ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В отличие от больших имперских капсул, таанцы не использовали ни крыльев для планирования, ни парашютов для торможения. Их капсулы были снабжены только тормозными ракетами, срабатывавшими, когда до земли оставалось уже всего ничего.

Многие капсулы не смогли стабилизировать падение, и тормозные двигатели завертели их волчком, практически не снижая скорости. Даже те, что сработали, затормозились всего до пятидесяти километров в час. Удар при посадке должны были погасить внутренние амортизаторы – во всяком случае, в теории. В итоге лишь тридцать процентов десантников сумело покинуть разбитые капсулы и атаковать свои цели.

Леди Этего это вполне устраивало. Она закладывала в расчеты восьмидесятипроцентные потери при десантировании. Впрочем, цинизм операции на этом не кончался. Леди Этего вовсе не ожидала, что десантникам удастся овладеть указанными объектами. Самим десантникам, разумеется, это не говорилось. Главная задача второй волны заключалась в том чтобы отвлечь внимание имперцев и облегчить высадку основных сил.

А основные силы шли в третьей волне. Четыре линкора, включая отремонтированный флагман, "Форез", двадцать крейсеров и целая стая эсминцев начали обстрел планеты. Они огнем прикрывали семьдесят пять брюхатых штурмовых транспортов.

Из земли, им навстречу, поднялись скрытые прежде ракетные установки имперцев. Они выныривали из зданий и из сараев, и даже, в одном случае, из разбитого двухъярусного гравитолета. Промахнуться было почти невозможно.

Но и сбить всех тоже. Шестьдесят три транспорта приземлились в четырехстах километрах от столицы. Люки открылись, и полки таанцев хлынули на Кавите.

Леди Этего позволила себе довольную улыбку. Она считала, что дело сделано. Осталось только очистить территорию.

Глава 56

"Гэмбл" висел в космосе спрятанный, как надеялся Стэн, от таанцев одной из лун Кавите. Весь экипаж такшипа, за исключением прилипшего к сенсорам Фосса, сгрудился в крошечной кают-компании. Решали, что делать дальше.

Ни Стэн, ни Килгур не могли придумать плана атаки, при котором "Гэмбл" имел бы хоть небольшие шансы уцелеть. Кик метко подметил Алекс:

– Насколько я понимаю, мы все-таки не камикадзе или как там это называется.

С точки зрения Стэна, было глупо губить корабль и людей не имея большой, значимой цель. Если бы атака "Гэмбла" могла остановить врага, тогда и умереть не страшно. А так... Обсчет на боевом компьютере показывал, что во всех случаях; с вероятностью девяносто девять и девять десятых процента такшип даже не пробьется через внешний заслон эсминцев. Где уж там дотянуться до таанских крейсеров и линкоров.

– Может, нам разогнаться посильнее, – предложила Контриас – в прошлом полицейский, а теперь помощник боцмана. – На полной скорости вокруг луны, потом вокруг Кавите и ударим их на обратном пути...

– Не выйдет, – покачал головой Стэн. – Нас засекут, как только мы выйдем из тени. Пока мы доберемся до Кавите, они уже успеют подготовить тепленькую встречу.

Подергав себя за ухо, Контриас вновь углубилась в раздумья.

– Но не можем же мы тут так и сидеть, сэр! – воскликнул Мак-Кой.

Бывший заключенный, он стал теперь помощником главного механика.

– Мы хоть знаем, осталось что-нибудь от нашего флота или нет?

– Принято сообщение, которое, по мнению Фосса, передал "Свампскот". Пара эсминцев еще сражается над городом.

– По-моему, стоит подождать, – сказал Алекс. – Рано или поздно, кто-нибудь на Кавите попытается прорваться. Тогда-то мы и ударим с другой стороны.

– Стэн угрюмо грыз ногти.

– Дерьмовый план, – наконец произнес он. – У кого-нибудь есть лучший?

Лучшего ни у кого не нашлось.

– Ладно, попробуем. А пока всем кроме вахты спать.

Гипновнушение позволяло засыпать в любых, самых сложных условиях и по команде просыпаться бодрым и свежим. Но на сей раз экипаж еще не добрел до своих коек, когда раздался вой тревоги. Сенсоры кого-то засекли.

Стэн ринулся к командному пульту.

– Это "Ричардс", сэр, – Фосс указал на маленький огонек на одном их экранов. – Его "С – Ч" сигнал. А это...

Объяснений Стэну не требовалось. Второй экран показывал более мощный сигнал. Крупный корабль. Разумеется, таанский. Скорее всего, тяжелый эсминец.

Фосс нажал несколько кнопок и перевел изображения на большой центральный экран.

– Он сближается с "Ричардсом". Стэн поднял микрофон и, нарушая радиомолчание, включил передатчик на полную мощность:

– "Ричардс"... "Ричардс"... Говорит "Гэмбл". – Таанцы наверняка услышат передачу, но, возможно, "Ричардсу" еще удастся спастись. – Дух на орбите перехвата. Сближается. Координаты духа...

– "Гэмбл", – зазвучал в динамиках ответ "Ричардса". – Мы его видим. Скован... Х-луч дельта два. Конец связи.

Лейтенант Эстил – Стэн заметил, что голос его звучал совершенно спокойно, – воспользовался простым кодом. X-луч – главный двигатель. Дельта – поврежден. Два – потеря мощности пятьдесят процентов.

– Говорит "Гэмбл". Иду на сближение. Конец связи.

– Мистер Фосс, – сказал Стэн, одновременно объявляя боевую тревогу. – Мне нужен курс на перехват. Двигатели?

– Готовы, сэр.

– Главный двигатель, экстренная мощность. Вторичный двигатель полная готовность.

– Есть, сэр.

– Все орудийные системы, доложите готовность к пускам.

– Все целые станции готовы, сэр.

– Мистер Фосс, как наши дела?

Теперь на экране появилась третья точка. От нее к первым двум протянулась тонкая красная линия. И вдруг "Ричардс" замигал – он выходил из АМ-2.

– "Гэмбл"... Говорит "Ричардс". Х-луч дельта четыре. Повторяю, дельта четыре. Конец.

Главный двигатель окончательно вышел из строя.

– АМ-2 не может сломаться! – воскликнул Фосс.

– Какого черта не может! – буркнул Алекс. – Один только что это сделал. А теперь заткнись и смотри за своими экранами.

– Говорит "Гэмбл". Янки альфа один. Пробел. Майк танго эхо конец.

Янки – двигатель Юкава. Альфа – используйте. Один – полная мощность. Майк – маневр. Танго – в сторону. Эхо – врага.

– Говорит "Ричардс". Связан. Янки тоже дельта. Три. Саттону не удалось починить Юкаву. Или же ремонт оказался недолговечным.

Фосс наложил на экран две временные шкалы. Левая указывала через сколько секунд "Ричардс" окажется в пределах досягаемости ракет таанского эсминца. Правая – время, через которое Стэн сможет сам атаковать эсминец. Разница времен составляла около семи секунд. И эти семь секунд могли оказаться для "Ричардса" роковыми.

– Приготовить "Кали".

– Готово.

– Фосс, к запуску аварийных маяков...

– Аварийные маяки... есть, сэр. Готовы.

– Маяки... запуск! "Кали"... запуск!

Огромная ракета выскользнула из пускового колодца "Гэмбла" в тот самый миг, когда перед такшипом вспыхнули два аварийных маяка. Они ослепительно сверкали не только в видимом свете и радиодиапазоне, но и в сверхсветовой радарной области.

Секунду спустя эсминец выпустил по "Ричардсу" две ракеты.

– Алекс... что бы я ни делал... прикончи мне этого таанца.

– Не боись, приятель. Я уж его не упущу.

– Аварийные маяки... Еще раз... Запуск!

Стэн надеялся отвлечь операторов эсминца. Быть может, они даже перенесут огонь с "Ричардса" на "Гэмбл".

Но этого не произошло. Беспомощный "Ричардс" был слишком заманчивой целью.

Однако усилия Стэна не пропали даром. Возможно, его ревущие на всех диапазонах маяки на долю секунды отвлекли-таки таанских операторов. Одна ракета вообще прошла мимо "Ричардса" – немудрено, ведь по размеру она была немногим меньше такшипа. Вторая взорвалась так близко, что на экране "Гэмбла" ее отметка даже слилась с точкой "Ричардса".

52
{"b":"2569","o":1}