ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мы приблизились слишком близко к месту сражения, и я крикнула Холле Ий, чтобы он отдал приказ об отходе. В случае опасности мы могли поддержать фланг Базаны, если его прорвут, но пока в этом не было необходимости. Мы заняли новую позицию, с корабля Трахерна по-прежнему не было приказа для нас о вступлении в бой. Нам оставалось только ждать. Битва между тем продолжалась. Люди кричали, умирали, заливая кровью палубы, сверкали мечи, повсюду дымно горели корабли.

Некоторые корабли уже тонули, матросы выпрыгивали за борт, отчаянно цеплялись за обломки, молили о помощи. Некоторые заметили наши галеры и пытались доплыть до них, но было слишком, слишком далеко, их головы одна за другой исчезали в волнах. Ветер относил суда, потерявшие управление, от места боя, на палубах некоторых из них еще не затихла схватка, другие были безжизненны. Большая часть таких неуправляемых кораблей принадлежала конийцам. Потом я увидела, что конийские суда разворачиваются – отступают. Некоторые из них были страшно изуродованы – сломанные мачты тащились за ними на уцелевших тросах, другие горели, третьи были невредимыми.

Полилло, машинально до боли сжимая рукоятку топора, ударяла топорищем по открытой ладони, которая уже покраснела. Ее лицо было искажено бессильным гневом.

– Сопляки, – сплюнул Страйкер. – Перетрусили, еще не начав драться. Полдня еще не прошло.

Я посмотрела на солнце, которое стояло высоко. Я не заметила, как прошло несколько часов. И тут магия Сарзаны приподняла туманную завесу, и его секретное оружие вступило в бой. Это был маленький флот из кораблей, которых я раньше никогда не видела. Они были немного длиннее наших, ориссианских галер, несколько шире, с одним рядом весел. Странным их делала не их окраска – цвета крови и смерти, – а отсутствие мачт. Они были полностью закрыты сверху железной крышей и поэтому напоминали многоногих черепах. Взять на абордаж такое судно, учитывая закрытую палубу и маневренность, было почти невозможно. В тот момент я бы не очень хотела оказаться на месте конийского капитана, потому что я не представляла, как можно бороться с этими неуязвимыми кораблями. Их было около тридцати, и они клином ударили в промежуток между центром и флангом адмирала Борну.

Страйкер выругался, а Дюбан застонал.

Корайс была спокойна.

– Не понимаю, чем они будут сражаться. Может, Сарзана их специально выпустил, чтобы нас напугать.

Но уже через несколько секунд мы поняли, что «черепахи» смертельно опасны. У них были тараны, но какие-то особые. Первая «черепаха» ударила конийский корабль и отошла назад, словно ничего не случилось. Таран не завяз в теле врага, что бывает очень опасно, когда поврежденный корабль начинает тонуть. Конийское судно, вздрогнуло от удара, потом завалилось набок, когда вода ринулась в трюм. Через несколько секунд конийский корабль утонул. Я решила, что тараны на «черепахах» или снимаются и остаются в корпусе поврежденного корабля, или – что более вероятно – втягиваются назад в корпус после удара. Но у «черепах» было и другое оружие. Одна из них, проплывая мимо конийского корабля, открыла люки в палубе и дала залп из катапульт зажженными стрелами. Дымные траектории прочертили воздух. Матросы Сарзаны, закрыв люк, в безопасности перезарядили катапульты. Конийский корабль загорелся моментально. Видимо, на стрелах была смола или они несли какое-то магическое зажигательное вещество.

Когда палуба конийской галеры полностью оказалась охваченной пламенем, я услышала, как Ксиа подавила испуганный крик. Никто, кроме меня, этого не слышал. Я с гордостью подумала, что для новичка она вела себя лучше, чем многие. Я во время долгого марша к месту своего первого боя узнала, что ожидание схватки убивает храбрость лучше, чем вид самого страшного врага.

Битва была в полном разгаре. За «черепахами» наступало западное крыло флота Сарзаны – больше сотни обыкновенных кораблей. Я не знала, что делать. Конийский флот погибал на глазах. Слева корабли адмирала Базаны отступали, в центре силы Трахерна были окружены, а справа «черепахи» и следовавшее за ними подкрепление атаковали фланг Борну. Когда корабли Борну начали паническое отступление, я поняла, что сделать ничего не могу. Если бы у меня была тысяча стражниц и сотня галер! Правый фланг отступал, используя магический ветер Сарзаны, который гнал нас в открытое море. По пятам за ними гнались «черепахи» и большие галеры Сарзаны.

Остальные конийцы, должно быть, почувствовали, что правый фланг прорван, и дрогнули. Корабли Трахерна и Базаны начали беспорядочное отступление. Не все могли спастись – некоторым не удалось вырваться из котла в центре, и их ждала неминуемая смерть. Я видела, как корабль Базаны отворачивает от мели, а флагман Трахерна на всех парусах, сгибая весла, спасается с места боя. Сволочь! – подумала я. Привел своих людей на бойню и теперь не имеет мужества разделить с ними их судьбу. Может, в прошлом он и был храбрецом, но с возрастом, видимо, вся храбрость исчезла.

Мимо нас проплыл первый корабль, матросы кричали нам, чтобы мы спасались, потому что битва проиграна, и даже мертвецы поднялись со дна, чтобы сражаться против них. Я подумала, что это они от страха, но тут ветер донес до нашей галеры такую трупную вонь с одного из кораблей, что меня чуть не вырвало.

Я поняла, что у нас нет выбора. Холла Ий тоже пришел к этому решению. Через рупор и флагами он отдал приказ отступать и не ввязываться в безнадежную схватку.

Ксиа закричала в бессильной ярости, что он трус, потом резко повернулась ко мне, когда я отдала такой же приказ Страйкеру.

– Не смейте! – безумно кричала она, плача. – Вы не лучше, чем…

– Молчать! – рявкнула я на нее. – Ты хотела быть солдатом? Смотри, как это бывает!

Она замерла на мгновение, потом поняла, что происходит. Ее плечи поникли, и она отвернулась от меня.

Теперь я видела корабли Сарзаны отчетливо, и у меня перехватило дыхание. Конийские моряки были правы. На палубах вражеских судов я увидела существа, которые когда-то были людьми, – гнилые трупы, мумии, засушенные пустынным ветром, вздутые белые утопленники. Некоторые работали с такелажем, другие обслуживали катапульты или терпеливо ждали с луками или копьями, когда можно будет нанести удар. Я вспомнила рассказ моего брата, в котором говорилось о городе живых мертвецов. Город был расположен далеко на востоке, почти на границе Далеких Королевств, правитель города был тоже мертвецом, и Амальрик едва сам там не погиб. Но с ним был Серый Плащ, а со мной его не было.

Запах тлена окружал нас со всех сторон, и даже наши закаленные пираты стали проявлять признаки страха. Все же, несмотря ни на что, они быстро выполняли команды. Мы начали отступать вместе с остальными.

И тут я поняла, откуда взялись эти трупы. Мои способности к магии сослужили мне службу. Поняв, в чем дело, я тут же придумала защитное заклинание. Я приказала Ксиа сбегать в каюту и принести ее косметический набор. Она с удивлением посмотрела на меня, и я заорала, чтобы она пошевеливалась. Она подчинилась. Через несколько секунд Ксиа вернулась с косметичкой и отдала ее мне. Там я нашла флакон духов, откупорила его и понюхала. Запах подходил идеально – тяжелый, сильный, основанный на цветах.

Я подбросила флакон в воздух, он полетел, разбрызгивая содержимое. Я начала читать заклинание, слова сами приходили на ум:

Цветок, найди,
Найди своего врага,
Вцепись в него,
Измени его,
Ты сильнее,
Ты на земле
И из земли,
Он пришел из бездны.
Возьми его,
Измени его.

Запах мертвечины исчез.

– Это обманные чары! – закричала я. – Эти трупы на самом деле обыкновенные люди, как вы и я. Это просто магия архонта!

Мои слова или просто то, что я не впала в панику, разрядили обстановку. По крайней мере, люди нашли в себе силы оглянуться. На кораблях Сарзаны по-прежнему были мертвецы.

96
{"b":"2570","o":1}