ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Наверно, он и сказал тебе, что я собираюсь остаться на борту? – спросил Стэн.

Бриджит рассмеялась.

– А что, это такая страшная военная тайна? Стэн посмотрел на длинные струящиеся волосы, на гибкое стройное тело девушки.

– Нет, – ответил он. – Наверно, нет...

Капитан проводил ее до гравитолета, и эта короткая прогулка каким-то непонятным образом переросла в долгий разговор, который им обоим очень не хотелось заканчивать. Где-то на полпути они решили вместе пообедать. А потом отправились в ресторан, кухне которого, по мнению Стэна, могли бы позавидовать даже Марр и Сенн.

Это было экзотическое кафе на открытом воздухе, обосновавшееся на краю частного летного поля. В центре располагался садик, где посетители могли посидеть в тишине и покое, немного выпить и побеседовать, пока официанты собирали заказанные корзинки для пикника. Вокруг садика бесконечным хороводом кружилось множество небольших, непрозрачных снаружи шарообразных кабинок. В каждой с комфортом могли разместиться два гостя и корзинка с деликатесами.

Стэна не удивило, что Бриджит заранее заказала места. Они около часа прождали в садике – разговаривая, потягивая пиво и следя за тем, как похожие на разноцветных светлячков кружатся вокруг кабинки. Стэн в меру способностей рассказал Бриджит о себе. С внезапным смущением он обошел годы, проведенные в отряде Богомолов. Он так привык тут врать, что и сам уже начинал верить в свою "легенду". Странно, что теперь, ни с того ни с сего, она вызвала у него какой-то дискомфорт. Может, дело в теплой тихой ночи и охлажденном вине?

А Бриджит в красках описывала свое детство, в котором она, пока ее отец рос в чинах, вдоволь налеталась по звездным системам. Напрямую девушка этого не говорила, но у Стэна сложилось впечатление, что ее смущает та пышность, с которой Ван Дурман обставил свое "правление" 23-м Флотом, И от этого, похоже, она чувствовала себя виноватой.

В конце концов гостей пригласили в их собственный шар. Крыло входа мягко закрылось, и они взлетели, вливаясь в карусель других пирующих. В корзинке оказалось более сотни королевских яств – все нарезанные на удобные кусочки "на один укус". И все-все разные.

Бриджит поведала Стэну оставшуюся часть своей истории. Разумеется, у нее был любовник.

– Мне кажется, – сказала она, – это был самый красивый мужчина, какого я только встречала... Пойми меня правильно. Он не щеголял накачанными мускулами, вовсе нет. Стройный, жилистый и смуглый... – Она помедлила. – Он был таанцем.

И тут Стэн все понял. Дочь адмирала и ее любовник таанец. Стэн прекрасно представлял, что сделал Ван Дурман в этой ситуации. Тут наверняка не поздоровилось обеим сторонам. А еще Ван Дурман из кожи вон вылезет, чтобы его дочь не скоро забыла о своей ошибке.

– У меня только один вопрос, – сказал Стэн.

– О Рее?

– Ну да, Рей. Насколько я понимаю, вы обручены.

– Рей думает, что мы обручены. Отец знает, что мы обручены. Но что до меня... – Она пожала плечами, задумчиво глядя на горящие вдали огни Кавите.

– Да?

Бриджит рассмеялась.

– Я считаю, что Рей полное дерьмо.

– И что же ты намереваешься делать?

Бриджит откинулась на мягкую спинку дивана, протянувшегося вдоль одной из стенок шара.

– Пока не знаю. Буду играть, как смогу. Пока не подвернется что-нибудь получше.

Это Стэн уже слышал. И не раз.

– Мне казалось, что прекрасные принцы несколько вышли из моды, – заметил он.

Бриджит прильнула к его боку. В притворной умильности моргая длиннющими ресницами, она снизу вверх посмотрела на Стэна.

– Ах, сэр, – проворковала девушка, подставляя губы для поцелуя, – я вовсе не верю ни в каких принцев.

Мгновение спустя они уже целовались, и Бриджит опустилась на диван. Ее платье соскользнуло на пол, открыв нежную кожу цвета слоновой кости. На ней остался лишь крохотный клочок шелка между ног, удерживаемый на месте обвившейся вокруг талии тонкой золотой цепочкой.

Стэн нежно коснулся губами восхитительной мягкости ее живота. А потом осторожно расстегнул цепочку.

Глава 38

– Говорит имперский такшип "Гэмбл". Прошу разрешения на посадку.

Видеосигнала с планетоида не поступало, но и без него Стэн представлял, как вылупился оператор там, внизу, услышав подобный запрос.

– Говорит Ромни. Вас не понял.

– Говорит "Гэмбл", – терпеливо повторил Стэн. – Я хочу приземлиться на вашей преступной куче дерьма.

– Ждите.

Долгое-долгое молчание.

– Я думаю, Стэн, ты слишком любезничаешь с этими ублюдками.

– Может, и так.

Наконец динамик снова ожил:

– Имперский корабль, это Ен Вайлд. Насколько я понял, вы просите разрешения на посадку.

– Совершенно верно.

– С каких это пор Империя стучит в двери вроде нашей?

Килгур облегченно вздохнул.

– Ты был прав, парень. Теперь дело пойдет.

– Говорит "Гэмбл". С тех пор, как мы захотели с вами торговать.

– Торговать? Я вижу только один корабль.

– Справедливо, сэр Вайлд.

– Посадку разрешаю. Следуйте по навигационному лучу. Хотел бы я чем-то вам пригрозить, если вы врете... Однако наш с вами разговор записывается, и я имею право на адвоката, юридическую консультацию и все такое прочее...

Под конец голос звучал уже совсем неуверенно.

– Интересно будет, если вы все-таки сказали правду, – чуть оправившись, продолжил Вайлд. – Я вышлю к вам транспорт. Он доставит вас в мой отсек. Конец связи.

Ей Вайлд был та еще штучка. Как, впрочем, и его планетоид. Ромни находился в глубоком космосе, там, куда еще не дотянулись длинные руки сильных мира сего. Много поколений тому назад здесь воздвигли ретрансляционную станцию. С тех пор технология шагнула далеко вперед, ретрансляционные станции безнадежно устарели, и планетоид оказался заброшенным – пока у него не появились новые хозяева.

Стэну пришлось порядком потрудиться, прежде чем он нашел Ромни. Если уж на то пошло, исходная идея принадлежала Килгуру.

– Знаешь, приятель, о чем я думаю? – как-то раз спросил он. – В любом тоталитарном государстве, например, в таком, как у таанцев, всегда найдутся свои нарушители. Такова уж человеческая природа. Я прав?

– Мы достаточно повидали всякой мрази, когда были на Хизе, – кивнул Стэн.

– Рад, что ты со мной согласен. Но если у таанцев есть сутенеры и разбойники, то почему бы не быть и контрабандистам?

Стэн мигом понял, на что намекает его друг.

Выбравшись за пределы Пограничных секторов, такшипы зависли в пространстве, молча следя за полетами одиноких кораблей. Собранные данные не пересылались в разведотдел 23-го Флота – Стэн знал, что сразу же получит приказ разобраться с нарушителями. Со временем данных накопилось столько, что стало возможным даже строить некоторые прогнозы. Контрабандисты действительно существовали. И действительно летали в контролируемые таанцами сектора. И, наконец, они действительно имели базу – по сути, скорее даже и не базу, а перевалочный пункт, где хранились предназначаемые таанцам товары.

Но бывают контрабандисты – и контрабандисты. Захватив несколько судов, направлявшихся к Ромни, Стэн проверил груз и допросил экипажи. Получив необходимые ответы, он высадил пленных со всеми припасами, но, разумеется, без средств связи, на далекую от торных путей планету. Теперь он во всеоружии мог поговорить с тем, кто руководил подпольными операциями. Судя по всему, таким человеком был Ен Вайлд.

Стэн по-разному представлял себе самого главного контрабандиста – от чертовски толстого, укутанного в роскошнее одеяния сибарита до тощего неврастеника. Чего он никак не ожидал, так это что Ен Вайлд будет выглядеть, как самый заурядный клерк из давным-давно расформированного Имперского Статистического Бюро.

А еще Стэн не ожидал, что штаб Вайлда больше всего будет напоминать биржевой зал. По первому впечатлению, Ен мог бы вполне успешно занять место главного распорядителя громадной торговой империи Сулламоры.

31
{"b":"2569","o":1}