ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Призрак Канта
Я ненавижу тебя! Дилогия. 1 и 2 книги
Превышение полномочий
Су-шеф. 24 часа за плитой
Бумажная принцесса
Безмолвные компаньоны
Кишечник долгожителя. 7 принципов диеты, замедляющей старение
Строим доверие по методикам спецслужб
Страна Чудес
A
A

– Если бы я знала, что ты собираешься кончить так быстро, я бы стала ласкать тебя ртом, – сказала Алегрия. – И еще я даже не представляла себе, что мужчина может накопить в себе столько этой жидкости.

– Это еще мало, – возразил я. – Учти, с тех пор, как мы с тобой расстались, у меня больше никого не было.

– Насколько я заметила, сэр, в твердости вы по-прежнему не уступите ни одному из тех, кто стоит на стенах. – Внезапно голос Алегрии стал другим, грудным, чувственным. – А теперь иди ко мне, ибо видят боги, как я тебя люблю!

Разбросав одежду по всей комнате, мы лежали на коврике перед мерцающим огнем в камине. Не покидая чрева Алегрии, я обнял ее за талию. Она обвила своими длинными ногами мои бедра, и я донес ее до узкой кровати. Тут мой взгляд упал на кое-что получше – на длинную низкую скамью, обитую мягкой тканью, стоявшую у завешенной гобеленом стены. Я уложил Алегрию на скамью так, что ее бедра оказались у самого края.

– Ты выскочил, – разочарованно воскликнула она. – И теперь вытекаешь из меня.

– Не переживай, – успокоил ее я, опускаясь на колени и снова проникая членом во влажное чрево.

Я принялся размеренно двигаться взад и вперед, каждый раз едва не выходя из Алегрии, и она, застонав, стала водить своими ступнями по моим ногам.

Ее дыхание участилось, стало громче; Алегрия бессвязно забормотала, выкрикивая ругательства, мое имя. Ее ноги поднялись мне на плечи, и я, крепко схватив их, оставаясь глубоко в ней, потянул ее за бедра. Она вскрикнула, не в силах сдерживать обуреваемые ее чувства.

– Как было бы чудесно, – мечтательно произнесла Алегрия, – если бы ты этой ночью подарил мне ребенка.

Ее слова на мгновение вернули меня к действительности.

– Ты в самом деле этого хочешь?

– Естественно, – сказала Алегрия. – Я стала совсем бесстыжей, Дамастес, и... и пойду на все, что крепче привяжет тебя ко мне.

– Тебе больше ничего не нужно делать, – искренне заверил ее я. – Ибо я твой, до тех пор, пока ты того желаешь.

– И как долго будет продолжаться эта вечность? – прошептала Алегрия.

Где-то перед рассветом ко мне вернулся рассудок, и я вспомнил, что не позаботился о своих людях, о нашей безопасности. Обругав себя за глупость, я тихо встал с кровати, стараясь не разбудить Алегрию, накинул на плечи плащ и подошел к окну, заранее боясь того, что увижу. По стене расхаживал Красный Улан, и во дворе тоже дежурили двое часовых.

Да, мои солдаты обошлись без меня и подарили мне несколько часов счастья. Я не сомневался, что ни один из них ни словом не обмолвится о моей глупости и о той услуге, которую они мне оказали. Я мысленно дал себе слово щедро вознаградить этих людей, как только у меня появится возможность.

Оглядываясь назад, я вижу, какой же пустой, какой же бессмысленной была эта клятва, ибо в действительности я смог дать этим людям лишь боль, смерть и жалкие могилы на далекой чужбине.

Очередной проблеск здравого рассудка напомнил мне, что через несколько часов император собирается торжественно войти в Джарру, и, если при этом не будет присутствовать первый трибун, начнутся кривотолки. Я разбудил Алегрию, и мы оделись. Девушка уже успела собрать свои немногочисленные пожитки. Робко улыбнувшись, она показала мне заколку с котенком, которую я ей подарил, кажется, целую вечность назад.

Я посадил Алегрию позади себя, и мы быстрым галопом тронулись назад в Джарру.

Вступление Великой армии Нумантии в Джарру напоминало не столько торжественный парад, сколько погребальную процессию. Длинные колонны оборванных солдат шли под проливным дождем, а на улицах не было зевак, встречающих их восторженными криками. Половина нашей кавалерии, лишившись лошадей, вынуждена была идти в пешем строю; разномастные повозки давно не видели свежей краски. Наши замечательные музыканты шли усталые и измученные, многих скосили болезни, так что музыка, отражавшаяся от стен домов с пустыми глазницами, звучала негромко и жалобно.

Но мы держали головы высоко, и наши сапоги выбивали по брусчатке зловещий ритм. Какими бы обтрепанными мы ни были, мы по-прежнему были готовы к бою.

Но куда же запропастился неприятель?

Тенедос раздраженно стиснул губы; его лицо залилось краской.

– С Нумантией это не идет ни в какое сравнение, – презрительно пробормотал он. – Ха! И это их лучший город? Всего-то в нем только, что он большой. И куда, черт побери, подевался король Байран? Он должен был встречать меня, опустив свои знамена в грязь, отдавая свое убогое королевство!

Ну да ладно. Раз мы мало чего добились, захватив Джарру, по крайней мере, я позабочусь о том, чтобы мои солдаты получили лучшее. Домициус Отман!

Никогда не покидавший императора ординарец тотчас же подъехал к нему.

– Слушаю, ваше величество!

– Подготовь следующий указ и позаботься о том, чтобы его уяснил каждый солдат:

"Храбрые воины Нумантии! Вы долго проливали кровь и умирали, но ваши жертвы не были напрасны. Дарю вам город Джарру. Со временем он будет переименован; я сам подберу ему новое название, увековечивающее вашу доблесть. А пока располагайтесь в лучших домах города, восстанавливайте силы, питаясь мясом и запивая его вином, которые раздобудут для вас ваши квартирмейстеры.

Но под страхом смерти вам запрещается заниматься грабежом. Джарра должна оставаться такой же прекрасной, какой мы видим ее сегодня. Берегите Джарру, и до тех пор, пока будет стоять этот город, он будет напоминать о славе нумантийской армии".

– Ну как, неплохо? – спросил Тенедос. – Да, Отман, я хочу, чтобы каждый командир, ознакомившись с этим указом, зарубил себе на носу, что его следует выполнять с особой точностью. Любого, кто нарушит мое распоряжение, я прикажу повесить – будь то рядовой, капрал, офицер или генерал.

Итак, наша армия вошла в Джарру. Все офицеры разместились в отдельных особняках, и даже почти каждому солдату досталось по своему дому. Соответственно, улицы получили новые названия. Таким образом, появились авеню Баранской гвардии, улица Первого гвардейского корпуса и так далее. На площадях устроили конюшни, а повозки были расставлены вдоль обочин.

Разумеется, без грабежей не обошлось, но все же эти случаи были единичными, особенно после того, как Тенедос доказал, что не собирается бросать слова на ветер, в течение нескольких часов после печального парада нашей армии повесив двух сержантов и капитана.

Мы обнаружили в городе некоторое количество майсирцев, ибо не все подчинились приказу короля Байрана оставить город. В основном это были старики, хотя попадались и те, кто надеялся извлечь какую-нибудь выгоду из того, что город обезлюдел и перешел в руки Нумантии. Некоторых из них, в основном женщин, после проверки принимали в армейский обоз.

Солдаты мылись в банях, выбирали себе новую одежду, и самый последний рядовой одевался в шелка и тончайшую шерсть. И у каждого был потайной кошель или даже сумка, набитая настоящими сокровищами, – сначала туда складывали все монеты подряд, потом только золото и, наконец, лишь отборные драгоценные камни.

Мне доставляло большое удовольствие разъезжать по улицам или даже просто стоять где-нибудь под навесом, укрывшись от дождя и ветра, и наблюдать за чудачествами наших солдат. Здесь на крытой площадке играл военный оркестр; там солдаты чистили снаряжение, слушая повествования из уст сказителя. Офицеры неторопливо разгуливали по улицам, словно в мирное время. Но все же в городе почти не встречались люди в штатском, и еще меньше было женщин.

Однако, похоже, никто не завидовал мне, что у меня есть Алегрия.

Правда, я замечал, не хватает еще кое-чего. Вина, сладостей, экзотических напитков, коньяка и разных консервов было предостаточно. Но мы нигде не могли найти ни свежего мяса, ни скотины. Совершенно не было хлеба, только зачерствелые буханки в запечатанных ящиках. Мы развернули походные пекарни и тотчас же столкнулись с новой проблемой: в городе было очень плохо с зерном как для выпечки хлеба, так и, что гораздо важнее, с фуражным.

112
{"b":"2572","o":1}