ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я снова низко поклонилась.

– Мы поступили так, как поступил бы любой цивилизованный человек в данной ситуации. Мы не делали ничего сверхъестественного. Окажись мы в вашем положении, ваши люди спасали бы нас точно так же.

– Я не уверена в этом, капитан, – сказала Ксиа. – Мы подозрительные люди, и вы нам кажетесь странными.

– Такие, как есть, моя госпожа, – ответила я. – Наши вожди дали нам очень важное задание, мы его выполнили, но заблудились. Когда мы встретились, я уже плыла к вашей земле, чтобы попросить вас помочь нам найти дорогу домой.

Принцесса Ксиа рассмеялась. Это был самый нежный смех, какой только можно представить.

– Вы найдете ее. Я поговорю с Канара, моим отцом. Обещаю, что он будет счастлив помочь, используя свое влияние. В конце концов, вы спасли его единственного ребенка.

Я уже хотела было поблагодарить ее, когда в дверь постучали. Это была Корайс.

– Простите, капитан, – сказала она. – Лодка адмирала на пути сюда.

Когда она говорила, ее глаза скользнули на принцессу, затем на меня, затем опять на принцессу.

– Я присоединюсь к вам через минуту, легат.

Корайс отдала мне честь. Это был ее каприз, однако она хотела, чтобы моя значительность произвела на Ксиа впечатление. По крайней мере, мне так показалось. Затем Корайс еще раз коротко поклонилась.

– Простите, принцесса, – сказала я. – Служба зовет.

Ее взгляд потускнел.

– Конечно, вы должны отправляться к своему адмиралу.

Я рассмеялась.

– Напротив, моя госпожа, адмирал приедет ко мне. На нашем флоте адмирал выполняет мои приказы.

Глаза Ксиа сверкнули:

– Удивительно! Женщина – командир! Мы должны еще поговорить, капитан.

Она протянула руку. Я поклонилась, легко касаясь ее мягкой плоти губами. Она дрожала. Я выпрямилась, с трудом справившись с подступающим к горлу комком, и быстро попрощалась.

Холла Ий вошел в мою каюту. До этого я велела стражницам убрать свои вещи, принести стол и стулья, приготовить легкие закуски. Кроме сердитой поступи адмирала, первое, на что я обратила внимание, – Холла Ий был один. Это означало, что он не хочет свидетелей нашего разговора.

Он посмотрел мне в глаза.

– Вы заварили всю эту кашу, капитан Антеро, – лязгнул его голос. – И, если мы не будем действовать быстро, с нас сдерут шкуру – или того хуже.

Меня возмутило его обвинение.

– Что я сделала?

– Спасли этих конийских ублюдков, вот что вы сделали! И я первым признаю, что это был смелый поступок, но, черт возьми, как это глупо!

– С каких это пор спасение людей считается глупым? Я всегда думала, что один из неписаных законов моря – прийти на помощь другому моряку!

– В ваших морях – возможно. Но не в моем. И особенно не в этих водах!

Я не ответила сразу: я гадала, что так взволновало его. Холла Ий взглянул на меня, глубоко выдохнул остатки гнева и снова взял себя в руки.

– Послушайте, капитан, мы через многое прошли вместе. Я все еще недолюбливаю вас – я достаточно честен, чтобы сказать это. Мне кажется, наши чувства взаимны. Но я глубоко уважаю вас за ваши действия. Сейчас в наших отношениях кризис, и мне очень жаль. У нас не было времени поговорить после того случая с Сарзаной, в этом причина наших проблем.

Во мне зашевелился червячок беспокойства, которое поселилось в моей душе, когда Корайс разбудила меня. Вдруг все поняв, я опустилась на стул и наполнила два бокала крепким вином. Когда Холла Ий удовлетворенно кивнул, заметив, что я догадываюсь, о чем пойдет речь, и сел напротив, мы осушили бокалы и наполнили их вновь.

– Как мне кажется, – наконец начал Холла Ий, – все сказанное Сарзаной – ложь. Более того, все противоположное сказанному, – правда. Он был настоящий ублюдок, и конийцы ненавидели его. Они не могли убить его из-за проклятия. Вот в чем правда. Любой кониец, убивший монарха, погибнет. Поэтому они не могли придумать ничего лучше, чем бросить его на острове. Затем они собрали всех волшебников и волшебниц королевства, которые заколдовали остров так, чтобы Сарзана никогда не мог выбраться оттуда.

– А мы… мы освободили его, – подхватила я. – Но это не наша вина! Ведь Гэмелена не было рядом, откуда нам знать, что Сарзана накинет на наши глаза волшебное покрывало?

– Вы думаете, старый волшебник смог бы нам помочь?

– Конечно! Он мог обмануть всех нас, но не Гэмелена, до того, как он был ранен. Об этом говорил раньше капитан Страйкер, и это слишком поздно поняла я сама. А моих способностей недостаточно, чтобы сражаться с таким опытным волшебником, как Сарзана. Как бы то ни было, это уже в прошлом. Нас оставили в дураках, но при помощи сильного колдовства. Нам нечего стыдиться.

– Я и не говорю о стыде. Стать богатым и умереть в старости – это все, что меня волнует. А теперь вы должны сохранить наш разговор в тайне, в противном случае у нас нет шансов дожить до седых волос, если хотя бы одно слово о том, что произошло, достигнет не тех ушей.

– Особенно тех конийцев, которых мы спасли.

– Да, – согласился Холла Ий. – До того, как это случилось, мы собирались обмануть их. Быстро проникнуть в порт, получить от них помощь и убраться к черту, пока они не поняли, что не кто-нибудь, а мы упустили этого дьявола. И наш план – плохо продуманный с самого начала – потерпел крах после того, как вы спасли этих людей. На флоте нет секретов. Мир слишком тесен. Как только мы бросим якорь в их порту, конийцы все узнают, и тогда нам конец. С их точки зрения, нас убить мало.

– Может быть, Сарзана утонул, – предположила я, понимая, что это неубедительно. – Ведь он был в довольно утлой лодочке.

Холла Ий покачал головой.

– Он слишком гадок, чтобы утонуть. Даже рыбы выбросили бы его обратно. У меня есть подозрение, что, пока мы разговариваем, он благополучно добрался до дома и уже воодушевляет чернь.

– Но мы спасли конийскую принцессу! Это что-нибудь да значит!

– Конечно! Они не станут выкалывать нам глаза, после того как снимут кожу. Вот и все, что это значит.

Я погрузилась в молчание, медленно потягивая вино и соображая, как найти выход.

– Мы сможем сделать только одно, – сказал Холла Ий.

– Что же?

Холла Ий помялся.

– Мы бросим их обратно в море. И они утонут, как и должно было случиться во время шторма. А мы как ни в чем не бывало поплывем в Конию с нашей просьбой. И свидетелей не будет, как только старухин рот закроется навсегда.

Я покачала головой.

– Я не буду делать этого.

Из рассудительного Холла Ий превратился во взбешенного.

– О боги! Я утоплю их сам, если вы не можете!

– Я не воюю с мирными людьми. Они не причинили нам вреда.

– Но они все-таки должны умереть! Даже если вам не хочется вмешиваться! – закричал Холла Ий. Его рука судорожно сжала меч. Я встала, пнув в сторону стул.

– Да, я не хочу. И это мое последнее слово. До тех пор, пока я командую здесь, до этих людей никто не дотронется.

Казалось, Холла Ий вот-вот вынет меч из ножен. Я приготовилась дать отпор. Затем он попытался взять себя в руки, и это ему удалось. Я услышала скрип кожи, бросив взгляд назад, я увидела, что дверной проем заполнила собой Полилло. За ней была Корайс. Мы настолько горячо и громко спорили, что они прибежали посмотреть, не нужна ли мне помощь. Помощь была не нужна. В конце концов, убийство Холлы Ий ничего бы не решило. В качестве награды мне достаточно было бы мятежа.

– Мы не должны сражаться друг с другом, – сказал Холла Ий. – Возможно, есть другой выход. Я вернусь на свой корабль и все обдумаю.

– Я и сама поломаю голову.

– Тогда поговорим завтра, капитан?

– Как вам будет угодно, адмирал!

Когда он вышел, я посмотрела на своих легатов:

– Что вы слышали?

– Достаточно много, чтобы войти сюда, – ответила Полилло.

– Половина корабля слышала, нельзя сказать, что вы разговаривали шепотом, – добавила Корайс.

– Выход должен быть, – сказала я. – Надо поговорить с Гэмеленом.

76
{"b":"2570","o":1}