ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Каймакович остался для меня светлым воспоминанием, так как он много помогал заключенным, особенно больным.

Осенью 1944 года усташи арестовали Финци Морица, родом из Сараева, заключенного, работавшего на АТС в Ясеноваце. Его так сильно били всю ночь в коридоре тюрьмы, что крики были слышны в наших бараках. Усташи распространили слух, что он намеревался взорвать АТС. Но это было их выдумкой, так как в противном случае они искали бы его сообщников и следствие длилось бы дольше. Поскольку утром Финци уже не было видно, его наверняка после пыток убили".

Характеризуя лагерь в Ясеноваце, Хорватская комиссия по выявлению преступлений оккупантов и их пособников отмечает в своем отчете "Преступления в лагере Ясеновац" N 4547/45 от 15 ноября 1945 года следующее:

"Руководители усташской террористической организации еще до своего появления в Югославии хорошо знали, что они не имеют опоры в народных массах и что удержаться у власти они смогут только с помощью террора. Прибыв в Югославию на фашистских штыках после ее краха с небольшой группой головорезов, содержавшихся и обучавшихся еще до войны на деньги фашистов в различных центрах по подготовке террористических банд, они сразу же с первых дней оккупации, под покровительством германских и итальянских войск и опираясь на их активную помощь, стали проводить в соответствии с заранее подготовленным планом аресты, массовые и единичные убийства сербов, евреев и придерживавшихся прогрессивных взглядов хорватов.

Руководствуясь расистской теорией о чистоте расы и нации, они поставили своей задачей уничтожение в Хорватии всех сербов, евреев, цыган; одновременно они решили уничтожить всех хорватов, которые так или иначе придерживались антифашистских взглядов".

Среди общего количества жертв по числу убитых с высокой степенью жестокости, унижения и террора узников – мужчин, женщин и детей – первое место занимают сербы, затем евреи, цыгане и сами хорваты (Доклад югославской государственной комиссии по выявлению преступлений оккупантов и их пособников, К. Д., N 2697/52-2 от 16 января 1946 года). Что же касается изощренности применявшихся пыток, способов убийств, других нацистских приемов ликвидации узников, то лагерю в Ясеноваце принадлежало одно из первых мест. Он пользовался зловещей известностью не только в нашей стране, но и в Европе в целом. Это подтверждает и упомянутый доклад югославской государственной комиссии по выявлению преступлений оккупантов и их пособников, в котором говорится, в частности, следующее:

"По степени жестокости внутреннего режима и по количеству жертв этот лагерь пыток и смерти относится к числу наиболее страшных лагерей нацизма, какие только имелись во время этой войны.

Лагерь в Ясеноваце стал синонимом самых чудовищных зверств, совершенных за время четырехлетнего владычества усташей.

Усташи доставляли в Ясеновац большие партии мужчин, женщин, а также детей из Срема, Славонии, Боснии и других районов страны с целью ликвидации. Непрерывным потоком стекались заключенные, в том числе узники из соседних лагерей, в Ясеновац, где их без суда и следствия тут же уничтожали".

Приведя показания свидетелей, а также прочие доказательства, подтверждающие совершенные усташами преступления, югославская государственная комиссия по выявлению преступлений оккупантов и их пособников в своем отчете подчеркивала:

"Совершение убийства в лагере оформлялось протоколами, один экземпляр которых направлялся общинной управе города Ясеновац. Как показал делопроизводитель этой общины Милан Дуземлич, из этих протоколов явствует, что до конца 1943 года в этом лагере было убито по меньшей мере 600 тыс. человек. Жертвы сжигались в специально переоборудованной для этих целей печи для обжига кирпича, расположенной на территории лагеря кирпичного завода, В большинстве случаев сжигали трупы убитых. Но усташи различными садистскими способами сжигали и полуживых, и живых людей. Сжигание проводилось также на кострах, в ямах, для чего использовался уголь. Типичным способом уничтожения узников в этом лагере являются массовые убийства заключенных на берегу Савы, где им сначала разбивали головы кувалдой или железным прутом, после чего сбрасывали в реку. Как подтверждение этого следует рассматривать всплывавшие в течение ряда лет в Саве трупы.

Широко практиковалась резня, расстрел же применялся реже. Многие жертвы лишились жизни вследствие жестокого лагерного режима, избиений, отравления бензином и нефтью, которые узники пили по приказу усташей. Большое число жертв избавилось от мук, совершив самоубийства.

Ввиду того, что эта часть Югославии была освобождена только в самом конце войны, следствие еще ведется. Поэтому первые данные, полученные от хорватской комиссии по выявлению преступлений оккупантов и их пособников, представляют собой результат лишь небольшой части огромного обрабатываемого ею материала.

Это сообщение югославской государственной комиссии по выявлению преступлений оккупантов и их пособников было передано в качестве обвинительного материала Международному военному грибуналу в Нюрнберге.

Считается, что за время существования лагеря, до 1945 года, в нем было уничтожено более 700 тыс. человек. По этому вопросу в "Энциклопедии Югославии" (издание Лексикографического института ФНРЮ, Загреб, 1960 год) говорится, в частности, следующее:

"Поскольку при эвакуации лагеря усташи уничтожили все, что могло бы послужить в качестве доказательства совершенных преступлений, то точное число жертв в лагере Ясеновац установить не представляется возможным. По оценке, основывающейся на показаниях оставшихся в живых узников, сохранившихся документах и признаниях усташских преступников, орудовавших в лагере Ясеновац, общее количество уничтоженных в нем узников превышает 700 тыс. человек".

Под управлением Ясеноваца находились лагеря, обозначавшиеся римскими цифрами – от I до V: Крапье, Брочице, "кирпичный завод", "кожевенный завод" и Стара-Градишка. Их непосредственным организатором и главным комендантом был Векослав Лубурич (Макс), которого сами немцы характеризуют так:

"… отъявленный садист, нервнобольной человек, патологический тип, послушное и готовое на все орудие поглавника, политически активен, инициатор и исполнитель кровавых расправ в Хорватии".

15 ноября 1941 года было уничтожено около 8 тыс. заключенных. На суде в 1945 году Любо Милош, один из самых жестоких усташских преступников, сказал:

"В Ясеновац меня направили в середине октября 1941 года по приказу Лубурича с тем, чтобы вместе с усташским поручиком Брклячичем создать там лагерь-III и организовать использование рабочей силы узников. Прежде чем вступить в должность, я провел перепись заключенных в лагерях Брочице и Крапье. Полагаю, что тогда в этих двух лагерях находилось около 4-5 тысяч заключенных. Однако, когда был создан лагерь-III ("кирпичный завод"), в него было доставлено еще около 3 тыс. человек, и все они были уничтожены. Из всей этой группы в связи с бунтом заключенных из-за скудного питания лично Лубуричем было расстреляно 80-100 узников. Я присутствовал при этом. Первых двух узников Лубурич на глазах у заключенных зарезал ножом, сказав, что так будет с каждым, кто попытается бунтовать или бежать, после чего он перестрелял других из пистолета. Кто должен нести ответственность за уничтожение остальных 1 или 2 тыс. заключенных, я не знаю, возможно, Йосип Маталия, по прозвищу Хаджия, или начальники лагерей, усташи-репатрианты Иван Рако и Анте Марич".

Об этих убийствах в докладе хорватской комиссии по выявлению преступлений оккупантов и их пособников (разделы III, IX и X, страницы 50 и 51) говорится, в частности, следующее:

"В течение всего 1942 года на поездах, на грузовиках или пешком в Ясеновац прибывали большие партии мужчин, женщин и детей, которых усташи, даже не заводя в лагерь, сразу же переправляли через Саву близ Ясеноваца и там уничтожали – в Градине, Уштице или других местах. Свидетели Хершак Йосип, Словенац Рудольф, Бедненец Славко, Данон Якоб – все из Загреба, Матас Павао из Трстеника, Брейер Ото из Беловара и Тот Людевит из Гарешницы подтверждают совершение следующих массовых преступлений в 1942 году:

50
{"b":"25683","o":1}