ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В. Бирюков

РАССКАЗ ОБ ОДНОЙ ВСТРЕЧЕ

С Павлом Петровичем Бажовым на протяжении многих лет я встречался неоднократно. Хочется рассказать об одной из последних встреч.

Это было в конце 1947 года. Свердловский областной дом народного творчества организовал семинар сказителей и собирателей устного народного творчества. В плане работы семинара была и встреча с П. П. Бажовым, творчество которого так неразрывно связано с фольклором.

Предварительно договорившись о дне и часе встречи, мы направились к писателю в его маленький, уютный домик на улице Чапаева. Павел Петрович радушно встретил нас и проводил в свой кабинет.

— Ну, так о чем же мы будем с вами говорить? — улыбнувшись, спросил он. — Сразу как-то и не придумаешь, хотя поговорить есть о чем…

Разговор получился интересный и значительный. Он до сих пор отчетливо сохраняется в памяти. Павел Петрович много и с воодушевлением говорил об устном народном творчестве, о тех особенностях, которые присущи рабочему фольклору Урала, о создателях сказов, легенд, песен.

— Творчество сказителя — это большое, нужное дело, — говорил Павел Петрович. — Но и работа собирателя произведений устного народного творчества также необходима. Надо все шире и шире развертывать работу по собиранию фольклора. Причем записывать надо не только целые произведения, но и отдельные выражения, отдельные слова…

Павел Петрович в беседе с нами подробно развил мысль о том, что изучение местных говоров, диалектов очень важно. В них отразилась история заселения края, история развития промышленности на Урале, специфика горнозаводского быта.

— Я считаю, — доказывал Павел Петрович, — что изучение и собирание устного народного творчества, изучение языка, быта народа — это то, с чего должен начинать каждый молодой писатель. В молодости я бродил по Чусовой, аккуратно вел записи всего того, что доводилось слышать. В те времена — это было задолго до революции — на Чусовой говорили: «Живем весело: кабак на горе — далеко видно и спускаться легко» или «Где сеют да веют, а у нас — снимай штаны до полезай в воду». Вы только подумайте, сколько в этих словах чисто чусовской истории! Так и вспоминаются «Бойцы» Мамина-Сибиряка, сплав по реке, разбитые барки, потонувший металл… Его надо вытаскивать — местному люду все заработок… Много мне тогда удалось интересного записать. Жаль, что все эти записи погибли во время колчаковщины: кто-то утащил из амбара вместе с другим добром…

Беседа коснулась различных вопросов изучения истории Урала.

— По-моему, — заявил Павел Петрович, — история Урала еще по-настоящему не написана. Надо обратить серьезное внимание на историю старых уральских заводов. Каждый из них по-своему интересен и своеобразен. Надо все это тщательно изучать. И здесь опять-таки мы должны обратиться к рабочему фольклору и языку…

Павел Петрович обратил наше внимание и на важность изучения географических названий.

— Вот, например, возьмите, — говорил он, — Тургояк. Это название озера на Южном Урале. Об этом озере знают многие. А почему оно так называется? В переводе на русский язык это название означает: «Остановись, нога!» Действительно озеро настолько красиво, что, увидев его, люди останавливаются в изумлении. Смысл многих названий до сих пор еще неясен. Так у нас в Сысерти есть Рым. Одно место так называется… Что значит этот «Рым», я до сих пор понять не могу. А понять хотелось бы. Может быть, под этим названием кроется какое-нибудь историческое событие, очень важное для истории Сысерти.

— В изучении истории Урала, — продолжал Павел Петрович, — надо во многом итти от фольклора. Надо только умеючи его использовать, снять с него скорлупу, добраться до ядрышка. А то, что наш уральский фольклор ставит вопросы истории края и сам же дает на них ответы — это для меня совершенно ясно…

В заключение нашей беседы Павел Петрович высказал сожаление о том, что на Урале еще очень мало выявлено сказителей — создателей произведений устного народного творчества. Да и собирателей фольклора еще немного.

— Надо больше уделять этому очень важному делу внимания, — сказал он, прощаясь с нами. — Это прямая задача Домов народного творчества, литературных и общественных организаций.

Встреча с П. П. Бажовым дала нам очень много. В короткой беседе писатель развернул перед нами целую программу действий и в области изучения истории Урала, и в деле собирания и изучения устного народного творчества.

г. Шадринск

Л. Татьяничева

ПОСЛЕДНИЙ ПУТЬ

В Челябинске проходила конференция молодых писателей Южного Урала. В жизни нашей литературной организации — это немаловажное событие. Участники конференции радовались скромным успехам своих товарищей, приехавших с новыми произведениями. В кулуарах велись оживленные разговоры, молодые авторы знакомились друг с другом — поэты читали свои стихи, прозаики рассказывали о своих повестях и рассказах. Для участия в нашей конференции приехали свердловчане — поэт Константин Мурзиди, прозаики Семен Самсонов и Виктор Стариков.

В конце третьего дня работы конференции, когда кончились прения по основному докладу, был устроен вечер встречи писателей и поэтов с молодежью города. Погода стояла тихая, морозная, падал снежок. Шумной компанией, оживленные, возвращались мы домой, продолжая обмениваться впечатлениями от прошедшей встречи.

Не успела я снять пальто, как раздался резкий телефонный звонок междугородней станции, телефонистка предупредила: «Не отходите, сейчас будете говорить со Свердловском»… Прошло несколько секунд. Вдруг в трубке раздался глубоко взволнованный глуховатый голос:

— Сегодня умер Павел Петрович Бажов…

Не было сил задавать вопросы, выражать соболезнование — так больно заныло сердце, такая тяжесть навалилась на плечи. Мелькнула мысль: надо позвонить товарищам. Но рука не поднималась набрать номер. Было очень тяжело сообщать печальную весть.

Естественным порывом каждого было немедленно ехать в Свердловск принять участие в выполнении последнего долга перед любимым писателем. А как быть с конференцией? Впереди еще творческие семинары, пленарное заседание… Вправе ли мы обрывать конференцию молодых, воспитанию которых так много сил отдал Павел Петрович? Такое решение было бы недостойно памяти П. П. Бажова. Посоветовавшись, участники конференции единодушно пришли к решению — продолжать свою работу и работать как можно организованнее, плодотворнее. Присоединились к этому решению и свердловчане, хотя им особенно хотелось находиться в эти скорбные дни в Свердловске.

Но вот итоги конференции подведены, делегаты разъехались по городам и районам области. На похороны П. П. Бажова было решено послать делегацию трудящихся Челябинской области.

9 декабря Челябинская делегация выехала в Свердловск на похороны выдающегося писателя и общественного деятеля Павла Петровича Бажова. Везли необычный груз — огромные венки, остро пахнущие смолистой хвоей.

Навсегда запомнится эта ночь. В уснувшем вагоне под ритмичный перестук колес картина за картиной всплывали в памяти ставшие вдруг особенно значительными и незабываемыми воспоминания о П. П. Бажове — чудесном, самобытном таланте и обаятельном человеке.

* * *

1929 год. Я училась в то время в 5 классе Свердловской школы имени Ленина. Со мною вместе учился Алеша Бажов, черноволосый задумчивый мальчик с выразительными глазами. Он, Боря Долинов, Миша Шубин и я очень дружили. Все мы, за исключением Шубина, писали стихи, — и это скрепляло нашу дружбу. После уроков, собравшись в пионерской комнате, мы устраивали «литературные вечера», читали друг другу стихи, а еще чаще затевали интересные игры, овеянные романтикой гражданской войны. Все мы жили в одном районе. Мне запомнилось, как однажды, идя на пионерский сбор, мы — целая ватага одноклассников — зашли за Алешей Бажовым.

11
{"b":"256818","o":1}