ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

После этого усташи во главе с их предводителем монахом Филиповичем учинили в школе резню, в результате которой в течение нескольких минут в живых не осталось ни одного школьника сербской национальности.

На следующий день, 8 февраля, усташи отправились в соседние сербские села Рамиче, Драгочай и Прияковце. Они не ожидали, что встретят там сильное сопротивление со стороны католического монаха Йозо и других граждан, честных хорватов, решительно вставших на защиту своих соседей сербов. Какой разительный контраст между двумя священнослужителями, представителями святого престола! Монах Йозо защищает людей, Мирослав Филипович приказывает вырезать всех сербов, подавая личный пример усташам, как надо во имя Бога убивать людей. В результате было уничтожено в тот день 1400 жителей сел Мотика, Дракулич и Шерговац.

В эти дни усташи устроили кровавую бойню и в селе Пискавица. Ужасающие зверства они совершили на хуторах Милошевича, Кевича и Шутиловича. Больше всего пострадала семья Симы Милошевича. Его дом всегда был одним из самых зажиточных на хуторе, многие усташи знали его давно. И вот в течение одного дня усташи жестоко расправились с 12 членами семьи Симы, убив при этом и самого хозяина. В доме Йована Милошевича усташи вырезали всех живых, пригнали сюда еще десятерых соседей, которых тоже прикончили, а дом подожгли. Йово Кевича убили на пороге его родного дома и оставили труп там для устрашения жителей аналогичной расправой. Старушке Марии Милошевич и ее внукам усташи нанесли серьезные ранения, но оставили в живых, чтобы она могла рассказать о случившемся бежавшим из дома жителям, когда они вернутся. Здравке Милошевич (девичья фамилия Кевич) усташи прострелили руку, которой она придерживала дочь Станку, затем они зверски изуродовали их, исступленно твердя при этом: "Смотри, сербская свинья, как умеют убивать парни из Беловара!"

Ее свекровь Джую усташи, ранив ножом, бросили на снег рядом с убитым ими мужем Миланом. Она еще дней десять боролась со смертью. В тот день в семье Шушняр усташи убили Глишу, Остою и Милю. Трупы усташи бросили в загон к голодным свиньям, и от них остались только кости.

То, что произошло с Раданом Милошевичем, заслуживает отдельного рассказа. У Радана был брат по имени Велимир. Надеясь спастись от смерти, братья устремились на хутор Шутиловича вместе со своими единственными сыновьями – Небойшей и Ерком. Объятые ужасом, они прибежали туда, не подозревая, что и там свирепствует бойня. Попав, так сказать, в самое пекло, они стали сбивчиво умолять усташей оставить в живых хотя бы сыновей. Усташи же ответили, что они получают особое удовольствие, когда режут единственных сыновей на глазах отцов. Всех четверых они лишили жизни не торопясь, вначале убив на глазах у отцов сыновей.

В тот день в нескольких хуторах усташи уничтожили сыше 150 жителей. Остойе Шутиловичу они выстрелили в затылок. Пуля прошла насквозь. Они думали, что он умер, но Остоя прожил еще более 20 лет. В селе Драксенич, расположенном по ту сторону горы Козара, усташи в тот день также совершили преступление. Они убили в церкви этого села 64 человека. Всего же в селе тогда было убито 366 ни в чем не повинных жителей. Полностью были уничтожены некоторые семьи, как, например, семья Петраковича, состоявшая из 18 человек, Грабоваца – из 16 человек, Маринковича – из 11 человек и Бабича – из 9 человек.

За год до этого, в августе 1941 года, из села Пискавица было угнано в село Иваньска более 60 человек, которых там убили. В основном это были люди более образованные по сравнению с остальными жителями – студенты, учащиеся, лесники, железнодорожники, писари, торговцы, владельцы магазинов и закусочных. Усташи вместе с католическими священниками пригласили всех наиболее влиятельных жителей села Пискавица на церемонию перекрещивания в католическую веру, которая должна была состояться в канцелярии общины. По окончании этой церемонии усташи стали плевать в рот этим старым и уважаемым жителям и заставлять их глотать плевки, поскольку, по их словам, только так они смогут стать настоящими католиками. Те вынуждены были повиноваться. Сгорая со стыда, они решились рассказать об этом другим.

Алекса Бранкович, глава многочисленного семейства, встретив усташей, сказал им, что он перешел в католическую веру, и в доказательство этого подтвердил, что глотал плевки усташей. Один из усташей, похвалив его, сказал, что сейчас он покажет, как настоящий католик убивает католика. Алекса Бранкович разделил участь других жителей села, которых не миновал нож усташей".

ФАБРИКИ СМЕРТИ

ПАГ. Лагерь на острове Паг был усташским лагерем в Хорватском приморье. В шести километрах от лагеря располагался итальянский гарнизон численностью в 150 человек. Заключенные прибыли на Паг из концентрационного лагеря в Госпиче в конце июня 1941 года. Усташи приказали им построить бараки и обнести лагерь колючей проволокой.

Лагерь находился в двух местах: в Слани и в Метайне. В Слани содержались взрослые мужчины, в Метайне – женщины и дети. Лагерь в Слани был разделен на две части. В северной части содержались главным образом сербы и в меньшем количестве хорваты, в южной части – только евреи. Заключенные жили в тяжелейших условиях в недостроенных бараках, изза отсутствия настила спали на голых камнях. Многим не хватило места в бараках, и они спали под открытым небом. Пищи узникам давали ровно столько, чтобы они не умерли с голоду, хотя им приходилось выполнять тяжелые работы и трудиться более 12 часов в сутки. Многие болели, были истощены от голода и непосильной работы. И тех, и других усташи сгоняли в место, которое называлось Фурнажа, там их убивали и сбрасывали в ров.

Усташи часто собирали всех заключенных и предлагали тем, кто желает, перевести их в другой лагерь или в больницу. Этих людей они забирали ночью и после страшных издевательств убивали недалеко от лагеря.

Иногда на так называемых общих сборах в лагере усташи вызывали несколько узников, говорили, что они свободны и могут отправляться по домам, приказывали немедленно идти собирать вещи. А потом, после зверских пыток, убивали их на Фурнаже или пагском проливе.

На Фурнаже усташи сбрасывали в пропасть и живых людей. Одному из узников удалось увлечь с собой двоих палачей. Фамилию этого храброго человека установить не удалось. Усташи погружали группы узников на суда, говоря им, что их переводят в другие лагеря или отправляют на волю. Потом в море они проволокой связывали им руки за спиной, вешали на шею камень и выбрасывали за борт. В этом особенно отличился Макс Очич, комендант лагеря в Метайне, усташский взводный из Загреба.

Не проходило и дня, чтобы усташи не совершали в Метайне изнасилования. Католический священник с острова Пага Любо Магаш приезжал каждое воскресенье в лагерь и насиловал узниц. Он хвастался перед своими знакомыми, как они вместе с усташом Павицей изнасиловали восемнадцатилетнюю еврейскую девушку, а потом убили ее. Часто после изнасилования усташи распарывали ножом женщине живот и грудь до самого горла.

Усташ Иван Бадурина рассказывал в закусочной, как он режет и убивает людей: "Трудно зарезать первых трех-четырех, а потом уже идет как по маслу".

ИВАН ФЕСТИНИ, владелец закусочной на Паге, выступавший в качестве свидетеля, показал:

"Сразу же после создания лагеря в Слани в мою закусочную стали заходить усташи из лагерного гарнизона. Они пьянствовали и сорили деньгами. Однажды вечером в июле, точную дату не помню, усташ Мараш Мартин, по прозвищу Жицар, рассказывал, как он убивает в лагере женщин, как он им, живым, отрезает груди, и что нет ничего прекрасней этого, надо только привыкнуть. Такими жуткими преступлениями хвастались и другие усташи. Один из них, имени которого я не знаю, хвастался передо мной и присутствовавшими усташами, как он распорол живот беременной женщине, вытащил плод, а на его место запихнул живого трехлетнего ребенка, а затем сбросил их в ров. Он рассказал, где на Фурнаже находится этот ров. На следующую ночь я в лодке переправился на Фурнажу и убедился в правдивости его слов".

32
{"b":"25683","o":1}