ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

20. Летом 1943 года по распоряжению Марко Павловича и Йовицы Брклячича заключенных лагеря Ясеновац при выходе на работу за его пределы стали заковывать в цепи. Питание было сокращено на 10%, ухудшилось обращение усташей с узниками, участились случаи их избиения, вследствие чего погибло около 50 заключенных.

21. Издевательство над 15 пленными партизанами из Далмации в лагере Ясеновац летом 1943 года, избиение их дубинами, в результате чего трое умерло, а остальные надолго попали в больницу. Преступление совершили 10 усташей из 1-й сотни…"

Решение комиссии Воеводины по выявлению преступлений оккупантов и их пособников, которое относится также и к Андрию Артуковичу, выдвигает следующие обвинения в разделе "Краткое описание и квалификация преступления", "Массовые преступления":

1) убийства и резня – систематический террор;

2) убийство заложников;

3) истязание гражданского населения;

4) изнасилования;

5) интернирование граждан и их содержание в нечеловеческих условиях;

6) преднамеренное разорение населения и уничтожение недвижимого имущества;

7) мародерство.

Далее в документе следует указание: "Подробности смотри в решении комиссии F N 1224". Эти подробности повергают в ужас.

Самыми страшными орудиями власти в "НГХ" были: выездной полевой суд, расстрел заложников и заключение в лагеря. Именно они определяли законодательство в "НГХ" в том виде, в каком оно было задумано Павеличем, Артуковичем, Будаком, Пуком…

Выездной полевой суд. Предшественниками выездного полевого суда были созданные в те годы чрезвычайный народный суд и полевой суд.

Чрезвычайный народный суд был создан в соответствии с законом о защите народа и государства от 17 апреля 1941 года для рассмотрения преступлений, связанных с государственной изменой. Закон от 17 мая 1942 года об учреждении полевых судов предоставил право министру юстиции (в ту пору Андрию Артуковичу) по своему усмотрению учреждать полевые суды, которые должны были судить лиц, обвинявшихся в совершении уголовных дел по статьям 154 и 167, параграф 3, статьям 188, 191, 201, параграфы 1 и 2, а также статьям 206, 207 и 326-328 уголовного кодекса Югославии.

Эти суды не оправдали ожиданий, поэтому 24 июня 1942 года был принят закон об учреждении выездного полевого суда. К компетенции этого суда были отнесены все преступления, которые рассматривались и полевым судом, а именно уголовные дела, предусмотренные статьями 91-98а, 108, 128 и 307 уголовного кодекса Югославии.

Закон о выездном полевом суде дополнялся позднее законами от 26, 27 и 28 июня, 5 и 10 июля, 22 сентября и 12 декабря 1942 года, которые расширяли полномочия этого суда. Выездной полевой суд рассматривал и дела по статьям 225-241 уголовного кодекса.

За нарушение вышеперечисленных статей предусматривалось лишь одно наказание – смертная казнь. Только принятым позже законом от 12 декабря 1942 года N CDLII-1227 было сделано исключение в отношении хозяйственных преступлений, что нисколько не изменило характер разбирательства дел, рассматривавшихся этим судом.

Расстрел заложников. Этот вид преступления особенно широко был использован в "Акции Виктора Томича", результатом которой было огромное количество жертв. Закон от 2 октября 1941 года N ССС XXXI-1680 предписывал образ действий "при коммунистическом нападении в случае, если виновник не сдается". В соответствии с его статьями, в случае "коммунистического нападения" на жизнь и имущество граждан, в ходе которого погибнет одно или несколько лиц, а виновник не будет найден в течение 10 дней, управление по поддержанию общественного порядка и безопасности может распорядиться расстрелять по десять человек за каждого погибшего из числа выявленных полицией коммунистов. Этот закон легализовал убийство невинных людей, не причастных к совершению той или иной акции.

Возложение ответственности на какое-либо лицо лишь на основании его принадлежности к организации, членом которой является тот, кто совершил определенную акцию, противоречит основным принципам уголовной ответственности, в соответствии с которыми наказанию подлежат, кроме исполнителя, только подстрекатели и пособники.

Заключение в лагеря производилось в соответствии с двумя законами: законом о направлении ненадежных и опасных лиц для принудительного пребывания в концентрационные и трудовые лагеря от 25 ноября 1941 года N СС XXVII-2098 и законом о предотвращении наказуемых насильственных действий против государства, отдельных лиц или имущества от 20 июля 1942 года N СС IX-1779, измененным и дополненным законоположением от 3 августа 1942 года за N CCXV.

Первый закон предписывает, что ненадежные люди, представляющие опасность для общественного порядка и безопасности и способные поставить под угрозу мир и спокойствие хорватского народа или завоевания освободительной борьбы усташского движения, могут быть принудительно направлены в концентрационные или трудовые лагеря, которые уполномочена создать усташская надзорная служба.

Второй закон, в который были внесены дополнения и изменения спустя всего 14 дней после его принятия, предписывает принудительно направлять в концентрационные и трудовые лагеря следующих лиц: жен, родителей, детей, братьев, сестер, проживающих вместе с лицами, нарушившими в одиночку или сообща с вооруженными группами общественный порядок и безопасность или поставившими под угрозу мир и спокойствие "хорватского народа", или осуществившими иное уголовно наказуемое деяние, направленное против государства, отдельных лиц, имущества, или же бежавших из дома.

Решение о направлении таких лиц в концентрационные лагеря принимает усташская надзорная служба. Органы управления и самоуправления, а также усташские учреждения выявляют лиц, угрожающих безопасности, членов их семей, а также сообщников.

То обстоятельство, что организация лагерей и управление ими были поручены усташам, дало им возможность преследовать всех неугодных; они могли их арестовывать, пытать и уничтожать. Создание выездных полевых судов, введение практики расстрела заложников, заключение в лагеря – являются уголовными преступлениями лиц, узурпировавших власть в "НГХ" и присвоивших себе право от имени хорватского народа издавать законы.

Закон о создании выездных полевых судов подписали Анте Павелич, Андрие Артукович и Мирко Пук. Закон о заключении в лагеря подписали Анте Павелич, Мирко Пук, Андрие Артукович и Владимир Кошак. Все они – создатели вышеназванных преступных законов, с помощью которых уничтожена часть нашего народа.

Поскольку А. Артукович подписал упомянутые законы, тем самым он совершил уголовное преступление по ст. 3, параграф I, пункт 3, закона об уголовных преступлениях против народа и государства, за что должен нести ответственность.

В качестве доказательства вкратце приводим анализ массовых преступлений, озаглавленный "Акция Виктора Томича" и "Выездной полевой суд в Среме" (Сремский краевой архив, инвентарный N 22250).

О каких тюрьмах, судах и убитых заложниках идет речь?

Одна из самых страшных усташских тюрем находилась в Загребе на улице Рачкого, 9. Большое количество заключенных после пыток было уничтожено в самой тюрьме или на месте массовых убийств в Максимире.

СЛАВКО РАДЕЛЬ рассказывает об этом:

"…Каждый раз, когда в Загребе совершалось какое-либо покушение, например на почте или в ботаническом саду, сразу же после этого проводились аресты и уничтожение заложников. В газетах сообщалось, что их судил полевой суд, но в действительности никакого суда не было. Таким образом, в Загребе было убито большое число людей. Многие из них прошли через усташскую тюрьму, расположенную на улице Рачкого, N 9. В этой тюрьме усташи применяли многочисленные пытки: загоняли иглы под ногти, жгли подошвы, били по голове, подвешивали за различные части тела, прижигали сигаретами…"

НЕЛЛА ГАВРАНЧИЧ свидетельствует:

"В связи с массовыми арестами сербов, евреев и "ненадежных" элементов тогдашней так называемой усташской полицией, управление которой находилось на улице Рачкого, N 9, 1 августа 1941 года был арестован мой муж и помещен в подвале здания этого управления.

25
{"b":"25683","o":1}