ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Даже и не надейся.

– Ты можешь, если захочешь, взять с собой свою женщину, ту, которую тебе подарили эти ублюдки. Приведи ее в наши шатры, Дамастес. Она будет не рабыней, а принцессой.

– Нет! Ты знаешь, кто я... и что я. Бакр перестал улыбаться.

– Знаю. Знаю, что ты предпочтешь умереть с остальными. И все же я решил сделать тебе предложение. Среди отступающих ты последний, и первый среди тех, кто идет вперед. Решайся, переходи к нам.

Я чувствую, для нас, негаретов, наступают новые времена. Мы поднимемся так высоко, как даже не мечтали, как этого совсем не хочет король Байран.

Я покачал головой. Бакр поморщился, затем пожал плечами.

– В таком случае, постарайся остаться живым. Он отдал приказ, и его воины, развернувшись, стремительно умчались прочь.

Ко мне подскакали капитан Балк, Свальбард и остальные Красные Уланы.

– Трибун, мы на мгновение потеряли вас из виду, и...

– Не берите в голову, – отрезал я. – Ничего страшного не произошло. Возвращаемся к своим.

– Слушаюсь, сэр, – пробормотал Балк. Стыдясь своей оплошности, он старательно отводил взгляд. Свальбард и Курти как-то странно посмотрели на меня, но промолчали. Мы поскакали назад.

Редколесье кончилось, и мы достигли Киотских болот. Сейчас двигаться по ним было даже хуже, чем в прошлый раз, ибо бревенчатые настилы оказались разбиты, и осталась одна непроходимая грязь. Лошади увязали в трясине, и вытащить их не удавалось. Их оставляли околевать или свежевали еще живых. Брошенные повозки перекрывали дорогу и затрудняли продвижение.

Однако те, кто шел по дороге, могли считать себя счастливчиками, ибо многим приходилось сворачивать в топи. Я боялся, что болото засосет нас и мы никогда не сможем из него выбраться. И все же медленно, очень медленно мы двигались вперед.

Я отправил 17-й Юрейский полк в голову колонны, и мы проверили все повозки. Я установил жесткое правило: одна повозка на офицера. Все остальные мы переворачивали вверх колесами, отдавая на разграбление проходящим солдатам, а затем сталкивали в болото.

На телеги, принадлежащие пехотинцам и груженные их снаряжением, я не обращал внимания. Пусть бедолаги хоть как-то облегчат себе жизнь, если, конечно, сумеют сохранить свои повозки.

Домициусы, генералы и даже трибуны жаловались, но я приказал всем заткнуться. Кое-кто пытался было схватиться за меч, но, увидев лучников, приготовившихся к стрельбе, убирался прочь, бормоча ругательства.

Один жирный капитан, перевозивший в пяти повозках коллекционные вина и отборные продукты, расплакался, когда я приказал раздать эти припасы голодным солдатам. Посмеявшись над его слезами, я поехал дальше.

Офицеры жаловались императору, ехавшему в голове колонны. Трижды гонцы доставляли мне из ставки письменные приказы Тенедоса немедленно прекратить произвол. Я благодарил гонцов, отсылал их обратно и продолжал безжалостную чистку. Да, я принес присягу Тенедосу, но это не значило, что я должен был квакать лягушкой, если он говорил: «Болото».

Нам то и дело попадались обезьяноподобные создания, но они вели себя совершенно миролюбиво. Солдаты просили разрешения поохотиться на них, чтобы разнообразить свой скудный рацион, но я неизменно отвечал отказом. Возможно, это были не люди, но мою душу и так тяготило достаточно грехов, чтобы вешать на себя новые. Дважды нам попадались жуткие чудовища, похожие на слизняков, но я заранее подумал об этом и обзавелся действенным оружием. Конечно, было бы лучше, если бы колдуны Чарского Братства наложили на тварей какое-нибудь заклятие, но с таким же успехом можно было мечтать о теплой, солнечной погоде, сухой одежде, горячей бане и пуховой перине, на которой лежала бы Алегрия.

Итак, я приказал всем лучникам иметь по пять-шесть стрел, измазанных в смоле, и держать в кармане огниво или тлеющий трут. Как только гигантские слизняки выползали из полумрака, на них обрушивались потоки зажженных стрел.

Это причиняло тварям боль или по крайней мере раздражение, ибо они сразу же обращались в бегство. Но не все смогли воспользоваться моим оружием, и чудовища не испытывали недостатка в еде. Иногда им доставались лошади, но гораздо чаще – люди.

Наконец полоса болот закончилась, и мы вышли к небольшому каменному городку Сидор.

На противоположном берегу извивающейся реки Анкер, разделенной на многочисленные полузамерзшие протоки, огромным полумесяцем, протянувшимся на многие лиги, стояла майсирская армия численностью в два с половиной миллиона человек.

Глава 26

МОСТЫ ПОД СИДОРОМ

Противник расположился на противоположном берегу и выставил охрану на обоих мостах через реку. При нашем приближении охранение должно было отойти назад, поджигая за собой переправу. Для большей надежности небольшие отряды были размещены также на небольших речных островках.

Майсирское войско выстроилось тремя линиями по дуге с центром в Сидоре, а позади находились многочисленные резервы.

В нашей армии все смешалось. Теперь никто не знал, кто действует на острие атаки, а кто обеспечивает поддержку. Офицеры орали до хрипоты, пытаясь собрать своих людей.

Разведчики Йонга первыми вышли к реке, и между ними и майсирскими солдатами, охранявшими переправу, завязалась перестрелка.

Император Тенедос стоял на вершине небольшого холма с уверенной улыбкой на лице. Рядом находились ординарцы и вестовые, ожидая приказаний.

– Итак, враг перед нами, трибун, – вместо приветствия обратился ко мне Тенедос.

– Похоже на то, ваше величество.

– Ты переправлялся через реку именно здесь, верно?

– Так точно, ваше величество. По пути в Джарру.

– Какая у нее здесь глубина? Ее можно перейти вброд?

– Вряд ли. Конечно, верховой переплывет через узкие протоки. Летом или осенью можно было бы перебросить через них веревки. Но сейчас... – Я указал на стремительные потоки черной воды, кое-где белеющие пятнами льдин. – Если бы река замерзла...

– Или если бы у нас выросли крылья, – недовольно заметил император. Отлично. Не будем ходить вокруг да около. До конца дня разбираемся в нашей путанице и с первыми лучами солнца начинаем наступление. Придется исходить из предположения, что противник успеет сжечь мосты, прежде чем мы их захватим.

Первыми двинутся разведчики, вплавь, при поддержке легкой кавалерии. Следом за ними пойдут саперы. Пусть пловцы натянут веревки. Нам надо будет сразу же захватить плацдарм, иначе мы обречены. Вызовите мне Йонга.

Ординарец бегом отправился выполнять приказ.

– Остальные саперные части должны начать валить бревна для плавучего моста, по которому будут переправляться основные силы армии. Первой пойдет гвардия, она ударит неприятелю в лоб. Наверное, надо будет также нанести отвлекающий удар ниже или выше по течению.

Основные наши силы будут действовать в центре; мы разорвем оборону противника, и он обратится в бегство.

План был простым, и, возможно, он мог привести к успеху, но цена победы должна была стать огромной.

– У вас есть какие-нибудь замечания, генерал армии а'Симабу?

Я внимательно посмотрел на мосты и городок на противоположном берегу.

– План неплохой, – вежливо произнес я, поскольку нас могли услышать ординарцы. – Но у меня есть одно предложение.

– Говори.

Голос Тенедоса был ледяным, как и морозный зимний воздух.

– Быть может, мой император, нам лучше пройти вон туда, чтобы я указал вам несколько слабых мест в обороне противника?

Недоверчиво взглянув на меня, Тенедос тем не менее спустился с пригорка. Домициус Отман направился было следом за императором, но я остановил его выразительным взглядом.

– Ну хорошо, Дамастес, – сказал император, когда мы остались одни. – Что я упустил?

– Ничего, ваше величество. Но возможно, есть способ... скажем так, повысить наши шансы на успех.

– Продолжай.

Мои предложения были краткими. Основная суть плана императора оставалась без изменений. Сомнение на лице Тенедоса сменилось сначала любопытством, затем восторгом. Когда я закончил, император возбужденно закивал.

118
{"b":"2572","o":1}