ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я слышала боевой клич стражи. Крик Корайс «яп-яп» напоминал звуки, издаваемые разъяренной лисой. Волна радости накатила на меня. Для этой минуты я тренировала своих женщин, и теперь я вела их в бой. Они стали моим сверкающим лезвием, которым я нанесу смертельный удар. Мы были едины в ту минуту, пробегая мимо окровавленных трупов врагов. В этом смысл моей жизни, а не в бесконечной муштре и караулах, не в сгорбленном бормотании заклинаний над огнем.

Мы были уже в нескольких ярдах от прохода, который вел сквозь стену во внутренний двор замка, когда сверху со скрежетом начала спускаться ржавая решетка с заостренными зубцами внизу. Полилло и Локрис подскочили к ней и задержали спуск. Четверо других стражниц – не помню всех, но одна из них была легат Невстрия, обогнав меня, воткнули в пазы свои копья, замедлив движение. Локрис куда-то убежала, и Полилло нечеловеческим усилием удерживала решетку. Локрис появилась вновь, таща бревно. Бревно поставили стоймя, уперев в решетку. Путь был открыт.

Сзади подбегали стражницы с других галер и наемники Холлы Ий. Далеко внизу на площади я увидела три фигуры – это был Гэмелен и две его телохранительницы. Вдоль лестницы лежали тела моих убитых стражниц. Их было слишком много, чтобы я могла долго на них смотреть. Из бойницы вылетела смертельная стрела и ударила Локрис в бок, погрузившись почти по оперение. Локрис вскрикнула, вцепилась в стрелу рукой, сделала еще два шага и умерла. Из-за моей спины в бойницу выстрелила моя лучница, но, кажется, ни во что не попала, по крайней мере, мы не слышали звука попадания.

Мы снова бежали через туннель в стене к внутреннему двору, где возвышалась круглая башня. Ее огромные ворота были зарешечены, а перед ними стоял отряд арбалетчиков.

Я крикнула «ложись!», и мы упали, как делали тысячи раз на тренировках. Ксиа ткнулась в землю рядом со мной, в этот момент громко, как рвущиеся якорные канаты, зазвенели тетивы арбалетов, стрелы свистнули у нас над головами., Были убиты двое людей Холлы Ий, которые не привыкли мгновенно падать лицом вниз.

В пяти ярдах от меня Дика вскочила на ноги.

– Вперед! Пока они не перезарядили! – закричала она и побежала, подняв меч, и я не успела крикнуть, чтобы остановить ее. Первый ряд лучников опустился на колени, и выстрелил второй ряд. Дику скрючило ударом, она подбросила свой меч в небо и упала.

Ночь стала красной – не от огня, а от крови. Гвардия бросилась вперед, вопя от ярости, заполняя пространство перед башней как ртуть. Исмет была рядом со мной, когда мы оказались среди арбалетчиков, рубя их топорами и мечами. Никто из них не успел перезарядить оружие, и все они погибли на месте. В тот страшный момент Жнец взял вместе с арбалетчиками Невстрию и Ясену.

Я лишь секунду скорбела по Дике. Конечно, она совершила ошибку, бросившись на арбалетчиков, но она умерла в бою, и смерть ее была честной. Сколько стражниц заколебались бы на ее месте, и первый ряд успел бы выстрелить второй раз, и жертв было бы гораздо больше, если бы не нечаянное самопожертвование Дики. Так лучшие среди нас отправляются со Жнецом, и маранонская гвардия хоронит очень много своих людей.

Огромные зарешеченные ворота были закрыты, но наш безумный натиск не оставил солдатам времени закрыть маленькую дверь в воротах, и мы оказались внутри.

Полилло опередила меня. На нее бросились сразу трое. Наверное, им она казалась молнией, машиной убийства, но мне ее движения казались медленными, отточенными и точными, когда она обухом топора отбросила одного солдата на другого и сделала выпад, словно у нее в руке была рапира, и кончик топора пробил горло третьему. Даже не встав в позицию, она с силой выдернула топор из трупа, обернувшись к двум первым. Легко выбив меч у одного из них – словно котенка отшвырнули ногой, – она обратным движением крюком лезвия зацепила шею второго. Первый воин, оставшись безоружным, с криком попытался убежать, но Полилло, двигаясь все так же изящно, как будто показывала пораженным рекрутам приемы искусства топора, обрушила лезвие ему на спину, и тот распростерся на земле, как пробитая гарпуном рыба.

На нас выскочил солдат с длинной алебардой. Он сделал выпад, Ксиа увернулась и разрубила древко вместе с его рукой. Вопя от боли, он упал, обливаясь кровью.

В тот момент я почувствовала, что защитные чары, наложенные Гэмеленом, исчезли, архонт видит меня как на ладони. Я услышала яростный удивленный крик, и мы все почувствовали, как дрогнули под нашими ногами камни – словно землетрясение. Это было еще одно проявление ярости обманутого архонта, и только через секунду я поняла, что все еще жива.

Я снова выкрикнула боевой клич, и мы побежали по длинным извилистым коридорам. Из дверей выскакивали солдаты, мелькали в воздухе копья и стрелы, но охрана Сарзаны не могла остановить нас, их либо оттесняли назад в их комнаты, либо они погибали. Потом коридор закончился, и мы оказались в тронном зале. Купол потолка возвышался в сотне футов над нами, до противоположной стены было около двухсот футов. Стены были завешаны гобеленами и боевыми знаменами, факелы и огромный очаг освещали зал.

В комнате никого не было кроме моих солдат и на возвышении в центре – Сарзана. Так, по крайней мере, показалось моим стражницам и нескольким не отставшим от нас воинам Холлы Ий.

Я увидела кое-что еще.

Над Сарзаной стоял, как кукловод над марионеткой, архонт. Он был огромен – тридцать футов ростом, и сквозь его полуматериальное тело я видела противоположную стену. Его руки тянулись ко мне.

Лук Корайс, стоящей рядом со мной, был натянут до ее уха, наконечник стрелы искал цель. Она была спокойна, как на стрельбище. Ее рука дернулась назад, и стрела полетела в Сарзану. Он протянул руку – клянусь, она двигалась медленно, как муха в варенье, – перехватил стрелу на лету и сломал ее двумя пальцами. Я услышала треск рядом с собой, и лук Корайс, который она с такой любовью сделала, сломался точно так же, как и стрела, отброшенная Сарзаной в сторону, – пополам.

Мы, очнувшись, бросились к Сарзане, который в этот момент поднял правую руку, сложив пальцы наподобие змеиной головы, и из нее ударил зеленый огонь – такой я видела на мачтах кораблей во время шторма. Огонь охватил Корайс, она, извиваясь, упала. Я думала, она мертва, но она вскочила на ноги, с залитым кровью лицом, словно ее били. Зеленый огонь ударил снова, и в ту же секунду Корайс выхватила кинжал, провела лезвием по повязке на руке и метнула его. Корайс никогда не была волшебницей и не хотела ею быть, но, верно, талисман впитал в себя ее ненависть к тому, кто чуть не изнасиловал ее, – к Сарзане.

Бросок был точен, и оружие погрузилось в грудь Сарзаны, как раз под ребрами. Он взвыл в агонии, как раненый кабан, потом вдруг радостно вскрикнул:

– Я свободен!

В ту же секунду я почувствовала, что архонт исчез.

Сарзана вытащил кинжал из своего тела и метнул его в Корайс. Лезвие – как ядовитая змея – ударило ее точно под сердце. Не знаю, был ли Сарзана мертв в тот момент или его огромная магическая энергия еще поддерживала в нем жизнь, но это не важно. Я подскочила к нему и с яростью рубанула мечом. Лезвие разрубило ему плечо возле шеи и разделило его надвое почти до грудины. Кровь брызнула фонтаном, и он мягко упал навзничь, когда я выдернула меч.

Но я не успокоилась, и вместе с Исмет мы рубили и рубили труп, а потом она вырвала его трепещущее сердце и швырнула его в гаснущий камин. Может быть, стоило сохранить его для колдовства, но я не могла этого сделать ценой жизни Корайс. Пламя в камине взревело, словно в него вылили масло. Комнату словно осветило молнией, пол дрогнул, и я услышала далекий вой, когда демоны потащили прочь душу Сарзаны или то, что когда-то было душой и больше не вернется в этот мир.

Но тогда я об этом не думала. Корайс лежала на полу, ее голова покоилась на коленях Полилло.

Корайс все еще была жива, хотя я видела, что Жнец заберет ее через несколько минут. Она посмотрела на меня, попыталась улыбнуться, но не смогла.

104
{"b":"2570","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Тайный притон Белоснежки
Три чашки чая
Все-все-все Денискины рассказы
Хроники Заводной Птицы
Десятое декабря (сборник)
Три недели с моим братом
Беспокойство. Рассказы (сборник)
Записки судмедэксперта
45 татуировок личности. Правила моей жизни