд, но благодаря этому Нил стал верить, что на самом деле существуют вещи, которые снятся в ночных кошмарах. Что бы тогда ни увидел Нил, это произвело на него неизгладимое впечатление. И обо мне он знал достаточно, чтобы верить каждому моему слову. Бедняга и зануда.

Нил отвернулся и пошел прочь, что мне показалось весьма грубым. Но я все равно пошла за ним и, стараясь не отставать, завалила его вопросами:

- Так он хочет поговорить? Это он просил тебя позвонить мне? А он сказал зачем?

Перед тем как ответить, Нил провел нас через несколько постов охраны:

- Он попросил о встрече со мной, один на один. – Нил осмотрелся, чтобы убедиться, что никто нас не услышит. – Я пошел на этаж, где его держат. Ну и, само собой, думал, что мне крышка, раз уж он так психует из-за того, что его связала наша с ним общая знакомая. – Он бросил на меня злобный взгляд через плечо. – Короче говоря, подхожу я к его камере, а он заявляет, что хочет с тобой поговорить.

- Вот так, ни с того ни с сего?

- Ни с того ни с сего.

Мы миновали еще пару постов и вошли в комнату без окон, вроде тех, где заключенные встречаются со своими адвокатами. Там стояли стол и два стула. Помещение было крошечным, но из-за ярко-белых бетонных стен казалось еще меньше. Похоже, что находящихся внутри охранники могли видеть только через окошко в двери размером с почтовую марку.

- Ничего себе.

- О том и речь. Ты уверена, что хочешь этого, Чарли?

- Конечно. Почему нет?

Я уселась за стол и положила на него папку, которую принесла с собой, попутно удивляясь, что Нил разрешил мне оставить ее при себе.

- Ну, дай-ка подумать. – Явно взволнованный, он стал расхаживать взад-вперед.

Нил все еще мог похвастать неплохим телосложением, хотя трагическое мужское облысение уже давало о себе знать. Исходя из того, что мне удалось на него накопать, он никогда не был женат. И такая информация вполне могла шокировать: в школе на него вешались толпы девушек. Совершая очередной круг, он взглянул на меня и начал говорить, загибая пальцы:

13
{"b":"256808","o":1}