ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Взгляд внутрь болезни. Все секреты хронических и таинственных заболеваний и эффективные способы их полного исцеления
Раз и навсегда
Говорите ясно и убедительно
Принцип пирамиды Минто®. Золотые правила мышления, делового письма и устных выступлений
Интимная гимнастика для женщин
Арктическое торнадо
Венецианский контракт
Право рода
Начало жизни. Ваш ребенок от рождения до года
A
A

Анализирующий компьютер, резервная часть системы управления огнем, заметил, что с одним из лазеров творится что-то неладное. Он подал команду отключить орудие. Но Фосс предвидел такой оборот. Приняв сигнал прекратить огонь, собранное им устройство перешло на автономный источник питания и запустило вторую программу. Включив режим повышенной скорострельности, лазер начал поливать огнем дно и стены гигантского кратера.

В передвижных вагончиках заревели и замигали сигналы тревоги. Выбежавшие наружу техники с ужасом увидели, как их орудие систематично уничтожает то, что ему полагалось охранять. Они кинулись к пульту ручного управления, но в этот миг второй УС, добравшийся почти до самой долины окутался пламенем и врезался в скалы. И весь склад взлетел на воздух.

"Клаггет" с воем рвался в космос. Одной парой глаз Ш'аарл'т высматривала таанские перехватчики, но все остальные, как привязанные, следили за бортовым экраном.

Там, на горизонте, вздуваясь почти до границы атмосферы, бурлило облако огня и дыма.

Стэн посмотрел на Алекса.

– Получилось, – с удивлением в голосе сказал он.

– Разумеется. Когда это мой план не срабатывал?

– Твой план?

– Ладно, не будем мелочиться. Наш план.

– Ну, и на том спасибо, – обреченно кивнул Стэн. – Мне, наверное, надо радоваться, что ты вообще обо мне вспомнил.

Глава 51

Адмирал Ксавье Ван Дурман назвал свою операцию "Ответный выпад". Стэн скорее назвал бы ее "Последний вздох", но, не желая лишать иллюзий адмиральских героев перед входом в царство мертвых, не стал делиться своим предложением.

Впрочем, сам Ван Дурман тоже не слишком оптимистично смотрел в будущее.

В комнате они собрались ввосьмером: Ван Дурман, капитан Рей Халдор, с которым Стэн уже имел удовольствие познакомиться, еще четверо капитанов, два лейтенанта и сам Стэн.

Капитаны командовали эсминцами, а лейтенанты – тральщиками.

Ван Дурман представил офицеров, а потом сказал, что просит ни при каких обстоятельствах не разглашать услышанного в этой комнате. Вскоре Стэн понял почему. То, о чем поведал адмирал, звучало, мягко говоря, неутешительно.

Через несколько дней, начал Дурман, таанцы начнут новый штурм Кавите. Штурм, который 23-й Флот, и адмирал это честно признавал, отразить не сможет.

Но сидеть и ждать было невыносимо.

Стратегия Ван Дурмана не сильно отличалась от той, которую проповедовал Стэн, – ударить врага посильнее, поймав его врасплох. Адмирал надеялся, что остаткам флота удастся оттянуть штурм до тех пор, пока подоспеет помощь. А уж там можно будет думать и об освобождении других Пограничных Миров.

По личному опыту Стэн знал, что помощи от Империи придется ждать очень и очень долго.

Во всяком случае, Ван Дурман разработал план. И, как Стэн с некоторым удивлением признал, не такой уж плохой – на первый взгляд.

– Я предлагаю, – начал Дурман, – создать из четырех эсминцев ударный отряд, который я назвал "Эскадра Халдора", – он кивнул на сидящего рядом с ним капитана. – Капитан Халдор будет лично руководить всеми боевыми маневрами. Капитану Стэну стало известно, что враг группирует силы для штурма в следующих системах... – На звездной карте Кавите, горящей на настенном экране, замерцали четыре планетные системы. – Таанцы не хотят рисковать. Они перемещают войска и штурмовые корабли внутри систем, в плоскости эклиптики, стараясь не удаляться далеко от планет. При этом транспортные конвои всегда следуют с сильным воинским эскортом. Однако, по данным капитана Стэна, само пространство между планетами практически не охраняется. Отсюда и родился мой план.

Адмирал предлагал ударному отряду занять позицию на границе атмосферы одной из лежащей на пути конвоев планет. В такой ситуации засечь имперские корабли будет не легко.

– Мы используем, – продолжал адмирал, – следующую схему атаки.

Вспыхнул еще один экран.

Перед идущими веером эсминцами адмирал предполагал пустить тральщики. Он и сам признавал, что такой порядок далеко не лучший. Но имея всего шесть боеспособных эсминцев и выделив четыре из них в ударный отряд, адмиралу не хотелось потерять их на минах.

Такшипам Стэна предстояло обеспечивать безопасность флангов. Впрочем, Дурман надеялся, что эсминцам удастся ворваться внутрь конвоя до того, как их обнаружат.

– Если нам повезет, – говорил адмирал, – так оно и будет. В этом случае, капитан Стэн, вам дополнительно поручается дать сигнал тревоги, когда корабли неприятеля пойдут-таки в атаку.

"По крайней мере, – отметил Стэн, – он не требует остановить таанцев".Таанский эсминец может, не поморщившись, стереть такшип в порошок – причем одним только вспомогательным вооружением. Более тяжелые корабли... Стэн решил, что думать об этом не стоит.

Эсминцам следовало атаковать транспорты и избегать боя с военными кораблями противника.

– Ворвитесь к ним, – потребовал Ван Дурман, – как ксипак в курятник.

Эсминцы должны были дважды пройтись вдоль конвоя, а потом отступить. Такшипы могли выбирать цели по своему усмотрению. Стэну предписывалось записывать курсы отступающих эсминцев и, отступая самому, держаться других траекторий. Тральщики будут кидать мины, прикрывая отход главных сил.

– И наконец, – сказал Дурман, – я на "Свампскоте" буду ждать вас в одной астрономической единице от места боя. Наше огневое прикрытие может вам пригодиться. Я предпочел бы пойти в атаку вместе с вами, но "Свампскот"...

Он замолчал.

«Свампскот» споткнется о собственный хвост,– мысленно закончил за него Стэн. – Ни разу не был в бою, его пусковые установки заросли паутиной. Корабль, скорее всего, взорвется на полном ходу".

Во всяком случае, Ван Дурман был не трус.

Закончив выступление, адмирал раздал фиши с приказами, затем торжественно отдал честь своим офицерам.

– Удачной охоты, – со слезами на глазах напутствовал он. – И дай вам Бог вернуться с победой.

В коридоре Стэн остановил Халдора.

– Какую схему стрельбы вы планируете использовать во время атаки? – дипломатично спросил он.

– Я сообщу все, что вам полагается знать, – холодно ответил Халдор.

"Чудесно, – мрачно подумал Стэн. – Бриджит ушла к доктору Моррисон, мы оба в дерьме, а он все еще дуется".

Я имел в виду не совсем это, – не сдавался Стэн. – полагаю, вы будете стрелять во всех направлениях, а моим кораблям предстоит болтаться на флангах. В общем, мне бы хотелось быть уверенным, что ни один из такшипов не окажется на пути ваших ракет.

Халдор задумался.

– Во время боя вы можете включить аппараты "свой – чужой". Нужный сигнал будет запрограммирован во всех наших ракетах.

– Ничего не выйдет, капитан. Когда идет большая игра, нам не стоит путаться под ногами. От лишнего сигнала мы станем только заметнее. Не могли бы вы встроить в ракеты ограничитель размеров? Чтобы они не играли в салки с малышами?

Халдор смерил Стэна презрительным взглядом.

– Вы очень осторожны, капитан, не так ли?

Стэн мило улыбнулся:

– Вовсе нет, капитан Халдор. Я просто-напросто труслив.

Отдав Халдору честь, он отправился наставлять на путь истинный свои экипажи.

* * *

Сражение у планеты Бэдунг могло бы войти в имперскую историю и в учебные фиши военного флота как классическая атака из засады.

Могла бы, но не вошла.

Говорят, что, выслушав долгий послужной список одного из своих генералов, желающего получить жезл маршала, Наполеон воскликнул:

– К черту его опыт! Скажите лучше, он удачлив?

Какими бы другими способностями ни обладал Ван Дурман, удачливостью он явно не отличался.

Операция началась как по маслу. Ударному отряду удалось незаметно занять позицию на орбите Бэдунга. Вскоре появился и таанский конвой – пять больших неуклюжих транспортов в сопровождении шести эсминцев, крейсера и мелких патрульных ботов.

47
{"b":"2569","o":1}