ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

За нашими спинами я слышала глухие удары – это немногочисленные катапульты на конийских кораблях открыли огонь. Расстояние было слишком большим, и камни только всплескивали воду и выращивали водяные столбы, не долетая до цели. Но вот несколько глыб проломили палубу галеры. Огненные стрелы ярко прочерчивали ночное небо, поджигая новые суда.

Первый из конийских кораблей ударился борт о борт с вражеским судном, абордажные крюки крепко соединили их. Штурмовые группы с кровожадным боевым кличем бросились на врага. Второй корабль подошел с другой стороны, а третий – с кормы. Даже неуклюжие конийские галеры смогли научиться нашей тактике и окружать врага, как стая гончих.

Мои катапульты тоже открыли огонь по мачтам. В мачты кораблей Сарзаны было легко попадать, они отчетливо вырисовывались на огненном фоне. В принципе, было не важно, попадают ли наши стрелы в мачты или поражают кого-нибудь в городе, – главное, они усиливали панику. Судя по радостным восклицаниям и воплям с бака, Полилло нравилась эта забава, помогающая забыть о горечи недавнего поражения.

На нашей стороне было самое страшное оружие – неожиданность, и я не собиралась выпускать его из рук. Весь бой был только прелюдией к главной цели – схватке с архонтом. Но у меня было еще одно дело, прежде чем я могла отправиться на его розыски. Ближе к берегу стояли «черепахи». Без сомнения, их экипажи составляли элитные части. Сейчас на большинстве из них не было весел, некоторые стояли на приколе.

Я вытащила из коробки модель такой галеры, которую искусно вырезал из дерева Сайт. Я наложила на нее чары и дотронулась до нее острием вражеской стрелы, чтобы она узнала своих старших сестер и нашла их. Я опустила модель в котел с водой – но не для того, чтобы имитировать море, а чтобы обеспечить безопасность нашего корабля. Я откупорила флакон и вылила на маленький кораблик лампадного масла.

Масло, возьми жизнь,
Масло, расти,
Масло, возьми ветер,
Масло, возьми огонь.

Я коснулась лучинкой горящего факела и поднесла ее к пропитанной маслом модели.

Теперь ты – огонь,
У тебя есть власть,
Ты сильнее ночи,
Ты убьешь ее.
Никто не выстоит,
Все сдадутся.
Приди и возьми,
Все станет твоей пищей.

«Черепахи» взорвались. Я с мрачным удовлетворением подумала, что оружие архонта, которое он применил против нас в битве возле вулканов, теперь усовершенствовалось и обернулось против него. Все до одной «черепахи» были охвачены огнем. Броневые пластины на палубах, которые делали их неуязвимыми, превратили их в ловушки. Всего лишь несколько матросов успели выскочить из люков, прежде чем «черепахи» обуглились и затонули. Магический огонь, пожиравший их изнутри, был гораздо прожорливее любого обыкновенного пламени.

В гавани было светло как днем. В просыпающемся Тицино зажигались окна, но меня это не беспокоило. В запасе у нас было еще одно заклинание. Оно было не так уж и необходимо, но конийцы уже однажды бежали от воображаемого противника, и я не хотела рисковать.

Гэмелен уже подготовил жаровню, и в нее я насыпала порошок высушенных трав, среди прочих – пастушью сумку и пустынник против магии и маргаритки, защищающие от смерти.

Смотрите, глаза!
Вы ведь не слепы,
Смотрите на мир,
Смотрите на мир,
Вы увидите правду,
Через дымку,
За туманом,
Вас не обмануть.

Маленькое облачко дыма росло и росло, накрыло нас, наш корабль, весь наш флот, а потом исчезло. Я предупредила адмирала Базану, что мы наложим заклятье против иллюзии живых мертвецов и посоветовали ему сообщить об этом его матросам, но даже несмотря на все предупреждения, я услышала тревожные крики, и два корабля свернули с курса. Я выругалась, но сейчас было не до них, потому что пять кораблей капитана Йезо приближались к целям – к пяти морским воротам, отделяющим океан от каналов Тицино. Обычно их закрывали, чтобы уменьшить эффект прилива. Я видела, как по набережной бегут солдаты, осыпая корабли стрелами и копьями, но было уже слишком поздно.

Теперь пришло время мне сбросить плащ воскресителя и заняться более знакомым делом. С мечом в руке я спрыгнула с квартердека и подбежала к своей штурмовой группе, которая выстроилась у абордажного мостика. Ксиа улыбалась жестокой улыбкой, сама не осознавая этого. Мы приближались к причалам Тицино.

Пять кораблей Йезо – пять морских ворот… Я приказала им ударить прямо в ворота в том месте, где вода глубже. Один из них сбился с курса – видимо ранило рулевого – и ударился о пристань. Солдаты Сарзаны не поняли истинной цели атаки и, оставив без внимания остальные четыре корабля, сосредоточили огонь на поврежденном. До столкновения остались секунды, и я увидела, что дисциплина среди матросов Йезо железная – как он и говорил. Невзирая на поток стрел, они бросились к корме, где на импровизированных держателях висели якоря, и обрубили удерживающие их канаты, как уже делали на наспех устроенных вчерашних тренировках. Якоря с всплесками погрузились в темную воду гавани.

Четыре корабля ударили в ворота. Громкий треск заглушил шум битвы, матросы на кораблях Йезо попадали от толчка, но тут же вскочили и бросились к кормовым лебедкам, оттягивая засевшие в воротах корабли назад на якорях.

Я слышала, как Страйкер командует «полный вперед», как Дюбан кричит, чтобы гребцы «налегли», но смотрела я только на корабли Йезо. Медленно-медленно три из них отошли назад, освобождая проходы в каналы. На четвертом якорный трос порвался и со взвизгом, блеснув, хлестнул по палубе, сбивая людей с ног. Но трое ворот были открыты – путь к сердцу города, и на флагмане ревел Холла Ий, и я кричала, и наши галеры убрали весла, движимые только силой магического ветра. Я услышала душераздирающий скрип, когда один корабль зацепил за выложенный камнем берег, но это уже было не важно, потому что наша галера еще двигалась.

Канал расширился, и мы снова могли плыть на веслах, что резко увеличило нашу скорость. Архитекторы Тицино построили город очень логично – каналы шли от окраин прямо в центр, к площади. Эта любовь к порядку определила судьбу города. Впереди нас была пустая площадь, и над ней возвышался замок Сарзаны с круглой башней. Я бросила взгляд назад, услышав звон мечей: люди Йезо покидали корабли вплавь или по заранее припасенным длинным доскам. Теперь их задача была проста – устроить в городе панику мечом и огнем. Им приказали не трогать жителей и не грабить дома, но я мало надеялась, что они выполнят приказ. Если битва на рейде закончится, как предполагалось, остальные конийские суда тоже высадят десант.

Мне были нужны хаос и паника в городе, чтобы наши настоящие враги не заметили моих женщин и пиратов, подбирающихся к их горлу.

Дюбан закричал как от боли, когда наша галера врезалась в каменную пристань на краю площади, но что с того? Если мы останемся в живых, конийцы сто раз починят нам галеры перед отплытием домой. Сходни со стуком ударились о камень, и мы бросились на берег, на площадь Тицино. С других кораблей тоже сбегали люди, но времени оглядываться вокруг не было, и я изо всех сил бежала по лестнице, ведущей к замку. На лестнице было пять – нет, шесть часовых, но они уже были мертвы, они лежали со стрелами в ребрах, пробившими броню словно холстину.

Внешние ворота были открыты, и я увидела за ними внешний двор. Мы ускорили бег, чтобы попасть внутрь, пока ворота не закрылись. Впереди на стене были лучники. Передо мной в камень ткнулась стрела и с жужжанием отскочила. Наши луки тренькнули, стрелы со свистом полетели к стене, и лучников не стало.

103
{"b":"2570","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Русалка высшей пробы
Я слежу за тобой
Аврора
Билет в один конец. Необратимость
Игра в ложь
Шаг до трибунала
Миф о мотивации. Как успешные люди настраиваются на победу
Девушка, которая читала в метро
Разумный инвестор. Полное руководство по стоимостному инвестированию