ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как приручить герцогиню
Плюс жизнь
Врата Кавказа
Буддизм жжет! Ну вот же ясный путь к счастью! Нейропсихология медитации и просветления
Время не властно
Киберспорт
Аэрофобия 7А
Главные блюда зимы. Рождественские истории и рецепты
Холодная кровь
A
A

Хорошо, хорошо. И я полный дурак, что не додумался до этого. Но я не могу поверить, что у майсирцев такая слабая охрана. Ладно, сколько человек тебе потребуется?

– По десять солдат, лучших из лучших, на каждую штурмовую группу. Двадцать человек им в поддержку. И вместе с ними десять ваших колдунов. Потом еще пятьдесят человек, чтобы держать мост и разбираться с теми, кто внизу. Это должны быть лучники. Первые тридцать человек набираем из разведчиков, остальные гвардейцы. Только добровольцев, и чтобы дисциплина была железной.

– По-моему, этого совсем недостаточно.

– Согласен, но от шестисот человек будет больше шума и меньше толку, – сказал я.

– А пока передовой отряд будет выполнять твой план?.. – спросил император.

– Саперы будут валить бревна, войска будут изображать бурную деятельность. Надеюсь, майсирцы решат, что мы начнем наступление с рассветом.

Тенедос хитро усмехнулся.

– Я так понял, ты и себя включил в передовой отряд.

– Разумеется. Разве я могу перепоручить это кому-нибудь другому?

Улыбка Тенедоса стала еще шире.

– Значит, ты конечно же понимаешь, что последует дальше.

– Нет... а, черт! Ваше величество, вы просто не имеете права...

– И все же я пойду с тобой. Разве нам уже не приходилось так поступать в прошлом? Помнишь, что случилось в последний раз?

Я понял, что спорить бессмысленно.

– А если все пойдет наперекосяк? – тем не менее попробовал возразить я.

– В таком случае, ни ты, ни я об этом уже не узнаем, не так ли? Ну, принимайся за дело. А мне нужно подготовить кое-какие заклинания.

Порой я гадаю, каково служить в армии, в которой трибуны и императоры знают свое место. Готов поспорить, это меньшее безумство по сравнению с тем, что выпадает на долю нумантийского воина. Йонг заявил, так же категорично, как и император, что отправится с первым десятком. Я возражал довольно вяло, и не потому, что заранее признавал свое поражение: командир разведки прекрасно владел ножом, а подобное умение мне сейчас очень требовалось.

Свальбард и Курти также вызвались идти впереди. Я долго колебался, так как мне хотелось, чтобы Курти, меткий стрелок, находился со вторым отрядом из двадцати человек. Однако в конце концов я уступил.

Последние два часа перед закатом я провел, скорчившись под обледенелым кустом и наблюдая сквозь снежные заряды за двумя мостами и островами, отмечая характерные приметы, которые можно будет разглядеть в темноте.

У меня за спиной армия готовилась к переправе. Тут и там сновали саперы, валившие деревья и подтаскивавшие бревна к берегу. Примерно двести пятьдесят человек – все, что осталось от Баранской гвардии, элитного полка Мируса Ле Балафре, при переходе через границу насчитывавшего больше трех тысяч солдат, – выдвинулись на восток, на милю вниз по течению, особенно не стараясь скрыть свое передвижение от майсирских наблюдателей.

Увидев застрявшую на мели перевернутую рыбацкую лодку, я попросил саперов вытащить ее на берег.

Когда стемнело, я вернулся в ставку императора. В просторном шатре, обогреваемом жаровнями, были накрыты столы. Я увидел копченую ветчину, консервированную рыбу, свежий бекон, только что выпеченный белый хлеб и даже устриц и сыр – лакомства, о которых забыл еще в Джарре.

Я едва не взбесился от злости, но затем понял, что этот ужин предназначается не для придворных, а для солдат штурмового отряда, первых тридцати, которым предстояло пойти вместе со мной, и десяти военных колдунов. Чуть поодаль ели двести гвардейцев, и хотя их трапеза была не такой роскошной, как у нас, все равно она превосходила то, что они видели в течение последнего сезона.

Солдаты выпачкали себе лица и руки грязью и срезали с мундиров все блестящее – медали, пуговицы, галуны. Помимо мечей и сабель каждый разведчик был вооружен длинным ножом, а многие к тому же имели мешочки с песком, утяжеленные свинцом.

Положив на хлеб толстый ломоть ветчины, я накрыл его куском сыра и полил все острым свекольным соусом. Впившись зубами в этот огромный сандвич, я на время превратился из первого трибуна в один огромный желудок.

К концу ужина к нам присоединился император, и я отдал необходимые приказания. На это ушло лишь несколько секунд. Тенедос тоже был одет во все черное; лицо и руки его были выпачканы в грязи. Солдаты не сразу его узнали; кое-кто из гвардейцев непроизвольно преклонил колено.

– Встаньте! резко проговорил Тенедос. – Сегодня я – не более чем один из вас. Церемониями займемся завтра. А сейчас – тишина и смерть. Смерть майсирцам.

Он отвел меня в сторону.

– Как я и думал, предохранительные заклятия были, - сказал император. – Обрати внимание, я сказал «были». Но майсирские чародеи ничего не почувствовали, даже если у них за спиной стоял сам проклятый богами азаз.

Все солдаты были опытными воинами, поэтому перед боем их не требовалось взбадривать пылкой речью. Мы терпеливо ждали. Одни притворялись, что веселятся, другие – что спят. Снегопад усилился до настоящего бурана, что было нам только на руку. Обратившись с краткой молитвой к Исе и Танису, я мысленно поцеловал Алегрию, оставшуюся в арьергарде с домициусом Биканером и 17-м полком, и мы шагнули в ночь.

– Стой! Кто идет? – послышался оклик, произнесенный громким шепотом.

– Калстор Невия и разведывательный дозор из десяти человек, – ответил я по-майсирски, используя один из сельских диалектов, изученных целую вечность назад в Ирригоне.

– Приблизиться одному человеку, чтобы я его узнал. Йонг пошел вперед, и из темноты к нему вышли две тени. Первый майсирец дернулся назад, получив удар ножом под подбородок. Второй, стоявший слишком близко, чтобы воспользоваться шпагой, отскочил в сторону, и я погрузил меч ему в бок. Его смерть сопровождалась некоторым шумом, но это не имело никакого значения, так как восемь нумантийцев уже бежали к посту, неслышно ступая сапогами, обернутыми бараньими шкурами. Мы ждали, застыв в напряжении, и наконец к нам вышел солдат с вымазанным грязью лицом, поднимая руку. Часовые на втором мосту также не успели поднять тревогу. Вскоре второй отряд присоединился к нам.

– Отлично, – тихо произнес я. – Помните, вы должны идти так, словно этот чертов мост принадлежит вам. И это действительно так. Только не переусердствуйте, хорошо? В конце концов, вы ведь все же майсирцы.

Плотным строем мы двинулись в сердце неприятельских позиций, громко стуча каблуками по мокрому дереву, словно на параде. Увидев, как в темноте блеснули зубы, я присмотрелся и разглядел Тенедоса. Наверное, мы подумали об одном и том же: много лет назад мы предприняли нечто столь же дерзкое и одержали победу.

Я мысленно воззвал к Исе – черт побери, а почему бы не к самой покровительнице Тенедоса, Сайонджи, моля ее быть в эту ночь с нами.

Следом за нами двигались остальные разведчики, полупригнувшись, бесшумно, держась середины моста. Шесть человек несли то, на чем я рассчитывал построить свой обман, – брошенную рыбацкую лодку. Считая шаги и отмечая ориентиры, я определял, когда мы доходили до одного из островов, и подавал знак. От колонны отделялся небольшой отряд.

Я не мог поверить, что майсирцы полностью доверились своей магии и выставили на мостах лишь по одному посту. И я оказался прав. Они действительно оказались гораздо осторожнее. Из темноты появился человек, размахивающий мечом. Но Курти был начеку, и его стрела впилась майсирцу в лицо. Тот схватил ее руками, выронив свой меч. Бросившись на него, я зажал одной рукой влажный рот, второй беспорядочно вонзая в грудь неприятеля кинжал Йонга. Когда я расправился с часовым, на мосту уже лежало еще четыре трупа – но один из них принадлежал нумантийцу.

Мы шли все дальше и дальше по этому бесконечному мосту. Наконец впереди темнота сгустилась до непроницаемого мрака, и деревянная дорожка закончилась. Здесь находился второй пост, охранявшийся по меньшей мере тридцатью солдатами. Наша наглость позволила нам пройти еще ярдов десять, но затем кто-то из майсирцев почувствовал неладное и поднял тревогу. Мы бросились на неприятеля, рубя и коля направо и налево, и почти все часовые были убиты, но кое-кому удалось бежать.

119
{"b":"2572","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Пищеблок
Облако желаний
Ласковый ветер Босфора
Патрик Мелроуз. Книга 2 (сборник)
Врачебная ошибка
Что можно, что нельзя кормящей маме. Первое подробное меню для тех, кто на ГВ
Колыбельная для смерти
Коктейльные вечеринки
Как сильно ты этого хочешь? Психология превосходства разума над телом