ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В конце концов, что творится в Таане? Информации – кот наплакал. Да, с тех пор как он повысил Махони, корпус "Меркурий" уже не тот,

– Проклятый Махони, – вслух выругался Император. – Где он, черт возьми, когда он нужен?

– Несет Вашему Высочеству пиво, – раздался голос у него за спиной.

Это был генерал-майор Ян Махони собственной персоной. В руках он держал две полные до краев, с крутыми пенными шапками, кружки пива.

– Какого черта ты тут делаешь? Тебя же не приглашали.

– Устроил себе выходной, сир. Есть свои плюсы, когда ты сам себе командир. Я думал, вы будете не против.

Ясно дело, нет. Я всегда говорил: если хочешь подкрасться к кому-то, делай это с пивом в руках.

Глава 4

Махони намазал хлеб чесночным соусом, откусил кусок побольше и тяжело вздохнул. Потом хлебнул пива и начисто вытер тарелку остатком хлеба. Вечный Император, едва притронувшийся к еде, наблюдал за ним с неподдельным интересом.

– Ну как?-спросил он.

– Райское блаженство, – ответил Махони и сделал еще глоток пива. – Виноват. Райское блаженство, сир.

Нахмурившись, Император отщипнул кусочек мяса.

– Может, на сей раз я переложил тмина?

Махони срыгнул. Он вопросительно поглядел на властителя, и тот, усмехнувшись, передал ему свою, практически не тронутую тарелку. Махони тут же засунул в рот здоровенный кусок мяса.

– Да нет, тмина вроде в самый раз, – сказал он.

Вечный Император выглядел куда моложе, чем Махони. На вид ему можно было дать лет тридцать – тридцать пять. Высокий и мускулистый, он напоминал древних чемпионов декатлона. Откинувшись в кресле, подставив лицо теплым лучам солнца, властитель ждал, когда же генерал перейдет к настоящей цели своего визита.

Наконец Махони допил пиво, вытер салфеткой губы, оправил китель и, насколько это вообще возможно, сел по стойке "смирно".

– Ваше Величество, я почтительно прошу вашего соизволения развернуть Первую гвардейскую на Пограничных Мирах.

– Вот как? – деланно удивился Император. – На Пограничных Мирах? Наверное, ты нервничаешь из-за таанцев.

– Да, сир. Из-за таанцев.

Вечный Император невольно оглядел поле для пикника. Те немногие гости, что удосужились прийти, поспешно расходились. Роботы-официанты уже убирали посуду. Через полчаса здесь снова будет идеальная чистота – широкие зеленые лужайки да кустики редких азалий.

Вечный Император указал на один из цветущих кустов:

– Знаешь, Махони, сколько труда стоили мне эти азалии?

– Нет, сир.

– Ты даже не поверишь, как много. Они любят сухой климат... – Вечный Император сорвал с ближайшего кустика цветок и начал раздирать его на части – лепесток за лепестком. – Что они затеяли? Я имею в виду таанцев.

– Со всем моим уважением, Ваше Величество, полагаю, они намереваются как следует наподдать вам под розовый императорский зад.

– Вот дерьмо-то!

Подняв принесенный Махони бочонок с пивом, Император налил себе новую кружку. Поднес ее к губам, но потом, передумав, поставил обратно.

– Печаль в том, – сказал он после долгого раздумья, – что мне чертовски труднее двигаться, чем таанцам. Для одной только обороны мне надо удвоить наш флот. Для контратаки потребуется еще треть. Для полноценного штурма – вдвое больше. Тысячу лет тому назад я поклялся, что до подобного не дойдет. Это идиотизм – слишком большая Империя. Слишком сложно ее защищать. Бог мой, ты хоть представляешь, чего стоит сегодня провести контракт на строительство хотя бы одного единственного корабля?

Махони благоразумно молчал.

– Я пытался как-то поправить положение. Я создал лучшую разведку когда-либо... да что там, лучшую разведку всех времен и народов. И что я получил взамен? Сплошное дерьмо.

– Да, сир, – кивнул Махони.

– Судя по вашему тону, вы, генерал, кажется, критикуете своего властителя, или мне это только послышалось? Вы недовольны повышением?

– И переводом, сир.

– И переводом, – повторил Император. – В другой день я бы сказал, что дружеская критика пойдет мне только на пользу. В опытных руках; она поможет Вечному Императору держать себя в форме. Но все это только теория. На самом деле наверняка ничего не известно. Вокруг нет ни одного императора моего типа, на чей опыт я мог бы положиться.

– А на кого вы вообще можете положиться, сир? – дождавшись удобного момента, спросил Махони.

Наступило молчание. Властитель задумчиво наблюдал за тем, как слуги собирают тарелки и увозят столы. Не считая уборщиков, на лугах для пикника остались только Император и Махони.

– Так как насчет моей просьбы, сир, – устав от ожидания, нарушил тишину генерал. – Насчет Первой гвардейской и Пограничных Миров.

– Я должен знать подробности, – ответил Император. – Я должен знать все. Тогда я смогу выиграть много времени.

– И все-таки как с Первой гвардейской, сир?

Император отодвинул кружку в сторону.

– Нет, генерал. Ваше предложение отклоняется.

Махони чуть не откусил себе язык, сдерживая напрашивающийся ответ. В такой ситуации куда умнее промолчать.

– Узнай все поподробнее, Махони, чтобы потом не оказалось, что я поставил не на ту лошадь.

Махони не стал спрашивать, как и что он должен узнать.

– Похоже, пикник закончился.

– Похоже, что так, сир.

– Смешно. Все эти не явившиеся... Наверно, мои так называемые союзники сидят сейчас и думают, как бы им договориться с таанцами. На случай, если я проиграю.

В этом Вечный Император ошибался. Время раздумий давным-давно прошло.

Глава 5

Первая ступень Императорской летной школы находилась на туристической планете Салишан. Стэн и остальные будущие пилоты собрались на приемном пункте. Тут их разбили на взводы по тридцать существ и предложили немного подождать. Скоро их перевезут на базу.

Народ среди курсантов подобрался довольно пестрый – начиная от только-только освоивших курс молодого бойца мужчин и женщин и выпускников, хотя и ориентированных на флот, но все-таки гражданских подготовительных школ, до уже успевших послужить офицеров и рядовых. Но в смысле боевого опыта все они были чисты, как свежевыпавший снег. Стэн понял это по отсутствию орденских планок на кителях, по топорщившейся неподогнанной форме, по выправке, которую так рьяно вбивали в рекрутов в военных училищах. Впрочем, Стэн и с закрытыми глазами мог бы сказать, что его спутники зеленые новички.

Дожидаясь обещанного гравитолета, они горячо обсуждали, где и как будут развлекаться. Это же туристическая планета, и служба здесь вряд ли окажется трудной. Они наверняка будут регулярно получать увольнительные в рай. Да и сама база, без сомнения, окажется настоящим дворцом.

Стэн едва сдерживал смех.

Краем глаза он заметил кривую ухмылку одного курсанта. Похоже, тот тоже знал, что почем в императорской армии. Стэн пригляделся к нему повнимательней. Внешне – просто идеальный солдат-командос, мечта любого офицера. Высокий, мускулистый, со шрамами на лице. Три ряда орденских планок и знак планетного штурма украшали его пятнистую форму гвардейца. Крепкий парень, знакомый с войной не понаслышке. И он абсолютно не походил на привычный большинству образ пилота. Стэну даже стало любопытно, как тому удалось получить назначение в летную школу.

Рядом приземлился гравитолет, оттуда вылез солидного вида сержант с папкой в руках.

– Ну ладно, – объявил он. – Если бы вы, господа, построились в одну шеренгу, я проверил бы списочный состав и отвез вас на базу, к вашим товарищам по учебе.

Пять минут спустя, когда гравитолет уже взлетел и на полной скорости несся прочь от роскошных туристических центров, речь сержанта звучала совсем по-другому:

– Эй, вы, там! Кончайте болтать! Это вам не кружок мягкой игрушки!

Основное правило любой армии: вежливость твоего командира прямо пропорциональна близости и количеству потенциально шокируемых гражданских.

4
{"b":"2569","o":1}