ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Стэн снова заглянул в личное дело Стикки. Выглядело оно очень даже неплохо. Вполне достаточно замечаний и выговоров от начальства – хватит, чтобы уравновесить поощрения и награды.

Он убрал в конверт фиши и забарабанил пальцами по крышке своего крошечного столика.

– Вам нравится рисковать, не так ли?

– Вовсе нет, – покачал головой Стикка. – Исход любого действия можно просчитать. И если вероятность успеха больше, чем вероятность поражения, то, по-моему, выбор очевиден.

– Добро пожаловать на борт, лейтенант, – решился Стэн. – Вы будете командовать "Келли". Второй корабль слева.

Стикка замер по стойке "смирно", едва не протаранив головой низкий потолок.

– Спасибо, сэр. Два вопроса. Где мои офицеры?

– Их пока нет. Вас я принял первым.

– Понятно, А экипаж?

– В вашем распоряжении четверо бывших заключенных и один рвущийся в бой новобранец. Распорядитесь ими, как сочтете нужным.

– Так точно, сэр.

– Лейтенант Стикка, у меня тоже есть для вас вопрос. Как вы узнали об этой вакансии?

Стикка чуть приподнял бровь.

– Из адмиральской колонки в последних ведомостях Флота, сэр.

Стэн едва сумел скрыть свое удивление.

– Ясно. Спасибо, лейтенант. Это все. Выходя, не откажите в любезности, попросите мистера Килгура зайти ко мне.

– Килгур! Скажи, что ты этого не делал.

– Делал.

– Но как?

– Говноеды, охраняющие типографию, не знают, что такое несение караульной службы.

– Значит, ты просто забрался туда и подделал адмиральскую колонку? Я правильно понимаю?

После успеха с заключенными Алекс счел себя настоящим добытчиком свеженьких добровольцев.

Стэн решил чуть изменить тему:

– Могут они доказать, что это был ты?

– Доказать? Что это сделал я? Человек, подавивший заговор против нашего Императора?

Стэн закрыл лицо руками.

– Мистер Килгур. Я знаю, что на кораблях Флота сухой закон, но, быть может, совершенно случайно...

– Совершенно случайно. Сейчас принесу.

Глава 29

Алекс любил дождь. Особенно мелкий промозглый дождичек, какой постоянно лил на его родной планете. Но тропические ливни Кавите начисто выводили его из себя. Ругаясь под нос, Алекс шел по узкому темному переулку. Он отсчитал нужное количество шагов и постучался.

Изнутри его аккуратный стук, вероятно, звучал, как удары кузнечного молота.

– Пароль? – прошелестел синтезированный голос где-то наверху.

– Тут чертовски мокро, и у меня уже нет никакого терпения, – пожаловался Алекс и пнул дверь ногой.

Он и ударил-то не слишком сильно, но подкованный сталью каблук расколол дверь пополам. Раздвинув обломки, Алекс вошел внутрь.

Прежде, чем появился первый охранник, он успел заметить, что внутри бордель выглядел очень даже уютно – конечно, если вы любите красный вельвет и потемневшие от времени картины. Охранника Алекс впечатал в стенку отломанной половинкой двери. Его приятель выскочил из коридора, напоролся на Алекса, был поднят в воздух и улетел обратно несколько быстрее, чем пришел.

– Я ищу мистера Вилли Саттона, – объявил Алекс.

– У вас есть ордер? – поинтересовался голос.

– Нет.

– Вы вооружены?

– Вы что, за дурака меня принимаете?! Конечно, вооружен.

– Пожалуйста, держите руки на виду. За вами наблюдает особая сенсорная система. Любое исходящее от вас электромагнитное излучение повлечет за собой немедленные контрмеры. Вы все время находитесь в поле зрения автоматических боевых систем. Любой враждебный акт будет пресечен прежде, чем вы успеете его реализовать.

Алексу интересно было бы потягаться с этими автоматическими стрелялками, но сейчас он старался вести себя мирно.

– Пройдите, пожалуйста, прямо по коридору, мимо входа в само заведение. В конце коридора вы увидите лестницу. Поднимайтесь наверх и далее через холл ко второй двери. Войдите в комнату и ждите. Мы определим, известен ли нам Вилли Саттон.

Алекс сделал все так, как ему сказали. Проходя мимо приемного зала этого дома терпимости, он дважды влюбился, мило кивнул обеим женщинам, но прошел мимо. Сейчас Килгур был на работе.

Комната, куда он попал, отличалась красным вельветом и старинными картинами. Стеклянные лампы едва рассеивали мрак. Зато мебель тут оказалась довольно необычная – три или четыре широких, очень крепких на вид гамака. Прислонившись спиной к стене, Килгур ждал.

Дверь на другом конце комнаты бесшумно отворилась.

– Я не ошибся, вы хотели бы поступить ко мне телохранителем?

"Вилли Саттон" почти вкатился в комнату. Он был спиндарцем, огромным двухметровым – в любом направлении – чешуйчатым существом, немного напоминающим доисторического земного ящера с лишней парой рук. Речевой аппарат человека не мог произнести настоящие имена спиндарцев, и потому они брали себе имена более привычные для большинства населения Галактики. Причем не какое попало имя, а какого-нибудь прославленного в избранной спиндарцем области деятеля.

Килгур понятия не имел, кто такой был Вилли Саттон, но он не сомневался, что филантропом тот не был.

– Унтер-офицер Алекс Килгур.

На заданный ему вопрос он решил не отвечать.

– Наверное, дезертир?

– Нет, Саттон. Но я подумывал об этом.

– Ты не из военной полиции, по выражению лица вижу. Так как же мое заведение и я сам можем тебе помочь? Это, конечно, если считать, что ты не желаешь мне вреда.

– Мы хотим, чтобы ты вернулся.

Запыхтев, спиндарец уселся на свой хвост.

– Во Флот? Это вряд ли. За годы службы я повидал достаточно трибуналов, и повторение опыта меня как-то не привлекает.

Саттон говорил чистую правду. Во всем Императорском Флоте, вероятно, не существовало другого снабженца, которого судили бы столько раз. И всегда за одно и то же: незаконное присвоение имперских запасов и оборудования.

А еще во всем Императорском Флоте, вероятно, не существовало другого снабженца, которого бы так быстро повышали снова. И опять всегда за одно и то же: за отличную службу.

– Нам нужен вор, – сказал Килгур.

Спиндарец запыхтел еще сильнее. Алекс тем временем объяснил суть проблем, с которыми пришлось столкнуться Стэну.

Задумавшись, спиндарец выпустил спрятанные в руке когти и в клочья разодрал перед собой ковер. Оглядевшись, Килгур заметил, что ковер разодран и в других частях этой комнаты.

– А как насчет обвинений из-за которых, скажем так, мне было желательно удалиться с последнего места службы?

Килгур вынул пару фишей и протянул их Саттону.

– Первая – твое настоящее личное дело. Возьми ее в подарок.

Спиндарец почесался.

– Вторая – твое новое личное дело. Не хочу хвастать, но чище просто не бывает. Работаешь с нами – и через несколько минут ты уже другой человек.

– Начать новую жизнь... – Спиндарец задумчиво покачал головой.

– Мой босс ставит только одно условие. Если ты думаешь, что сможешь и нас водить за нос, то сильно ошибаешься. Только пихни какую-нибудь мелочевку на сторону, и мы живо накрутим тебе хвост. Много чего неприятного может с тобой случиться. Так что об этом я больше говорить не стану.

– В сводничестве и проституции все так однообразно, – вполголоса пробормотал спиндарец. – У людей крайне ограниченная сексуальная фантазия. – Он опять запыхтел. – Вернуться на службу. Какое необычное предложение... Передай своему командиру, что я сообщу ответ завтра к этому часу.

Глаза 38

Задрав ноги на стол, Стэн развалился в кресле. Bceм своим видом капитан старался показать, какой он спокойный и невозмутимый. Но внутри у него все так и кипело. Стэн нервничал и надеялся, что этого никто не заметит.

Про себя Стэн полагал, что в этой позе он выглядит как последний дурак. Все, чего ему не хватает, это стука в дверь, тревоги, и классно он будет смотреться, распутывая ноги в каюте размерами два метра на три.

23
{"b":"2569","o":1}