ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Три простых примера: глагол "акомита" означает одновременно "сдаться" и "перестать существовать". Глагол "мелтах" – "уничтожить" и "добиться успеха". Глагол "верлаач" – "победить" и "покрыть позором".

Адмирал Деска знал, что, несмотря на покровительство лорда Ферле, от леди Этего вполне могут потребовать искупить свою вину ритуальным самоубийством. Учитывая ее ранг, вряд ли наказание будет более суровым. Но если леди Этего покончит с собой, то ее судьбу придется разделить и самому Деске.

Наконец крейсер, несущий на своем борту или леди Этего, или ее заместителя, подошел к "Кисо". Дожидаясь стыковки, Деска усилием воли достиг четвертого уровня состояния дхиана – состояния безмыслия, бесстрашия и отсутствия сомнений. Он ждал.

Люк раскрылся, и леди Этего вновь вступила на "Кисо". Адмирал Деска почувствовал, как к нему возвращается надежда. Добавив увеличение монитора, он пристально вглядывался в лицо своего командира, Но черты леди Этего, как всегда, оставались совершенно бесстрастными. Деска выключил монитор. Ничего, в свое время Этего все ему расскажет.

И это время настало.

Таанский Совет действительно был недоволен провалом операции по захвату Кавите. Другие адмиралы, не сумевшие полностью выполнить поставленные перед ними задачи, уже поплатились за это званиями и постами. Этего, по мнению Дески, тоже собирались снять. Но упорство императорских войск в системе Калтор подсказало другой ход. Не без удивления Деска узнал, что предложил ход не покровитель леди Этего лорд Ферле, а лорд Пэстор.

– Мы не ожидали такого поворота события, – сказал тот, – однако ситуацию в системе Калтора вполне можно обернуть в нашу пользу.

– Возможно, – кивнул Ферле.

– Мы все согласны, что главным фактором, обуславливающим нашу победу, является склонность Императора принимать решения под влиянием эмоций. Как будто одной логики тут не достаточно.

– Это общеизвестно,

– Прошу прощения у членов Совета, Я не слишком искусен в выступлениях, тем более по столь важным вопросам, и потому мне бы хотелось порассуждать вслух.

Значит, с одним мы все согласны. Теперь второй факт. Императору, несомненно, нужен хоть какой-то успех, чтобы поддержать моральный дух своих войск и убедить колеблющихся взять его сторону.

– С этим тоже можно согласиться, – кивнул лорд Вич-ман.

– В таком случае я предлагаю немного ему помочь. Пусть из трех, нет из четырех независимых источников ему станет известно, что провал нашей операции на Кавите был следствием неумелого руководства и использования второсортных войск.

– Ага... – понимающе протянул Вичман.

– Император пошлет туда подкрепление, и мы захватим в ловушку нечто большее, чем обломки уже уничтоженного нами флота.

– Мне это нравится, – объявил лорд Ферле. – Надо только позаботиться, чтобы имперцы ни о чем не пронюхали.

В остальном план великолепен. Преклоняюсь перед хитроумием лорда Пэстора.

Он окинул взглядом остальных двадцать семь членов Совета. Можно и не голосовать.

– Я хотел бы сделать одно маленькое добавление, – поднялся лорд Вичман. – Почему бы нам не подкрепить войска леди Этого одним из наших резервных флотов? Тогда имперские части будут не просто разгромлены, а буквально стерты в порошок.

– Верно, – кивнул Ферле. – Значит, решено. – Он повернулся к экрану, на котором застыло изображение леди Этего. – Это все, леди. По возвращении во флот вы получите полный заверенный приказ.

Экран погас.

"И на сей раз, – подумал лорд Ферле, – ты уж лучше победи. Потому что если ты снова потерпишь поражение, я не смогу тебя спасти".

Приказ был готов еще до того, как тяжелый крейсер леди Этего покинул Хиз. В систему Калтора направлялись три свежие десантные части с боевыми машинами и соединениями поддержки.

Взялась за дело и контрразведка. Впрочем, она могла и не стараться. Вечный Император уже отдал распоряжение генерал-майору Яну Махони и его людям передислоцироваться на Кавите.

Глава 49

Стэн и такшипы могли уцелеть в одном единственном случае – если они всегда находятся не там, где их ждут. Любому таанскому корвету за глаза хватило бы сил один на один справиться с кораблем класса "бакилей". И поэтому Стэн постоянно призывал своих капитанов думать – наподобие карася среди акул.

После обустройства на новой базе пришла пора выбирать цели для атаки. Причем такие, чтобы, поразив врага, уцелеть самому.

Три ближайшие к Калтору системы кишмя кишели таанцами, так и рвущимися в бой. Туда соваться не стоило. Стэн хотел найти такое направление удара, где бы его атака оказалась неожиданной. Причем желательно, чтобы враг понес максимальные потери. Значит, следовало охотиться на транспорты.

Таанцы, разумеется, охраняли пути своих грузовых кораблей. Но не на всем же их протяжении? Возле системы Калтора – конечно. Дальше, в открытый космос или возле своих систем – маловероятно. Поблизости ни одного имперского корабля, не считая остатков 23-го Флота. Так зачем же зря тратить горючее и силы? Зачем отвлекать боевые корабли? Да и не могут такшипы далеко улетать от Кавите.

Что правда, то правда. Такшипы действительно далеко улетать не могли. Но только из-за недостатка припасов и амуниции. Не из-за двигателей или горючего. Каждый корабль класса "бакилей" нес на борту столько АМ-2, что хватило бы на полгода,

Стэн надеялся, что таанцы поверят своей логике. И вот техники Стэна переделали один из вспомогательных кораблей, двигатели которого были уничтожены при бомбардировке, в летающий склад. Такшипы подняли его в космос, дотащили до Ромни и под завязку нагрузили припасами. Затем, впятером, они отправились в путь.

Первый этап увел их далеко в сторону от торных дорог. Затем где-то у черта на рогах они повернули в сторону Таанских миров. Они продвигались медленно и осторожно. Они знали, верили, отчаянно надеялись, что сумеют засечь таанцев раньше, чем те засекут их. Они искали траекторию, по которой корабли с Хиза летели в ближайшие к Калтору системы. В том, что такая должна быть, Стэн не сомневался.

Две недели спустя они в последний раз дозаправились от транспорта. Бросив судно на орбите вокруг необитаемой планеты, такшипы продолжали поиски. К тому времени слабенькие рециклеры воздуха уже не справлялись с нагрузкой. И корабли, и экипаж пахли как хорошо вызревшие носки. Стэн недоумевал, почему ни в одной из иллюзолент про войну он не сталкивался с такой прозой жизни, как солдатская вонь. Вонь от страха. Вонь от усталости. Вонь от грязи.

И тут взревели сирены тревоги. Мигом приготовившись к бою, четыре корабля ждали приказа атаковать.

На экране перед Стэном медленно плыли четыре транспорта. Пурпурные огоньки двигателей однозначно выдавали в них таанцев. Но куда интереснее было странное мерцание, появившееся на соседнем экране.

– Можно атаковать? – поинтересовалась Ш'аарл'т.

– Нет. Ждите приказа.

Стэн, Килгур и Фосс пристально разглядывали мерцающие точки.

– Это не корабли, – наконец сказал Алекс. – Сигналы слишком слабые.

– Может, маяки? – предположил Фосс.

– Какие маяки в открытом космосе? – пожал плечами Стэн. – Кстати, они что-нибудь передают?

Фосс проверил показания сенсоров.

– Нет, сэр. Мы принимаем только слабый шум. Может, это рации, работающие на прием? Или какая-то выносная суперантенна?

– Чертовски маловероятно, – покачал головой Килгур.

Стэн решил поглядеть поближе. Сев за оружейный пульт Килгура, он опустил на голову контрольный шлем.

– Запустите "Фокс". Боеголовку оставьте на предохранителе.

Килгур через плечо своего командира нажал нужные клавиши. Теперь Стэн видел мир через радар своей ракеты. Он летел не спеша, практически на минимально возможной скорости. Мерцающие огоньки росли, и вот они уже появились не только как источники радиопомех, но и как вполне конкретные тела.

41
{"b":"2569","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Три недели с моим братом
Николь. Душа для Демона
Лабиринт призраков
Нелюдь
Вьюрки
Гроб из Гонконга
Евразийская империя. История Российского государства. Эпоха цариц
Кайноzой
Замуж за три дня (СИ)