ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ангел с черным мечом
Двенадцать ночей
Гарри Поттер и проклятое дитя. Части первая и вторая. Специальное репетиционное издание сценария
История дождя
Врата Победы: Ленинград-43. Сумерки богов. Врата Победы
Долина драконов. Магическая Экспедиция
Клинок убийцы (сборник)
Случайное счастье
Администратор Instagram. Руководство по заработку
A
A

Но сейчас, когда пришла необходимость выступить перед Парламентом, Императора до смерти раздражал им же самим придуманный обычай.

Он покосился на стоящих у него за спиной двух гуркских телохранителей. Пусть они только посмеют улыбнуться!

Император прекрасно знал, что непальцам все на свете казалось смешным, особенно если при этом их начальник попадал в глупое положение. Однако сейчас на их лицах застыли недовольные гримасы.

"Возможно, – решил Император за миг до того, как двери распахнулись и часовые, едва не выронив свои палицы, отдали ему салют, – возможно, гурки сердятся из-за того, что им пришлось разоружиться".

Тут он ошибался. Просто гурки отлично владели своими лицами. А потеря привычных виллиганов, гранат и кукри их не очень беспокоила. У обоих под туниками находились крошечные минивиллиганы – оружие, по мнению Имперской Секретной Службы, способное пройти через любой контроль, за исключением полного личного досмотра.

Император покорно ждал за креслами, пока премьер-министр торжественно приветствовал его от имени депутатов, заверил его в полной поддержке со стороны подданных и попросил пролить свет императорской мудрости на сложности сегодняшнего дня.

«Полная поддержка...»– мрачно думал Император, идя по проходу.

В зале присутствовало меньше половины депутатов. Целые галактики, до войны громогласно объявлявшие себя вечными друзьями, теперь вдруг заявляли о своем нейтралитете, выходили из правительства, а то и вообще начинали открыто поддерживать таанцев.

Для выступления Император надел простую белую форму с пятью звездами и венком на погонах – символы главнокомандующего Военного Флота. Он мог бы надеть тысячи разных форм, разных частей имперских войск, главнокомандующие которых он являлся. Но сейчас Император предпочел простоту. На его левой груди сверкал один-единственный значок – эмблема корабельного инженера. Из всех своих наград этой властитель гордился больше всех. Как он однажды сказал Махони, знак корабельного инженера – единственный, который он действительно заслужил. Все остальные ему вручали как взятку.

Император говорил, глядя прямо в зал. Он смотрел не на сидящих перед ним делегатов, а на красный огонек работающей камеры – там были его основные слушатели. Через несколько минут его речь, переведенная на миллион разных языков, разлетится по всей Империи.

– Один цикл назад, – без преамбулы начал властитель, – те, с кем мы пытались жить в мире и согласии, нанесли нам коварный удар в спину. Таанцы напали без причины, без предупреждения и без жалости. Во славу своих богов, богов разрушения и хаоса, они снова, в который уже раз, обагрили руки кровью.

Я не стану лгать вам, граждане Империи. Таанцы хорошо обдумали свой удар. Они атаковали жизненно важные цели, и не без успеха. Что ж, они должны радоваться этому мигу, ибо успех их, воистину, будет недолговечен.

Война есть зло. Но порой другого выхода не остается и приходится воевать. И даже когда ведут войну из самых низменных, самых корыстных побуждений, ей пытаются приписать чистые и светлые цели. Жесточайший тиран, найдя в себе хоть крупицу, порядочности, попытается оправдать вызванное им кровопролитие.

Но не таанцы. Некоторые из вас, вероятно, видели их пропагандистские ролики. Чего же они хотят?

Они хотят уничтожить Империю. Они хотят уничтожить меня.

А что они предлагают взамен? Что они обещают? Если верить таанцам, их победа подарит всем существам равную долю вечной славы. О какой такой славе идет речь? Это не комфорт и не еда. Это не новые гарантии безопасности. Это не знание того, что еще не родившиеся поколения смогут жить, не подвергаясь тяготам и опасностям нашего времени. Нет. Об этом речь не идет.

Просто – доля в славе. И все. Порой таанцы называют это судьбой цивилизации. Естественно, имея в виду свою цивилизацию. Те миры, и те народы, которые уже попали под власть таанцев и влачат теперь безнадежное, убогое существование под бичом своих тюремщиков, могли бы засвидетельствовать, что такое "слава" по-таански.

Отчаяние. Деградация. И, наконец, смерть. Смерть – единственная награда, которую таанцы способны дать, ибо только смерть дает спасение от их кошмарной тирании.

Я говорю все это потому, что враг действительно добился кое-каких успехов. А еще я говорю это потому, что таанцам стоит поторопиться, смакуя свои победы. Скоро все изменится.

Теперь я обращаюсь к тем, кто стонет сейчас под таанским игом. Не теряйте надежды. Вас не забыли. Мы прогоним агрессора. Мир скоро восстановится.

И еще я хотел бы сказать несколько слов тем, на кого заверения таанцев действуют, как на шакалов – запах тухлого мяса. Подумайте еще раз. Вспомните, кто такие таанцы. Вспомните их историю. До этой войны они неизменно предавали всех своих союзников. Нет такого соглашения, которое они не нарушили бы, если это становилось им выгодно. Единственный вид союза, который таанцы способны понять, это союз между хозяином-таанцем и его рабом.

Подумайте как следует и не забудьте древнее изречение:

«Тот, сто хочет отобедать с дьяволом, должен запасись очень длинной ложкой.»

И, наконец, я хочу обратиться к нашим врагам. Вы громогласно хвалитесь своей силой. Вы уверяете в близости окончательной победы. Хвастайтесь, сколько хотите. Вы обнаружите, что победа будет неизменно ускользать у вас из рук. Ваши солдаты и матросы не найдут ничего, кроме смерти. Им придется столкнуться не просто с противником, вооруженным и страшным в своих боевых порядках, а со смертоносным гневом всех тех, кто более не желает терпеть таанскую "славу". Вашему гражданскому населению придется туго. Они никогда не дождутся вашего возвращения. А со временем их собственные небеса озарятся огнем. Империя вернется. Вернется с мечом в руке. Слушайте меня. Слушайте, хотя уши ваши в презрении и не внемлют, наверное, голосу разума. Вы посеяли ветер. Готовьтесь теперь пожать бурю.

Те, кто знакомы со мной, знают, что я никогда не обещаю того, что не могу выполнить. Сегодня я готов сделать только одно обещание. Через поколение лишь историки в сумраке своих кабинетов будут знать, кто такие были "таанцы". Вы начали эту войну – я ее закончу. Таанцы, со всей их силой и могуществом, будут лежать в пыли, всеми позабытые.

Круто повернувшись, Вечный Император сошел с трибуны. Еще только написав эту речь, он знал, что она удалась. Выступая, властитель на ходу улучшил ее – весь зал стоя ему аплодировал. А потом он заметил, что к овации присоединились и операторы камер, самые невозмутимые люди на свете.

Теперь Вечному Императору оставалось только одно – найти способ сдержать свое обещание.

Глава 58

Компьютер контроля повреждений "Гэмбла" нашел одну относительно неповрежденную цепь, и пульт управления снова ожил.

До скрытой густым туманом земли оставалось полторы тысячи метров. Стэн отчаянно боролся с падающим кораблем. Носовые дюзы – самая полная мощность. Юкава – самая полная мощность.

Звон аварийных сигналов и тревожно мигающие индикаторы предсказывали восстановленному управлению весьма недолгую жизнь. Прежде чем пульт окончательно сдох Стэн успел еще до отказа врубить генераторы Мак-Лина. Теперь оставалось только ждать и смотреть, что получится. Если двигатели остановят падение "Гэмбла", то корабль снова начнет подниматься. А там, наверху, его, скорее всего, поджидают таанские перехватчики. Впрочем, если моторы не затормозят такшип, то последствия будут еще более неприятными.

Защелкнув ремни безопасности на своем кресле, Стэн приготовился к удару.

"Гэмбл" врезался в землю практически вертикально. В последний момент, перед ударом, он перевернулся и застыл сейчас носом вверх.

На миг к такшипу вернулась его былая удача. Он мог бы угодить в горное ущелье, или в ледник, или в каменистую осыпь. Вместо этого такшип врезался в толстую снежную подушку. Снег, тая, амортизировал падение.

54
{"b":"2569","o":1}