ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лайнеры и четыре корабля сопровождения – все, что осталось от 23-го Флота, – исчезли.

А внизу таанцы начали последний штурм.

Менее двух тысяч солдат Первой гвардейской защищало Кавите. Лучшие бойцы, повинуясь приказу, эвакуировались вместе с гражданским населением. Теми, что остались, командовал начальник штаба, нарушивший тот же самый приказ, которого собирался ослушаться Махони.

Таанцы атаковали волнами.

Они гибли тысячами.

Первая гвардейская полегла на Кавите до последнего человека.

Сбылось пророчество сержанта, под началом которого Стэн тренировался в Гвардии много-много лет тому назад.

– Я сражался за Империю на сотнях разных миров, – сказал тот. – И буду сражаться еще на многих, прежде чем какой-нибудь ублюдок выпустит мне кишки. Меня прикончат, но это будет самое дорогое мясо, которое доведется отведать врагу.

Три штурмовых армии таанцев атаковали Кавите. Одна из них была уже уничтожена. Две другие захватили-таки город. Они победили.

Но при этом перестали существовать как боевые подразделения.

Бриджит Ван Дурман осталась на Кавите. Из-за нехватки места на лайнерах часть раненых пришлось оставить. Так, не были эвакуированы раненные смертельно и те, кто из-за увечий уже никогда не. смог бы вернуться в строй. Кому-то из врачей надо было остаться с ними. Доктор Моррисон стала одним из добровольцев. И Бриджит.

Первая вражеская граната в куски разорвала двух санитаров, стоявших у входа в подземный госпиталь. Вторая выбила дверь, и взвод таанцев ворвался в ставший больничной палатой подвал.

Доктор Моррисон, безоружная, встала у них на пути.

– Здесь только раненые, – медленно и спокойно сказала она. – Им требуется лечение. Они не солдаты.

– Отойди в сторону, – приказал капитан, командовавший взводом. Он угрожающе поднял виллиган.

– Те, кто здесь находятся, никогда уже не смогут носить оружие...

Очередь виллигана перерезала доктора Моррисон почти пополам.

С диким криком Бриджит бросилась на капитана.

Три выстрела, и все было кончено. Офицер опустил оружие и повернулся к своим солдатам.

– Имперская шлюха сказала, что здесь никто не сможет оказать сопротивления. Не стоит тратить на них патроны. Сержант козырнул и поднял свой огнемет.

Глава 74

Хотя леди Этего и не придавала большого значения церемониям, она сделала все как нельзя лучше. Ей не удалось, как планировалось, принять капитуляцию от генерала Махони, но это не имело большого значения. Подготовленная ею трансляция была достаточно впечатляющей.

Этего стояла перед "Форезом", приземлившимся посреди летного поля базы Кавите. Напротив застыл бесконечный ряд измученных и оборванных пленных.

Леди Этего рассчитывала, что ее ролик попадет прямо в Верховный Совет. Вместо этого ей пришлось иметь дело с одним лордом Ферле.

Скрыв свое удивление, леди Этего доложила о победе.

– Поздравляю, – сказал Ферле. – К сожалению, этого не достаточно.

– Прошу прощения? – подняла брови Этего. – Чего же не хватает?

– Вы одержали победу, леди. Но из своих солдат на Кавите Империя сделала нестоящих героев. Их выставили мучениками и предвестниками грядущего поражения таанцев.

– Я знакома с имперской пропагандой.

– Тогда мне даже немного странно, что вы до сих пор не приняли надлежащих мер, – нахмурился Ферле. – В поражении Гвардии не должно быть ни капли победы. Войска на Кавите следует уничтожить окончательно и бесповоротно.

– Так оно и есть, мой лорд.

– А вот и нет, – поправил ее Ферле. – Если хотя бы один имперский солдат вернется с Кавите в Империю, они сумеют поставить все с ног на голову. Их спецы по информации представят наш успех как наш же разгром.

– Ну и пусть. Пограничные Миры все равно принадлежат Таану.

– Не указывайте мне, что делать, леди Этего. Вот ваш приказ. Догоните имперские суда, покинувшие Кавите. Догоните и уничтожьте. Только если не вернется никто... я повторяю, никто... только тогда Император по-настоящему потерпит поражение.

Этего хотела что-то сказать, но потом передумала.

– Хорошо, – наконец кивнула она. – Я выполню этот приказ.

Экран портативного монитора погас, и леди Этого направилась обратно на свой флагман. Она выполнит приказ, но скоро, теперь она это поняла, очень скоро, придет час расплаты для тех таанских правителей, кто ставит бумажные достижения выше реальных побед.

Глава 75

Два имперских эсминца, уцелевших в фальшивой атаке, соединились с удирающими во все лопатки лайнерами,

Конвой мчался на скорости, во много раз превышающей скорость света, но Стэну казалось, что он тащится словно в кошмарном сне. Ему чудилось, будто он, по пояс увязая в жидкой глине, бежит от какого-то неведомого чудовища. У таанцев не было никаких резонов пускаться в погоню, и тем не менее Стэн не сомневался, что погоня все-таки будет.

Первой жертвой пал старенький патрульный бот. Всего два часа от Кавите – а он уже безнадежно отстал от конвоя.

Будь у него время и место для милосердия, Стэн велел бы эсминцам снять с бота экипаж. Но и того, и другого сейчас явно недоставало.

Когда не хватает милосердия, в голову лезут мысли, полные холодного расчета. Отстающий бот мог еще послужить конвою. Если таанцы и в самом деле пустились в погоню, гибель этой ржавой калоши станет первым предупреждением.

Холодная и жестокая мысль, но за последние несколько месяцев Стэн повидал слишком много трупов. Все, что Стэн мог сделать, это, по мере своих сил, сберечь жизни живым.

Два современных имперских эсминца Стэн пустил впереди трех колонн лайнеров. В космосе летали не только те таанцы, что остались на Кавите.

"Хуша" капитана Халдора и второй эсминец 23-го Флота шли замыкающими. "Свампскот" летел над лайнерами, на две трети к хвосту колонны. Стэн благодарил судьбу, что экипажи Сулламоры знали свое дело. Во всяком случае, ему можно было не бояться, что транспорты вдруг расползутся в разные стороны. У Стэна сейчас хватало других проблем.

Космические корабли на АМ-2 не скрипят. Чего им скрипеть-то? Никакого напряжения они ведь не испытывают.

А "Свампскот" скрипел.

Идущие со сверхсветовой скоростью корабли не ведут себя так, словно собираются вот-вот рассыпаться на части. Каждый шпангоут древнего крейсера гудел, как будто по нему снаружи бил гигантский молот.

– А мы идем всего лишь на полной скорости, – проворчала Тапия.

Она коснулась большого красного рычага, контролирующего выходную мощность главного двигателя. На рычаге значилось: "ЧЕТВЕРТЬ", "ПОЛОВИНА" и "ПОЛНЫЙ". Затем стоял ручной замок безопасности. Если его поднять, двигатель "Свампскота" мог, во всяком случае в теории, развить "ЭКСТРЕННУЮ" мощность – с гарантией за несколько минут сжигая двигатель.

Стэн, Килгур и Тапия находились в главном машинном зале крейсера. Повысив второго инженера, Стэн отдал Тапию ему в подчинение. Он доверял инженеру, но не до конца.

"В случае чего, – сказал он девушке, – сменишь его".

– А если он станет возражать?

Стэн многозначительно поглядел на минивиллиган, висящий у Тапии на поясе.

Унтер-офицер Килгур взял на себя главный орудийный Центр, расположенный во второй "пагоде" "Свампскота". Стэн сказал ему, что звание званием, но в случае его гибели командование крейсером Алекс должен взять на себя. Стэн не знал, имеет ли он право на такое решение, Наверное, все-таки имеет. А если нет, то с этим можно разобраться, когда корабль будет в безопасности.

Сейчас Стэну делать особо было нечего. Команде он разрешил по сменам есть и спать. Прошли времена парадных обедов. Сейчас на "Свампскоте" кормили бутербродами и кофе из термосов, принесенных прямо на боевые посты. Те, кто спал, делал это тут же, не покидая своих мест.

72
{"b":"2569","o":1}