ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Страх заставил меня вскочить. Я упала лицом к светлому выходу из коридора. Я слышала, что Полилло приближается сзади, и помчалась вперед. Но ярость заставила ее бежать быстрее, и я знала, что она догоняет. В любую секунду мне на спину мог обрушиться топор. Я выбежала из коридора, и меня ослепил яркий свет. Я едва не наткнулась на невысокую загородку, перекрывающую дорогу. Я распласталась на полу, успев услышать удивленное восклицание Полилло. В ту же секунду она споткнулась о меня и перевалилась через загородку.

Я начала подниматься и тут услышала ее крик. Это не был голос архонта, это был голос Полилло, моей Полилло, кричащей от страха. Она цеплялась за верхнюю балку загородки и кричала: «Рали!» Внезапно ее крик прервался. И стало слышно, как работает огромная машина за загородкой – что-то перемалывается, перемалывается…

Я со стоном посмотрела вниз.

Изломанное тело Полилло лежало на огромном зубчатом колесе – детали чудовищного механизма.

А еще ниже была Орисса!

Там была ночь, и я видела полную луну над спящим городом. Я видела Цитадель Магистрата, центральную площадь со статуями героев. Вот Большой Амфитеатр, с рядами каменных скамей, каскадом спускающимися к арене. Я не сразу поняла, что весь город движется. Я отпрянула назад, поняв, что я смотрю на гигантскую модель города, вращающуюся над странным механизмом.

И тут меня осенило, что это и есть оружие архонта, которого мы так боялись. Архонт все-таки сумел построить его, а когда Гэмелен победил его в последней битве, ликантианский маг перенес меня внутрь модели. Все – начиная с ориссианского корабля, который встретил нас после битвы, – до блестящего парада, которым нас приветствовали в день прибытия, – все было подделкой, плодом магии.

Приглядевшись снова, я заметила некоторые несоответствия в модели. Некоторые дома стояли не на месте или их не было, улицы заканчивались тупиками, а за стенами города была пустота. Впрочем, не совсем. Я видела дорогу, ведущую к вилле Амальрика, с насаженными по ее сторонам деревьями и кустами. Я поняла, что плохое знание города архонтом привело не только к изменениям улиц. Он сделал Джинну главным магистром, потому что его он знал как генерала, который с ним сражался в Ликантии, – не очень успешно, правда. Он также не знал, что Маларэн – мой друг, поэтому автомат, замаскированный под него, так странно себя вел. И самая большая странность – любовь моей семьи. Он и представить себе не мог, как Порсемус и остальные относятся ко мне. Среди живых Антеро только Амальрик любил меня, а я – его. Я вспыхнула от стыда – эти создания обманули меня, воспользовавшись моей слабостью. Я так хотела, чтобы семья не отвергала меня, мне даже в голову не пришло, что их любовь – подделка.

Зубчатые колеса внезапно протестующе заскрипели, и весь механизм вздрогнул, когда тело Полилло попало в зубец.

Я почувствовала чье-то присутствие и взглянула вверх, прикрыв глаза от яркого света, лившегося со сводчатого железного потолка. Я стояла на мостках, огибающих яму, в которой была расположена машина архонта. На противоположной стороне я увидела дверь. Я пошла по мосткам к ней и тут споткнулась обо что-то. Это был топор Полилло. Я сунула меч в ножны и подняла его. Он был тяжел, и я перехватила его, чтобы мои пальцы лежали в углублениях, протертых на рукоятке хваткой Полилло. Я почувствовала, что теперь топор стал послушен в моих руках, как и в руках моей подруги.

Я шепнула ему:

– Отомсти за нас, брат.

Я подошла к двери и без колебаний вошла. В комнате был архонт.

Он стоял у окна, по пейзажу снаружи я поняла, что мы находимся в главной башне замка. Его глаза сверкнули, губы презрительно скривились, обнажая длинные желтые зубы. Но на этот раз он не смеялся, не высмеивал мой пол, не тыкал пальцем с криком «Изыди!». Я должна была испугаться, покориться могучему волшебнику. Но вместо этого я оглядела его с ног до головы, чувствуя себя сильной, очень сильной. В комнате было полно магических предметов – черепа, когти демонов, человеческие органы в бутылках/небольшие каменные статуэтки страдающих от боли существ. Было жарко и воняло калом и гнилью. Сбоку краем глаза я заметила какое-то движение, но не отпрыгнула в страхе. Я знала, кто это. У моей ноги припала к земле пантера и зашипела на архонта.

Я почесала ее за ухом и посмотрела на своего врага.

– Все кончено, – сказала я.

Подняв топор, я шагнула вперед, пантера скользнула вслед. Архонт шевельнулся, и воздух передо мной затуманился. Я натолкнулась на невидимую стену. Но я ударила стену своей волей, и поверхность ее стала податливой. Архонт усилил напряженность своей магии, стена опять затвердела, но я знала, что разрушу ее – это только вопрос времени.

– Чей ты демон? – прохрипел архонт.

– Демон? Я не демон! – удивилась я.

– Для меня ты – демон, – ответил он. – Ты самка хорька, которая разрушила мое королевство. Ты убила брата и охотишься за мной повсюду.

Что ж, по-своему он был прав. Я усилила натиск на стену и почувствовала, как она поддается. Пантера довольно заворчала. Еще немного – и я достану архонта.

Архонт засмеялся, разом обретя свою прежнюю уверенность.

– Со мной еще не покончено, Антеро, – сказал он. – Ты слаба против моей силы. Твой дар – это просто причуда крови. Семя было брошено твоей матерью, которая отвергла наше искусство. В такой магии нет величия.

Настала моя очередь смеяться.

– Так почему же ты боишься меня? Как такое ничтожество, как я, могло причинить тебе столько вреда?

– Я совершил единственную ошибку – когда проклял тебя, – сказал архонт. – Ты должна была убить меня, и я подумал, что проклятие – единственная оставшаяся мне месть. Но когда я умер, я увидел другой путь и бежал в этот мир. А это проклятие продолжало связывать нас, не давало мне добиться того, о чем только может мечтать маг, – получить мощь и власть богов.

Я презрительно посмотрела на него.

– Ты думаешь, что способен стать богом?

– Я уже стал им, сука, – сказал архонт. – В битвах с тобой я только копил силу. Я питаюсь вашими несчастьями, я пью кровь ваших мертвых. И я пожираю убитых врагов. Антеро, тебе бы лучше повернуть назад. Тебя должен был предостеречь страх, который я внушаю тебе в твоих снах. Да, ты заставила меня страдать, но я заставил тебя страдать больше. Я убил всех твоих солдат, я убил всех твоих друзей, твоя последняя подруга набросилась на тебя с топором. А когда она умерла, я выпил ее страх и чуть не опьянел от вкуса ее предательства.

– Она не предала меня, колдун, – сказала я. – Ты овладел ею. Это ты, а не Полилло пытался убить меня.

Архонт оскорбительно засмеялся.

– Большая разница. Тебе стало от этого легче?

Мне действительно стало легче. Полилло – не Серый Плащ, который предал моего брата. Она осталась верной мне до конца. Я улыбнулась, и он увидел по моей улыбке, что я сильна. Архонт нахмурился. Моя улыбка пугала его. Пантера зарычала, я снова налегла на стену, и на этот раз архонт отбросил нас изо всей силы. Мы были вынуждены отступить на несколько шагов, прежде чем я снова восстановила равновесие.

Архонт не замедлил воспользоваться своим преимуществом.

– Должен признать, что ты испугала меня, сука. Я долго пытался выяснить, почему Антеро причиняют мне столько хлопот. Никто не спорит, что в вашей семье есть какая-то сила – особенно у тебя. Пантера – в этом я не сомневаюсь – ее посланница. Как еще можно объяснить твои победы? Как еще ты могла так долго оставаться в живых? Но знай это, Ради Антеро, дочь Эмили, кто бы ни помогал тебе, он делает это только ради собственной цели. Он больше не сможет и не станет оберегать тебя от бед.

Ты знаешь, что мне остается только расправиться с тобой, чтобы стать богом. Ты умрешь, и умрет Орисса. Механизм готов, и ему нужна лишь твоя кровь для смазки. Когда падет Орисса, настанет очередь Далеких Королевств. Скоро весь мир будет моим. А когда я получу его силу, все миры, в которых я побывал, спасаясь от смерти, тоже падут.

119
{"b":"2570","o":1}