ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Аргентина. Лонжа
Как учиться на отлично? Уникальная методика Рона Фрая
Линейный крейсер «Худ». Лицо британского флота
Тьерри Анри. Одинокий на вершине
Бельканто
Как сделать, чтобы ребенок учился с удовольствием? Японские ответы на неразрешимые вопросы
Невеста снежного короля
Стратегия жизни
Северная Корея изнутри. Черный рынок, мода, лагеря, диссиденты и перебежчики
A
A

Они атаковали врага по боковому проходу, соединяющемуся с главным коридором. В дальнем его конце находился сам капитан Сэнтол.

С безумным воем Саттон вытолкал тележку в коридор.

– Огонь! – закричал Сэнтол, и вдоль по коридору засвистели пули. – Огонь!

Пять имперских солдат погибли практически мгновенно. Гравитележка, пролетев по инерции метров десять, остановилась.

Сэнтол бросился к проходу. Сейчас оттуда повалят еще имперцы! Надо их остановить...

Он обогнул тележку и лицом к лицу столкнулся с мистером Саттоном. Сорванная местами чешуя, кровь, текущая из многочисленных ран и изо рта... Спиндарец поднялся во весь свой громадный рост и навис над таанским офицером...

Сэнтол схватился за пистолет, но было поздно. Длинные когти спиндарца в клочья разорвали лицо врага. С отчаянным криком Сэнтол рухнул на пол.

А Саттон непонятно откуда вытащил маленький виллиган. Подняв его, он выстрелил – но не в таанских солдат, палящих в него со всех сторон, а в лежащие на тележке баллоны. Зашипел выходящий из пробитой емкости кислород. В следующий миг, воспламененный случайной искрой, он взорвался.

Огненный шар прокатился по коридору. Половина отряда Сэнтола погибла вместе со своим командиром. Те, кто уцелел, в беспорядке отступили.

Однако на перекрестке туннелей их уже поджидал Килгур. Не ожидавшие засады таанцы снова понесли тяжелые потери. И начали отступать еще быстрее.

Другого такого момента могло и не быть. Стэн схватил ближайший стенной коммуникатор.

– Всем постам. Всем постам. Говорит Стэн. Эвакуируйтесь к выходу. Повторяю. Эвакуируйтесь к выходу.

Он сам и те четверо, что были с ним, соединились с группой Килгура и, прихватив матроса, оставшегося в пулеметной башне, прикрывали отход.

Как оказалось, они могли и не беспокоиться.

Командир второго штурмового отрада решил не торопиться. Сперва надо перегруппировать силы и только потом – атаковать.

К тому времени, как таанцы снова пошли в атаку, все уцелевшие имперцы уже покинули форт.

Они пробрались по затопленному подземному туннелю к теперь уже разрушенной будке. Замаскированный выходной люк еще работал. Выбравшись наружу, Стэн по головам посчитал своих людей. Осталось тридцать два человека.

Построившись, они через сожженные пустоши двинулись к имперской линии обороны. Отойдя от форта на полкилометра, Стэн вытащил из-за пояса передатчик. Щелкнув двумя предохранителями, он нажал красную кнопку.

Три минуты спустя, сработали взрывные устройства, и крепость "Ш'аарл'т"... или "Саттон", или "Тэйге"... превратилась в дымящийся кратер.

Пусть таанцы сами ищут для нее подходящее название.

Глава 69

За два часа до рассвета экранированный гравитолет Сулламоры получил разрешение на посадку в руинах императорского замка.

Здесь, на поверхности, находились всего два рукотворных сооружения: купол и флагшток. Передвижной экранированный купол, весьма типичный для горнодобывающих баз на радиоактивных планетах, на Прайм-Уорлде выглядел странно и нелепо. Что касается флагштока, то на нем развевалось сразу два флага: сверкающий штандарт Империи и – под ним – знамя императорского рода, золотое полотнище с буквами "АМ-2" на фоне структуры отрицательного атомного элемента.

Все имперские передачи, в начале и в конце, показывали руины дворца и этот флагшток. Намек был достаточно прозрачным, что, впрочем, нисколько не умаляло его значения.

Империя пострадала, тяжело пострадала, но она жива и продолжает борьбу.

Одетые в защитные костюмы охранники провели Сулламору, тоже облачившегося в радиационный скафандр, через дезактивирующий душ, в кабину скоростного лифта.

Спустившись вниз, торговец разделся, еще раз прошел дезактивацию и вскоре очутился в подземном командном центре. Два гуркских стража провели его по роскошно отделанным коридорам, полным куда-то торопящихся офицеров и суетливых клерков. За открывающимися порталами Сулламора заметил огромные компьютерные экраны, топографические звездные карты, подмигивающие табло и много всякого другого, не менее любопытного.

Он не знал, что его вели по специально разработанному маршруту – маршрут "Зоопарк", как называл это Император. В кабинетах шла обычная работа, люди занимались своими делами – просто посетителя вели так, чтобы он как следует "прочувствовал" сложность и важность управления огромной Империей. При этом все, что он видел, относилось исключительно к не секретным сферам – образование, набор рекрутов, статус тренировок, кое-какие финансовые вопросы ну и так далее.

Апартаменты Вечного Императора тоже были декорированы так, чтобы создавать у посетителей вполне определенное впечатление. Множество приемных позволяло принимать одновременно любое количество делегаций – причем так, что они ни в один момент не сталкивались друг с другом. Серые, строгие стены и почти спартанская мебель. Настенные экраны, показывающие таинственные карты и планы, время от времени сменявшиеся другими, не менее загадочными графиками и схемами. Любопытная обстановка.

Личные покои Императора состояли из большой спальни, кухни, напоминающей камбуз боевого корабля, конференц-зала, личной библиотеки и громадного компьютерного центра. Все эти комнаты были обставлены весьма безыскусно. И не в угоду царившему в командном центре стилю, а просто потому, что Императора вообще не привлекали ни помпезность, ни пышность церемоний.

Настенные экраны здесь обычно рисовали виды из окон домов, где властитель любил бывать в редкие дни отдыха. Но сейчас на них чередовались всего три изображения: руины дворца, вид из космоса на главный мир таанцев Хиз и статическая голография двадцати семи членов Таанского Верховного Совета. Эти три изображения, как объяснял Император, помогают ему сосредоточиться на главном.

Сулламора провел в приемной всего несколько минут. Потом его пригласили пройти в библиотеку.

Император очень устал и не скрывал этого. Приветливо кивнув Сулламоре, он указал на столик с напитками и закусками. Торговец вежливо отказался.

– Танз, – с места в карьер начал Император. – Я только что реквизировал десять твоих самых быстроходных лайнеров.

Сулламора округлил глаза, но сумел-таки сдержать напрашивающийся протест. В конце концов, Император только что назвал его по имени.

– Сир, вы можете располагать всем, чем я владею. Скажите только слово.

Император кивнул. Потом без всякой видимой связи с предыдущим спросил:

– И как давно ты начал вооружать свои торговые суда?

– Прошу прощения, Ваше Величество. Практически все мои корабли вооружены.

– Да ладно тебе, Сулламора. Это была долгая ночь, и до рассвета мне бы хотелось еще немного поспать. У тебя есть транспорты, вооруженные получше моих фрегатов.

– Это так, – склонил голову Сулламора. – Я взял на себя смелость установить на некоторых судах дополнительное вооружение. А конкретно на тех, что летали вблизи контролируемых таанцами галактик.

– И правильно сделал, – снова кивнул Император. Сулламора облегченно вздохнул. – Потому-то я и забрал у тебя эти десять лайнеров. Но об этом потом. Другая причина, зачем я тебя вызвал, в том, что я реквизирую тебя самого.

Ответ Сулламоры вряд ли можно назвать очень умным.

– Да? – только и смог выдавить он.

– Вот уже двадцать минут, как ты стал министром судостроения Империи. Ты теперь – член моего Малого Кабинета.

Сулламора удивленно заморгал. До сего момента он даже и не подозревал о существовании Малого Кабинета.

– Я хочу, – продолжал Император, – чтобы ты построил мне корабли. Мне плевать, кто их будет строить, где и как. Твои приказы будут иметь гриф "А-плюс". Ты получишь Первый приоритет на сырье, материалы и персонал. Мне нужны боевые корабли. Нужны не завтра, нужны вчера. У меня просто нет времени на все это дурацкое лоббирование, аукционирование, интриги и дележ заказов. Налей себе чего-нибудь. А я выпью чаю.

67
{"b":"2569","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Верность, хрупкий идеал или кто изменяет чаще
Ореховый Будда
Пять языков любви. Как выразить любовь вашему спутнику
Литерные дела Лубянки
Я признаюсь
Человек, который хотел быть счастливым
Level Up 3. Испытание
Хюгге, или Уютное счастье по-датски. Как я целый год баловала себя «улитками», ужинала при свечах и читала на подоконнике