ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Чужое тело. Чужая корона
Заставь меня влюбиться
Бумеранг мести
Белое и черное
Резиденция феи
Кина не будет
Живи как кот
Прекрасные
Воображаемые девушки
Содержание  
A
A

– Я разрушу и эти чары тоже! Я… – закричала я, но тут же запнулась.

Битва была окончена, но не для всех. Две галеры плыли назад, навстречу кораблям Сарзаны! Мне не нужно было напрягать зрение, чтобы понять, что это корабли Нора. Меня не восхитил этот порыв самоубийственной храбрости. Я видела и знала стражниц, которые, забыв о своих жизнях, бросались в гущу врага, с наслаждением распевая песню смерти. Но на борту этих двух галер было восемь моих женщин, которые вовсе не хотели умирать. Ну что ж, – подумала я. Значит, Нору придется заплатить за это. Потом настанет очередь Сарзаны и архонта.

Эти две галеры были сразу окружены «черепахами», и больше ни в тот день, ни вообще никогда я их не видела. Но у меня не было времени на сожаления. С запада на нас надвигались большие галеры Сарзаны.

– Полилло! – крикнула я, и мой легат бросилась к волнующимся расчетам катапульт, стоящих по обе стороны от фок-мачты. Катапульты были взведены, в обоих желобах – по стреле, соединенные матерчатой сеткой с железной цепью внутри. Цепи были тонкие, но я наложила на них чары прочности.

Прямо на нас шел огромный корабль, его парус раздувался от магического ветра Сарзаны, и я слышала приглушенные радостные крики солдат на его борту. Они думали, что мы попали в ловушку.

Голос Полилло заглушал их вопли:

– Спокойнее… спокойнее… Немного левее… еще чуть-чуть… Стоп!

– Огонь! – выкрикнула я, и катапульты тренькнули, как колокольчики, по которым ударили железным прутом. Катапульта с левого борта промахнулась, но справа стрелы полетели верно. Как и на испытаниях, цепь между ними натянулась и ударила прямо посередине мачты вражеской галеры, срезав ее как бритвой. Парус, обломки мачты, реи посыпались на палубу.

Это был единственный удар, на который у нас хватило времени и который спас нас от окончательного поражения.

Пришло время спасаться, потому что «черепахи» были близко и нам грозила гибель.

Мы подняли все паруса, и гребцы налегли на весла. Я поблагодарила Маранонию за то, что, готовясь к битве, мы не убрали паруса с мачт, как положено. Теперь, когда часть чар архонта разрушена, будет легче справиться с остальным его колдовством. Может быть, тогда удастся остановить бегство конийцев и они будут сражаться.

Я одновременно думала, какие слова и ингредиенты потребуются для колдовства и как дать сигнал Трахерну. Я подошла к борту и взглянула на залив. Мы почти вышли в открытое море. Конийские корабли в беспорядке отступали, каждый сам по себе, не заботясь о других. Удастся колдовство или нет, сегодня сражаться они не будут.

Слишком поздно мне или кому бы то ни было применять магию.

Хорошо еще, что у кораблей Сарзаны не было преимущества в скорости по сравнению с конийцами, иначе они потопили бы их все. Флот Сарзаны поворачивал назад. Волны открытого моря опасно накреняли «черепах», и они, неприспособленные к плаванию в плохую погоду, поспешили вернуться в безопасные воды залива. Они выполнили свою задачу. Через несколько минут весь флот Сарзаны повернул назад. Никакой магии не понадобилось. Сарзана разбил наш флот и одержал победу.

Далеко позади я увидела галеру Трахерна. Он бежал один из первых, но кораблем управляли так неловко, что он безнадежно отстал от остального флота. Не успела я хорошенько рассмотреть флагман, как он вспыхнул ярким пламенем и взорвался! Через несколько секунд до нас донесся гул взрыва.

Не успело погаснуть пламя, как в небе над погибающим кораблем пронесся призрак.

Это был архонт, я видела его лишь мгновение; оскалив зубы, он выл, радуясь победе. А потом небо опустело, и мы остались наедине с горечью поражения и скорбью по убитым.

Глава двадцать первая

КУКЛОВОД В КРУГЛОЙ БАШНЕ

Только в сумерках конийские корабли замедлили свой бег. Это было не первое паническое отступление, которое я видела, и, думаю, не последнее. Только пораженные страхом солдаты могут бежать так далеко и так быстро. Они останавливаются, только когда падают от усталости, а враг остался далеко позади, или если встречаются с чем-то более страшным, от чего они бежали с поля битвы, где грохочут барабаны победителя.

То же происходило с конийским флотом. Мы были в открытом море, далеко от Изольды. С каждой пройденной милей опасность попасть в шторм увеличивалась. Кроме того, часть матросов видела, что корабли Сарзаны повернули назад и прекратили преследование. Вокруг уцелевших командирских кораблей стали формироваться небольшие отряды.

Сарзана совершил большую ошибку. Ему нужно было преследовать нас по крайней мере до темноты, чтобы конийцы с наступлением ночи были уверены, что демоны сидят у них на хвосте.

Думаю, тут есть два объяснения. Первое – Сарзана одержал большую победу и ему лень было добивать нас поодиночке. Такова беда многих правителей – они обращают свою энергию на великие цели и игнорируют малые. Кстати, поэтому, если идет война между гениальным генералом и подлыми бандитами, будет разумно поставить на бандитов. И второе – архонт нашлет на нас страшную бурю, которая потопит большинство кораблей, так что до дома с вестью о поражении доберутся немногие. Я чувствовала магические флюиды в воздухе, когда мы только отплывали от Тицино вслед за убегающим конийским флотом, подавая им сигналы, которые они игнорировали. К тому времени, когда корабли спустили паруса, все признаки надвигающейся бури были налицо. Холодный ветер дул со стороны Тицино, срывая с волн пену. Барометр падал.

Через несколько часов нам придется бороться с бушующим морем, но пока надо было решить более важную проблему.

Мы приблизились к галере Базаны, которая стала флагманом остатков флота, и просигналили ему, чтобы он пригласил на совещание капитанов всех кораблей, а не только командиров подразделений. Я подумала, что на флагмане места более чем достаточно, так как уцелело менее половины всего флота. Я стала ждать, раздумывая, как поступить, если моим приказам адмирал не подчинится, но потом с облегчением увидела сигнальные флаги на мачте, а потом со сгущением темноты – мигание сигнальных огней. Ближние корабли повторили команду, и к флагману направились капитанские катера.

Я отдала приказ на ближайшую галеру Нора, что он не должен присутствовать на капитанском совещании, а явиться ко мне на галеру, после моего возвращения. Я хотела дать время «сломанным людям» подумать о нарушенной клятве. Потом я сказала Корайс, Ксиа и Гэмелену, что хочу, чтобы они отправились на совещание вместе со мной. Ксиа я приказала надеть доспехи. Она удивилась, но я сказала, что скоро ей все будет ясно.

Полилло я оставила своим заместителем: во-первых, потому, что я хотела, чтобы у меня было сильное прикрытие, а во-вторых, то, что я задумала осуществить, ей мало подходило. Мой легат была по натуре чересчур честной и болезненно переносила несправедливость. В тот момент я была уверена, что нам потребуется применение весьма жестких мер. Я не хотела, чтобы Полилло в этом участвовала.

Сначала я послала на флагман сержанта Исмет с десятью тяжело вооруженными стражницами, корабельным плотником и его помощниками, двумя матросами и некоторым оборудованием. Вслед за ними мы вчетвером отплыли на другой лодке и направились к галере Холлы Ий. Я объяснила ему, что собираюсь предпринять на конференции и что это – единственный наш шанс спастись.

У меня было довольно времени для разработки плана, пока мы бежали с места боя вслед за конийцами. К моему удивлению, Холла Ий слушал внимательно, а потом ворчливо признал, что я права и разработанная мной стратегия верна. Мне кажется, ему не давала покоя мысль, что план придумал не он и не он будет возглавлять операцию. Все-таки пока он был моим союзником. Я не строила иллюзий – рассчитывать на пирата на более длительное время было опасно.

Когда мы подгребли к кораблю Базаны, мой гнев несколько поутих. Он не бежал при первом же выстреле врага. Его галера была серьезно повреждена боевыми машинами Сарзаны. Крыши палубных надстроек и часть борта были снесены. Главная рубка потемнела от гари, подожженная стрелами катапульт, половина весел была сломана. Мачта покосилась, две подпорки были начисто снесены. По палубе сновали матросы, спешно заделывая повреждения. Они старались не смотреть на ряд прикрытых парусиной трупов на корме, ожидающих погребения.

97
{"b":"2570","o":1}