ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Занимаясь проблемами личного характера, я не мог не думать о своей бывшей супруге. Однако я понимал, что, как бы осторожно я ни заводил разговоры на эту тему, кто-нибудь обязательно обратил бы на это внимание и покачал бы головой, жалея бедного Дамастеса, все еще тоскующего по ней. Поэтому я воздержался от расспросов. Мне было известно лишь то, что было известно всем: Маран по-прежнему находилась в ссылке в Ирригоне. Над ней насмехались за хладнокровную попытку завлечь в свои сети императора, закончившуюся провалом.

Больше всего меня мучило убийство Карьяна. Несмотря на то что рассудком я понимал, что действовал, подчиняясь чужому влиянию, что моя воля была парализована, я терзался стыдом и раскаянием. Я долго гадал, сможет ли кровь смыть эти чувства, и принял твердое решение непременно проверить это на деле. И все же постепенно, по мере того как я погружался в другие заботы, воспоминания об этом кошмаре тускнели, отступали на задворки моего сознания.

В прошлом году урожай в Нумантии был собран скверный; провиант подвозился к нам бесконечно долго, и очень часто оказывалось, что он испортился в дороге.

То же самое можно было сказать о пополнении. Наша армия перешла границу Майсира, имея численность почти два миллиона человек. Общие потери – убитыми, ранеными, пропавшими без вести – составили около ста пятидесяти тысяч человек. Нам нужно было не просто получить подкрепления, чтобы вернуть армии былую силу, – мы должны были увеличить численность наших войск, чтобы прорвать фронт под Пендой. Вновь созданные гвардейские корпуса должны были завершить обучение, на какой бы стадии оно ни находилось, и двинуться вместе с остальной армией на юг, неся потери. Наша армия, перейдя границу, не предпринимала почти никаких попыток наладить добрые отношения с майсирскими крестьянами. Наоборот, в полном соответствии с имперской политикой, солдаты «подкармливались» за счет местного населения.

В результате у нас в тылу, где должны были царить спокойствие и порядок, плодились «бандитские» отряды, ибо что еще остается делать крестьянину, у которого угнали весь скот, вытоптали поля, опустошили погреб и к тому же – к моему великому стыду – обесчестили жену? Законы Нумантии запрещали подобное варварство, но кто спешил их выполнять, если вся армия жила организованным грабежом?

Подобные преступления породили у нас в тылу партизанское движение, к которому примкнули негареты, слишком умные, чтобы сразиться с нашей армией в открытом бою. Вместо этого они совершали набеги на караваны, доставляющие нам продовольствие. А что касается пленных – за офицеров, людей состоятельных, брали выкуп. Иногда. Но простые солдаты были обречены. В лучшем случае их продавали в рабство.

Новые части, не имеющие боевого опыта, обречены погрязнуть в бесконечных стычках, теряя каждый раз по нескольку солдат. Подобно лошади, обезумевшей от оводов, наша армия, продвигаясь на юг, будет лихорадочно метаться из стороны в сторону, и майсирские крестьяне, познав на себе ее гнев, сделаются бандитами.

Я не смог придумать ничего лучше, чем отряжать кавалерийские отряды таким образом нарушая мое второе правило: держать всю конницу в одном кулаке, – чтобы они сопровождали новобранцев и обозы с продовольствием в пути между укрепленными пунктами, обороняемыми пехотой. Эти тыловые подразделения ослабляли то, что я считал «своей» армией. Правда, в виде компенсации мы получали возросший поток пополнения и припасов. В результате мы постепенно набирались сил.

Я лично проводил рекогносцировку, разъезжая вдоль наших позиций. Мне нужно было найти слабое место. Император хотел атаковать неприятеля в лоб на всем протяжении фронта, что, как и другие его безумные предприятия, гарантированно должно было окончиться провалом. Порой в спорах мы переходили на крик, и в конце концов мой крутой нрав уроженца Симабу дал о себе знать, и я взорвался:

– Какого черта тебе нужно? Ты хочешь отправить всю свою армию прямиком на Колесо, мать твою? Если так, ищи себе другого дурака командовать войсками!

С этими словами я стремительно вышел. Тенедос догнал меня, когда я уже садился на коня, и упросил вернуться назад.

Его отношение ко мне резко изменилось. Он словно снова превратился в простого чародея, а я стал его главным помощником. Это напомнило мне былые дни. Тенедос налил себе рюмку бренди и предложил мне стакан сока, показавшегося бесконечно вкусным после отвара из сушеных фруктов на колодезной воде. Он заговорил, стараясь не выдать своего недовольства:

– В таком случае, где же мы будем атаковать?

Разглядывая карту окрестностей Пенды, я вспомнил про холм, вдающийся в позиции майсирской армии, представляющие собой не более чем цепочку вырытых в спешке неглубоких окопов. За этим холмом я смогу незаметно накопить любое количество солдат, если только магия императора укроет их от майсирских чародеев.

– Вот здесь, – сказал я, ткнув в карту пальцем.

– Пусть будет так, – согласился Тенедос.

– Как говорят майсирцы: «Слушаю и повинуюсь», – ответил я.

Начались бесконечные совещания, всегда проводившиеся в обстановке строжайшей секретности, что было вызвано страхом как перед шпионами, ибо в Пенде до сих пор оставалось немало майсирцев, так и перед магией. Император клятвенно заверил нас, что он вместе с Чарским Братством сможет пресечь любые попытки майсирийских колдунов, хотя затем грустно добавил, что действительно эффективное заклинание может быть наложено так искусно и скрытно, что обнаружить его будет невозможно.

Как только план предстоящего наступления был составлен, в него были посвящены военачальники высшего ранга, и со всех была взята клятва о неразглашении тайны. Затем наши части начали выдвигаться на исходные позиции. Я пошел на риск и вернул в Пенду всю кавалерию, выделенную для охраны обозов с припасами. Мне были нужны каждый человек, каждая лошадь.

Мой замысел был прост. Первыми вступают в бой разведчики Йонга, затем три корпуса Имперской гвардии, сосредоточенные на плацдарме, начинают наступление на позиции неприятеля, имея задачу прорвать линию обороны и повернуть направо, чтобы заставить майсирцев растянуть фронт. В образовавшуюся дыру я собирался бросить половину своей кавалерии, которой теперь командовал Нильт Сафдур, и она должна была ударить майсирцам в тыл. Тем временем пехота, ринувшись в прорыв, укрепит позиции гвардейских корпусов. После этого вслед за передовыми частями двинутся наши главные силы, и, как хотелось бы надеяться, вся неприятельская армия начнет отход.

Я приказал Йонгу ввести свои штурмовые отряды в брешь в позиции противника и стремительно продвинуться вперед так далеко, как он только сможет. Следом за ним будут идти тяжелая кавалерия и драгуны. Йонгу предстояло продолжать наступление до тех пор, пока он не начнет нести большие потери, после чего в атаку будут брошены свежие части. Затем он должен был перейти к набегам на тылы и коммуникации неприятеля, причиняя ему как можно больше беспокойства.

– Ты хочешь сказать, что действительно не собираешься уничтожить моих разведчиков вплоть до последнего человека, бросая их на майсирские окопы? – одобрительно усмехнулся Йонг. – Мне по душе твой план.

– Да на тебя мне наплевать, – огрызнулся я. – Просто слишком накладно обучать новых диверсантов.

– Ну наконец-то! – воскликнул Йонг. – Наконец-то у нашего верховного командования появилась первая искорка разума. Трепещи, весь мир! Скоро тебе настанет конец. Умар очнется от сна, Ирису достанет свою голову из задницы, а Сайонджи обретет новое воплощение в виде богини ягнят и цветов.

Я рассмеялся.

– Ты свободен.

Колдуны Чарского Братства сотворили свои заклинания. Если бы магию можно было увидеть глазами, наши позиции выглядели бы так, словно перед ними разожгли дымовые шашки; густые, непроницаемые тучи потянулись в сторону майсирцев, скрывая линию фронта от их чародеев.

Наступление началось перед самой полуденной трапезой.

Наверное, это было жуткое зрелище: плотные ряды нумантийских солдат спустились вниз по склону холма, неся смерть. Тучи стрел поднялись в небо, воздух вспороли копья и дротики, и наши воины стали падать. Но бреши тотчас же заполнялись, и страшный вал катил дальше. Майсирские позиции были прорваны.

100
{"b":"2572","o":1}